Вдали от мещан и невежд

0

Горят-кричат фанфары августа. Кажется, мир готов расплавиться. Стихли – дай Бог, чтобы не вернулись! — сирены, взрывы, навзрыд звучащие сводки. В объявленной концертной программе симфонического оркестра Ришон ле-Циона Третья симфония Бетховена («Eroika») и Второй фортепьянный концерт Шопена фа-минор. Дирижер Дан Эттингер. Солист Александр Корсантия

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Инна ШЕЙХАТОВИЧ

Фото: Roza Sampolinska и Эстер Эпштейн

 

Музыка, которую слушаем в зале, отличается от музыки из раковины мобильника или из необъяснимых мистических недр компьютера. Живая музыка – уникальна. Ведь это исполнение никогда не повторится, оно уйдет, канет. Отзвучит последний аккорд, замрут руки дирижера, через которые шел ток оркестру и залу, — и призрак неведомого, таинственного мира улетит. И только те, кому выпало присутствовать в зале, быть свидетелями, останутся сопричастными навсегда. Они будут соотносить единственный музыкальный вечер с фактами своей судьбы, с настроением, переживаниями,  тревогой, которые случились именно тогда; будут говорить: "…я как раз слушал…", — и делиться витражными кусочками памяти. Музыкальный вечер живой, как живая вода. Как тот луч света, который вырывает нас из ночной тьмы или порабощающего осеннего тумана.

Симфоническая программа, которую счастливцам предстоит услышать в Тель-Авиве и Ришон ле-Ционе, хороша во всех отношениях. Она включает симфонию, которая открыла в музыке новую эру. Сам композитор ее любил и ценил выше всех других своих симфоний. «Героическая» грандиозна, пленяет красотой мелодий, изысканными оркестровыми красками. Она неисчерпаема. Способна врачевать и дарить равновесие посреди ревущего океана бед.

В данном случае бетховенский жар, размах, космичность мышления сливаются с талантом большого, зарекомендовавшего себя тонким и оригинальным интерпретатором, дирижера Дана Эттингера. Истинные любители музыки, поклонники серьезного музыкального искусства, — не такого, как зомбирующая безликая попса или малозначительные поделки, — смогут оценить и масштаб дирижера, и масштаб оркестра, который по исполнительскому уровню не уступает лучшим европейским и американским коллективам.

Я – это к слову, немного из личного опыта, – послушала этими беспокойными днями несколько разных записей «Героической». После одного из прослушиваний (давнее исполнение, всемирно известный дирижер) заглянула в комментарии. И стало страшно. Разные люди сообщали о том, что «никогда бы не слушали эту муть, если бы не учебное задание». И что "…стошнило на 12-й минуте…" И еще много всего, отчего у меня стало тяжко на душе. Разумеется, свобода мысли и различия в восприятии имеют право на существование. Но грубая, изобилующая ошибками, душевно фальшивая и снабжённая вульгарными, оскорбительными выражениями лавина пошлости стала для меня личным тяжёлым переживанием… Бетховен, надеюсь, преодолеет это. Хотя – никто не знает точно…

Шопен — эта польско-французская стихия воды и пламени, жемчуга и грома, — возникнет в прочтении прекрасного музыканта Александра Корсантии. Его у нас в Израиле любят и ждут. Второй шопеновский концерт, написанный в фа-миноре, на самом деле был первым для композитора по времени создания. Он впервые прозвучал в домашнем салоне, поразил слушателей драматизмом и трепетным изяществом. (Шопен всегда так: горе и нежная улыбка, убийственный сквозняк и уютный шорох бальных туфелек – в его музыке рядом…). Так или иначе, это произведение — драгоценный подарок меломанам, всплеск острых воспоминаний, награда нежным сердцам. Концерт прекрасен и сильно волнует.

Итак, впереди концерт-откровение. Щедрый на открытия вечер,- я в этом убеждена. Шопен и Бетховен. Эттингер и Корсантия.

14 августа – Тель-Авив, зал Израильской оперы. 20.00.

15 августа – Ришон ле-Цион, Центр сценических искусств. 20.00.

Музыка – всегда езда в незнаемое. Для тех, разумеется, кто хочет искать и открывать в себе духовные горизонты, кто старается становиться лучше. Музыка – плавучий остров, который расположен вдали от мещан, невеж и невежд, подальше от тупых обывателей. Не забудем об этом. Счастливой музыки!

Сладкое бремя случая, или Глаза  Ануш 

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Добавить комментарий