Скупы, спекуляции и реал-политика

0

Вопреки нагнетаемой в отечественных СМИ истерии, тесные отношения между Израилем и его стратегическими партнерами не только сохранятся, но возможно, станут прочнее. Хотя неизбежны и издержки…

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Александр МАЙСТРОВОЙ

 

БАЙДЕН-НЕТАНИЯГУ: ЛЮБОВЬ И НЕНАВИСТЬ В ОДНОМ ФЛАКОНЕ

Спустя уже день после победы правого блока в популярном американском издании Axios появилась статья известного израильского журналиста сайта Walla Барака Равида под громким заголовком: "Скуп: США вряд ли будут работать с еврейским супрематистом (в данном случае подразумевается крайний националист), который, как ожидается, станет израильским министром". Это решение США, пишет Равид, — станет беспрецедентным событием, которое, вероятно, будет иметь негативные последствия для американо-израильских отношений.

Он не одинок в своих предсказаниях. Утверждение, что приход к власти "правых радикалов" подорвет дружеские отношения с ведущими стратегическим союзником Израиля, стали мантрой в отечественных СМИ, в том числе, и русскоязычных. Израиль, согласно этой логике, превратится в едва ли не государство-парию, страну обезумевших мракобесов — наравне с Россией, Ираном и КНДР. Факт, что Байден откладывал поздравление новому премьеру, только усиливал апокалипсические нотки в их комментариях.

Насколько все это согласуется с реальностью?

На следующий день после публикации прогноза Равида в The New York Times появилась статья, посвященная будущим американо-израильским отношениям. Это издание, традиционно приближенное к Демократической партии и во многом отражающее ее курс, делает акцент на двух моментах: личных отношениях между двумя лидерами и соотношении сил между правящей в США партией и Израилем по наиболее острым и конфликтным темам, таким как Иран и палестинская проблема.

"Когда президент Байден вступил в должность, он имел несомненное преимущество. Байден победил Дональда Трампа, который был близким союзником Нетаниягу, и ясно дал понять, что одной из его первых внешнеполитических инициатив будет перезапуск "ядерной сделки" с Ираном, которую премьер-министр Израиля отвергал и стремился подорвать. Тем временем в Израиле Нетаниягу предъявили обвинения во взяточничестве, мошенничестве и злоупотреблении доверием. Пройдет несколько месяцев, и он будет свергнут со своего поста. Теперь все изменилось. Надежды Байдена на "ядерную сделку" с Тегераном, похоже, не оправдались, а Иран начал поставлять России ракеты и беспилотники для войны в Украине. Опросы показывают, что президенту грозит болезненное поражение на промежуточных выборах. Между тем Трамп остается мощной силой в американской политике и, вероятно, снова будет баллотироваться в 2024 году. Нетаниягу же вернулся к власти с новой ультраправой коалицией… Постоянный источник напряженности — будущее палестинского государства — в наши дни почти не стоит на повестке дня, отчасти из-за разногласий внутри палестинского руководства. За 16 месяцев с тех пор, как Нетаниягу был свергнут, а затем вернулся к власти, мир изменился".

Мир действительно изменился – и не в пользу правящей в США партии. Неудачное правление нынешней администрации и ее неспособность решить экономические проблемы (инфляция в США достигла самого высокого уровня за 40 лет, в 2021 году она составила 4,7%, а в этом, по прогнозам МВФ, достигнет 7,7%) весьма болезненно отразились на рейтинге партии, и Байден, лишенный большинства в конгрессе и сенате, неизбежно превратится в "хромую утку". Это означает, что даже если его правительство и захочет пойти на какие-то санкции в отношении Израиля, то неизбежно натолкнется на сопротивление республиканцев в законодательном собрании.

Впрочем, до этого вряд ли дойдет. Ядро Демократической партии, включая Нэнси Пелоси и Чака Шумера, настроено весьма умеренно и порой даже дружественно по отношению к нашей стране. Мы не раз услышим укоризненные замечания по поводу "чрезмерного применения силы", как это сделал Блинкен, но, скорее всего, этим все и ограничится.

Главным проповедником "палестинского дела" выступает только так называемый "Отряд" (The Squad) в Демпартии из четырех непримиримых воительниц: Ильхан Омар из Миннесоты, родившейся в Сомали; Александрии Окасио-Кортес из Бронкса; Рашиды Тлаиб, родившейся в семье палестинских иммигрантов – из Детройта; и чернокожей воительницы за "расовую справедливость" Аянны Прессли из Цинциннати. Для них пламенная защита "палестинского сопротивления" стали частью "торгового бренда", посредством которого они прокладывают себе путь на политическом Олимпе. И для них нет разницы, кто находится у власти в Израиле, — МЕРЕЦ или религиозные сионисты: воинствующий прогрессизм как идеология априори отрицает право Израиля на существование.

Теперь стоит вернуться к статье в The New York Times и остановиться на еще одном специфическом аспекте – а именно, на личных отношениях между Нетаниягу и Байденом.

По словам авторов статьи, "это самые сложные отношения, колеблющиеся между теплотой и дракой, иногда в один и тот же день". Они ссылаются на мнение Денниса Росса, специального координатора по Ближнему Востоку при Билле Клинтоне. Если Нетаниягу и Обама не доверяли друг другу и не скрывали своей неприязни, то с Байденом отношения значительно сложнее и противоречивее, пишет Росс.

"Взгляд Биби на Байдена разительно отличается от взгляда Биби на Обаму, — указывает Росс. — Биби был убежден, что Обама пытается подорвать его позиции, а Обама был убежден, что Биби работает с республиканцами, чтобы подорвать его позиции. Байдена же он (Нетаниягу) рассматривал как человека, с которым порой не соглашался, но чье сердце и эмоции были с Израилем".

Нетаниягу откладывал звонок, чтобы поздравить Байдена, опасаясь рассердить Трампа. Байден отплатил ему ответной монетой, но это не более чем своего рода игра, не отражающая отношений между двумя лидерами.

"Байден часто с любовью отзывался о Нетаниягу, несмотря на их политические разногласия. Он рассказывал, как подарил ему фотографию с теплой подписью: "Биби, я ни черта не согласен с тем, что ты говоришь, но я люблю тебя". "У Байдена есть инстинктивная приверженность к Израилю", — подчеркивает Росс.

Во время последнего визита в Израиль президент США был искренне рад увидеть среди встречавших "друга Биби", с которым с удовольствием обменялся приветствием.

Конечно, обе стороны будут так или иначе пытаться переиграть друг друга. Нетаниягу станет призывать к более решительным действиям против Ирана, Байден — добиваться, чтобы Израиль отказался от политики нейтралитета в российско-украинской войне и занял сторону Киева. Однако все это ни в коей мере нельзя назвать конфликтом и тем более — драматическим разрывом.

Теперь что касается спекуляций вокруг Бен-Гвира. Прежде всего, внешняя политика, как и ключевые вопросы безопасности, в Израиле традиционно сосредоточена в руках премьер-министра, и пост главы министерства внутренней безопасности, на которое претендует Бен-Гвир, будет иметь опосредованное значение. Нетаниягу, несмотря на риторику, известен своей осторожностью и без сомнения воспрепятствует любым провокациям, особенно на Храмовой горе. Борьба нового министра с арабским криминалом в Негеве, Галилее и городах со смешанным населением вряд ли сколько-нибудь привлечет внимание Вашингтона. Можно ожидать, что американская администрация выступит — и возможно, в резкой форме — против строительства в поселениях, однако, как было сказано выше, палестинская тема неизбежно останется на периферии внимания Белого дома, учитывая бесчисленные внутренние и внешние проблемы США в целом и Демократической партии в частности.

Наконец, назначение того или иного политика на тот или иной пост никогда еще не отражалось на отношениях между Израилем и США. Рехаваам Зеэви, сторонник мирного трансфера арабов, занимал пост министра туризма, а Авигдор Либерман, которого на Западе называли "ультраправым националистом", — посты главы МИДа и министра обороны в правительствах Нетаниягу. Все это совершенно не повлияло на отношения ни с США, ни с другими государствами. Конфликт между Нетаниягу и Обамой менее всего был вызван риторикой Либермана.

Отношения со Штатами, скорее всего, останутся прочными, устойчивыми и разносторонними, какими оставались даже в каденцию Обамы.

"НЕБЕСНЫЙ ЩИТ" ДЛЯ ЕВРОПЫ

Что касается остального мира, то и здесь вряд ли стоит ожидать серьезных изменений.

Европейский Союз трудно назвать структурой, расположенной к еврейскому государству. Тем не менее, в случае, когда идеологические предпочтения наталкиваются на реал-политику, победу неизбежно одерживает последняя.

Впервые за всю историю страны ЕС нуждаются в Израиле. Нуждаются они в двух вещах – энергоносителях и оружии. В июне прибывшие в Иерусалим председатель Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен и экс-премьер Италии Марио Драги не скрывали: Европа жаждет покончить с зависимостью от российских углеводородов в ближайшие пять лет, и экспорт израильского газа представляет собой отличную возможность сделать это максимально быстро и безболезненно.

"Мы решили отказаться от зависимости от российских энергоресурсов и перейти от России к надежным партнерам", — заявила фон дер Ляйен на церемонии подписания в Каире трехстороннего Меморандума между Израилем, ЕС и Египтом о поставках газа в Европу.

"Это потрясающий момент: Израиль становится ключевым игроком в мировой энергетике", – справедливо заявил Яир Лапид, занимавший тогда пост главы МИДа.

Приглашение Нетаниягу президентом Франции Эммануэлем Макроном в Париж "в ближайшее время" — тоже, скорее всего, выражение заинтересованности в израильских энергоносителях. Нет сомнения, что Макрон предпочел бы иметь дело с Лапидом, но политические симпатии оказываются на обочине, когда дело доходит до стратегических интересов.

Одновременно Израиль превращается в крупного поставщика современного оружия Западной Европе, застигнутой врасплох масштабным конфликтом на Украине и абсолютно не готовой к полномасштабной войне на европейской земле. 25 февраля, после вторжения России в Украину, Шольц объявил, что Германия резко увеличит расходы на оборону. Спустя неделю он прибыл в Израиль. Визит, судя по всему, был экстренным. Шольц первоначально намеревался посетить Иорданию и ПА, но отменил эти поездки. А вскоре Берлин обратился к Иерусалиму с просьбой о поставках Германии системы противоракетной обороны "Хец-3". Так волею судеб (история – дама с удивительным чувством юмора) еврейское государство будет обеспечивать безопасность немецкого народа, одновременно поставляя ему газ для обогрева.

ПРАВАЯ ВОЛНА И ЛЕВЫЙ ПРИЛИВ

Развивая связи с Брюсселем, новое правительство сможет устранить крен в сторону глобалистов и евробюрократии, допущенный прежним правительством. Яир Лапид демонстративно игнорировал правые партии, набирающие силу в Старом свете. Так, он предпочел не заметить триумфальную победу движения "Братья Италии", и вряд ли случайно, что новый премьер-министр Италии Джорджия Мелони (кстати, последовательная сторонница Израиля) одной из первых направила поздравления Нетаниягу.

Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан тоже был подвергнут остракизму Лапидом – и тоже не скрывал своего удовлетворения.

"Мазл тов! Великая победа Биньямина Нетаниягу в Израиле! Трудные времена требуют сильных лидеров. С возвращением!", — написал он в Twitter, сфотографировавшсь с недавно опубликованной автобиографией Нетаниягу. Следует напомнить, что именно Венгрия Орбана была в последнее время наиболее решительным союзником Израиля, накладывая вето на сомнительные и часто антиизраильские предложения ЕС.

Доволен исходом выборов премьер-министр Индии Нарендра Моди, не пользовавшийся симпатий со стороны прежнего правительства. Хотя Бени Ганц нанес визит в Дели, уровень сотрудничества с восходящей азиатской державой был немного ниже, чем при Нетаниягу.

"Мазл тов, мой друг Нетаниягу, за ваш успех на выборах! Я с нетерпением жду продолжения наших совместных усилий по углублению стратегического партнерства между Индией и Израилем", — написал Моди после выборов в Кнессет.

Весьма интересно, что нового премьера поспешил поздравить и глава Украины Владимир Зеленский. Не исключено, что Киеве рассчитывают на поддержку столь авторитетного в мире политика, коим является Нетаниягу, однако, по всей вероятности, преемственность израильской политики сохранится: в Иерусалиме будут и далее придерживаться нейтралитета. Израиль, симпатизируя Украине и оказывая ей гуманитарную помощь, вряд ли захочет вовлечения в конфликте, который способен привести к прямому столкновению с Москвой на северной границе.

Вероятно, возвращение к власти Нетаниягу придаст новый импульс усилиям по налаживанию отношений с арабским и мусульманским миром. Опыт, прагматизм и предсказуемость Нетаниягу рассматриваются исламскими умеренными режимами как залог стабильности подписываемых соглашений. Как мы помним, решение министра экологии Тамар Зандберг заморозить строительство нефтепровода "Europe–Asia Pipeline" из ОАЭ к Красному морю вызвало возмущение эмиратов, поставив под угрозу "Соглашения Авраама".

Вряд ли победа правых партий в Израиле повлияет на отношения с Турцией. Эрдоган посчитал целесообразным для себя укреплять отношения с арабскими государствами и Израилем, чтобы нейтрализовать усиливающееся доминирование Ирана. Новое правительство Израиля, как и прежнее, будет заботиться о том, чтобы сближение с Турцией на повлияло на союз с Афинами и Никосией.

Впрочем, приход к власти нового правительства будет иметь и неизбежные издержки. В Южной Америке наблюдается устойчивая тенденция возращения к власти левых и даже крайне левых политиков, таких как Лула да Силва в Бразилии, Габриэль Борич в Чили, Педро Кастильо в Перу, Альберто Фернандес в Аргентине, Густаво Петро в Колумбии (еще недавно — глава леворадикальной партизанской группировки "Движение 19 апреля"). Все они, мягко говоря, не слишком дружественно относятся к Израилю в принципе, а успех правых в нашей стране наверняка сподвигнет их на еще более воинственную риторику и разного рода демарши. Усилятся нападки на Израиль со стороны структур ООН и леворадикальных организаций. Однако не стоит заблуждаться: для всех них Израиль останется "бельмом на глазу", даже если страну возглавит "Шалом ахшав".

"Новости недели"

Майя ГЕЛЬФАНД | Нашего Израиля больше нет?

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Добавить комментарий