Туманный рассвет

0

С каждым днем, прошедшим после заключения соглашения о прекращении огня, происходившее с 3 по 7 августа представляется все более странным и порождает массу новых вопросов и версий

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Петр ЛЮКИМСОН

 

"Ну вот, друзья, мы и пережили с вами еще один ядерный удар!" — эта легендарная, памятная многим обмолвка, сделанная ныне, увы, покойным журналистом радиостанции РЭКА Мордехаем Кармоном в дни Войны в Заливе 1991 года, невольно вспоминается, когда начинаешь подводить итоги недавней операции ЦАХАЛа в секторе Газы.

Напомним, как все началось. На позапрошлой неделе силы ЦАХАЛа арестовали одного из лидеров "Исламского джихада" в Иудее и Самарии Басама ас-Саади, на что организация пригрозила ответить ракетными ударами по территории Израиля из сектора Газы. Ну, казалось бы, пригрозила и пригрозила. Мало ли мы слышали в прошлом подобных и даже куда более страшных угроз, которые заканчивались пуском пары ракет по прилегающим к сектору пустырям, сопровождавшимся почти столь же беззубым ответным ударом наших ВВС?!

Однако на этот раз все было почему-то иначе. Угрозам "Исламского джихада" вдруг придали столь большое значение, что уже в минувший вторник, 2 августа, стали перекрывать автотрассы на юге, а жителям прилегающих к сектору населенных пунктов рекомендовали подготовить бомбоубежища. Мол, еще немного – и "Джихад" начнет обстрелы их домов, мы, естественно, не потерпим роста эскалации и ответим так, что мало не покажется. И это была первая странность, поскольку раньше никогда такое положение не вводилось, почти все дороги оставались открытыми и накануне возможного обострения, и в процессе контртеррористических операций. Зачем понадобилось прибегнуть к такой мере на сей раз, непонятно.

Прошла среда, затем четверг, напряженность на юге сохранялась, жители десятков мошавов и кибуцев были по-прежнему лишены свободы передвижения, альтернативный премьер Яир Лапид проводил совещание за совещание с министром обороны Бени Ганцем, начальником генштаба Авивом Кохави и другими руководителями силовых структур, а из сектора все еще не вылетела ни одна ракета! Более того, ХАМАС через египтян дал ясно понять, что ни в какой эскалации не заинтересован и намерен придерживаться соглашения о перемирии, достигнутого после операции "Страж стен".

Наступила пятница – и снова ничего! Военно-политическое руководство продолжало совещаться, израильтяне делали покупки к субботе, а из Газы – ни одного выстрела. Притом, что там не могли не заметить, как ЦАХАЛ подтягивает к границе все новые и новые силы.

Наконец, около 17:00 появились сообщения о том, что силы ЦАХАЛа, устав ждать, когда террористы начнут обстреливать нашу территорию, первыми нанесли удары по объектам "Исламского джихада" в секторе Газы. И почти сразу было объявлено о начале спецоперации "Рассвет" ("Алут а-шахар") с целью… предотвратить эскалацию на границе с сектором Газы и обеспечить безопасность мирных жителей. И это, согласитесь, тоже было несколько странно: операция началась почти на закате, а называлась почему-то "Рассвет". Да и вообще ситуация здорово напоминала знаменитый крик израильских торговцев перед закрытием рынка: "Балабайт иштагеа!" — "Хозяин сошел с ума!" в смысле все продает по дешевке.

Еще одна странность заключалась в том, что вопреки закону решение о начале операции было принято в обход военно-политического кабинета. Лапид и Ганц обошлись специальным разрешением юридического советника правительства Гали Баарав-Миары, что само по себе беспрецедентно. Позже госпожа советник заявила, что освободила премьера и министра обороны от соблюдения закона, поскольку они заверили ее: нет никакой опасности, что в результате операции начнется война.

Прошло не менее двух часов после начала действий ЦАХАЛа, прежде чем в руководстве "Исламского джихада" поняли, что хочешь — не хочешь, а выполнять угрозы придется. И в сторону Израиля полетели первые ракеты. Но обратим внимание: запуски осуществлялись боевиками только и исключительно "Исламского джихада", а руководство ХАМАСа вело себя так, словно происходящее его не касается. Ну, или почти не касается.

Дальше все происходило вроде по-взрослому, однако чем-то напоминало игру. ЦАХАЛ мобилизовал 25.000 резервистов. Бойцам подразделений спецназа была дана команда подготовиться к вступлению в Газу (судя по всему, некоторые туда вошли).

В течение всего вечера пятницы и в субботу Израиль бил по объектам "Исламского джихада" в секторе, максимально стараясь не допустить потерь не только среди мирного населения, но и среди боевиков ХАМАСа. Были поражены оружейные склады "Джихада", уничтожено несколько ракетных расчетов, ликвидированы два важных командира – командующий северным крылом "Бригад аль-Кус" Таисир Джабари и командующий южным крылом Халед Мансур. В секторе появились убитые и раненные, в том числе среди мирного населения. Джихадисты ответили массированным ракетным огнем сначала по югу и Негеву, включая традиционные Ашкелон, Ашдод и Беэр-Шеву, затем стали бить и по центру – Ришон ле-Циону, Бат-Яму, Холону и постепенно добрались до Тель-Авива. Несколько ракет упали даже чуть севернее "города без перерыва", еще несколько были явно нацелены на Иерусалим и аэропорт им. Бен-Гурион, но их сбили над Неве-Иланом и Модиином. Собственно, почти все ракеты были успешно поражены установками "Железный купол", так что жертв со стороны Израиля почти не было.

И тут произошла новая странность. Вряд ли нужно напоминать, что во время всех предыдущих операций ЦАХАЛа в Газе международная общественность мгновенно начинала возмущаться "непропорциональным ответом Израиля", призывала "прекратить убийства и страдания мирных жителей Газы" и все такое прочее. На это раз ЕС и США так же мгновенно признали право Израиля на оборону, ограничившись весьма мягкими призывами "не допустить убийства мирных жителей" и "как можно скорее достичь соглашения о прекращении огня".

Более того, Совет безопасности ООН, собравшийся на экстренное заседание по поводу эскалации конфликта в секторе Газы, впервые не стал осуждать Израиль, а представительница США Линда Томас-Гринфилд даже призвала Совбез осудить террористическую группировку "Исламский джихад", подчеркнув право Израиля на самооборону. И никакой осуждающей декларации! Становилась, как выразилась кэрролловская Алиса, все чудесатее и чудесатее.

Оппозиция в целом выразила поддержку правительству, по вопросу о правильности ликвидации лидеров "Исламского джихада" царил полный консенсус, а Биньямин Нетаниягу впервые за последний год встретился с Яиром Лапидом для ознакомления с ситуацией, их беседа продолжалась без малого час и, следовательно, была достаточно конструктивной. Внутри страны, включая арабские населенные пункты, царило полное спокойствие (пара демонстраций в Тель-Авиве и Умм эль-Фахме не в счет), а в Иудее и Самарии успешно продолжалась операция "Волнорез" и проводился арест новых подозреваемых в террористической деятельности.

В воскресенье, 7 августа, ракетные обстрелы израильской территории, как и удары наших ВВС по сектору Газы, продолжались, и после очередного совещания Яир Лапид сообщил, что Израиль делает все возможное для скорейшего прекращения эскалации (которую сам же, говоря как на духу, и инициировал), и ведутся интенсивные переговоры о прекращении огня при посредничестве Египта. ХАМАС заявил, что, как минимум, еще 48 часов вмешиваться происходящее не собирается.

Наконец, около полуночи того же дня перемирие вступило в силу, и операцию "Рассвет" можно было считать законченной. Жизнь начала возвращаться в привычное русло, пришло время подводить итоги, задавать вопросы и выдвигать версии.

За три дня операции были уничтожены два видных командира "Исламского джихада", атакованы сотни объектов джихадистов, включая мастерские по производству вооружений, склады, пусковые установки, расчеты ракетчиков, минометчиков и др. В целом ЦАХАЛ проделал поистине ювелирную работу — это признают военные обозреватели всех ведущих мировых СМИ.

"Исламский джихад", выпустив из сектора Газы более тысячи ракет и минометных снарядов, не смог нанести Израилю сколько-нибудь серьезного материального ущерба. Несколько израильтян получили легкие осколочные ранения, десятки получили легкие травмы по пути в убежища. Суммарно операция обошлась более чем в 500 млн шекелей и в целом подтвердила, что Авив Кохави является одним из лучших начальников генштаба за последние десятилетия.

С другой стороны, операция, согласно официальным заявлениям, преследовала своей целью нанесение инфраструктуре "Исламского джихада" в Газе максимального ущерба, и ее вряд ли можно считать достигнутой. Да, ущерб организации, безусловно, нанесен, но в целом "Бригады аль-Кудс" сохранили основной ракетный потенциал (6000-7000 ракет, по оценкам израильской военной разведки) и не понесли значительных потерь. Выяснилась еще одна деталь: заявление о том, что соглашение о прекращении огня достигнуто на основе принципа "тишина в обмен на тишину", — мягко говоря, не совсем правдиво. В рамках соглашения будут освобождены активист "Исламского джихада" Халил Увара, объявивший голодовку в израильской тюрьме, и Басам ас-Саадия, из-за ареста которого и произошла вся заварушка. Так что "Исламский джихад" все же кое-чего добился! Кроме того, правительство ХАМАСа в секторе Газы получит по соглашению дополнительные сотни тонн топлива, границы разрешенной рыболовной зоны будет несколько расширены, список разрешенных к ввозу в Газу товаров увеличен, как и количество выдаваемых ее жителям разрешений на работу в Израиле. Так что ХАМАС тоже однозначно в выигрыше. Израиль получил взамен гарантии спокойствия, которые у него, в принципе, и так есть.

Вот тут и возникает главный вопрос — кому и зачем нужна была эта операция, и могли бы мы обойтись без нее, сэкономив 500 млн шекелей?

Ответы, которые предлагают израильские политические и военные обозреватели, заметно разнятся в зависимости от взглядов и позиций.

Согласно версии, которой придерживаются наиболее идеологизированные журналисты 14-го канала ИТВ, речь идет не более чем о предвыборном трюке Яира Лапида и Бени Ганца, предпринятом, чтобы повысить популярность у правоцентристской публики и отобрать несколько мандатов у "Ликуда" и, возможно, у "Ямина", которая, похоже, и так осталась почти без мандатов. Сторонники этой версии напоминают: накануне выборов 2018 года Ганц и Лапид больше всего опасались, что тогдашний премьер Биньямин Нетаниягу спровоцирует эскалацию вокруг сектора Газы, объявит новую военную операцию, на этом фоне отложит выборы, а заодно наберет дополнительные очки. Теперь они сами решили действовать по такому сценарию, дабы убедить колеблющихся избирателей, что способны даже эффективнее, чем правые, решать проблемы в области безопасности и при необходимости поставить ХАМАС и "Исламский джихад" на место. Для этого они и спровоцировали напряженность на границе с сектором, а когда "Исламский джихад" не поддался на провокацию, сами развязали "маленькую войну", заранее заручившись поддержкой стран ЕС, США и, возможно, Египта, руководство которых заинтересовано в том, чтобы Яир Лапид остался в кресле премьера.

Заодно была задействована закулисная договоренность с ХАМАСом, получившим за свой нейтралитет определенные дивиденды. Оппозиция же, как и было рассчитано, оказалась в сложной ситуации, поскольку осудить операцию по определению не могла, озвучить приведенную версию тоже было не комильфо, и ей не оставалось ничего другого, как выступить в поддержку военных действий.

Факт, что Лапид и Ганц с самого начала предупреждали о непродолжительности операции и оказались правы, косвенно подтверждает эту версию. Равно как и слова Яира Лапида, что он, новый "Мистер Безопасность", никому не позволит не то что начать войну, но даже просто угрожать Израилю (следует признать, что на часть избирателей эта риторика подействовала, и популярность нынешнего премьера и министра обороны несколько возросла).

Но и слабых мест у данной версии не меньше, а то и больше, чем сильных. Начать хотя бы с того, что до выборов еще довольно далеко, и до тех пор эффект военного успеха дуэта Лапид-Ганц вполне может сойти на нет. Во-вторых, трудно представить, что если бы все именно так и обстояло, то хоть кто-нибудь из чиновников минобороны не "взбрыкнул" и не рассказал бы СМИ, что нынешнее руководство страны готово рисковать жизнями граждан ради победы на выборах.

Другая версия гласит, что мы имели дело с "генеральной репетицией" войны, которую, возможно, еще предстоит вести Израилю. В ходе нее был еще раз обкатан "Железный купол", проверена готовность различных районов страны к обстрелам, опробована система массовой эвакуации жителей при возникновении такой необходимости, работа тыловых служб и т.д. И, следует признать, результаты "репетиции" оказались очень даже неплохими. Эта версия, кстати, тоже предусматривает идею тайного сговора Израиля с ХАМАСом и руководством ПА, ведь подключись ХАМАС к конфликту, он мгновенно приобрел бы куда более значительные масштабы. Но ХАМАС и ФАТХ решили проявить сдержанность, поскольку понимают, что с началом войны в Украине палестинская проблема отошла на задворки международной повестки дня, и им вряд сейчас светит поддержка Запада.

Сторонники данной версии обращают внимание на принципиальную смену концепции: если раньше ЦАХАЛ не принимал никаких ссылок на то, что обстрелы Израиля осуществляет "Исламский джихад", и придерживался принципа "ХАМАС в Газе отвечает за все!", то теперь удары наносились точечно исключительно по объектам джихадистов, подтверждая высокое реноме израильской разведки. И удары эти работали на ХАМАС, ослабляя боевую мощь и, главное, имидж "Исламского джихада" в глазах населения сектора. Не исключено, что с переменой концепции связаны и слова экс-премьера Эхуда Ольмерта о возможности прямых переговоров с ХАМАСом, — или он просто первым "закинул удочку", как это уже было в 2004 году с планом одностороннего размежевания.

Чрезвычайно показательно и то, что сразу после окончания операции Яир Лапид созвонился с президентом Египта ас-Сиси, и они побеседовали "в теплой дружеской обстановке". Похоже, оба лидера изначально координировали действия и теперь подводили итоги организованной ими "маленькой войны" и обсуждали дальнейшие шаги. И это еще раз наводит на подозрение, что в нашем регионе что-то начинает меняться, что недавние враги могут превратиться в негласных партнеров, и происходить это будет на фоне усиления позиций Египта в регионе. Не исключено, что таким пониманием продиктовано резкое осуждение операции "Рассвет" и возвращение к антиизраильской риторике президента Турции Реджепа Эрдогана – давнего политического соперника ас-Сиси.

"Исламский джихад" в качестве цели, разумеется, выбран не случайно: если ХАМАС и ФАТХ, как уже было сказано, не заинтересованы в новом витке конфликта с Израилем, то "Джихад", будучи непосредственным сателлитом Ирана, строго следует всем поступающим из Тегерана указаниям, а там в эскалации очень даже заинтересованы.

Большинство обозревателей сходятся во мнении, что принципиально итоги операции "Рассвет" ничего не меняют: главными врагами Израиля остаются ХАМАС на юге и "Хизбалла" на севере, и никаких изменений в их позиции не произошло. Или пока не произошло. Однако операция еще раз продемонстрировала мощь и возможности еврейского государства и должна заставить лидеров обеих организаций дважды подумать, прежде чем ввязываться в новый конфликт.

"Новости недели"

Между позором и войной

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Добавить комментарий