Лиора ШВАРЦ | Из страха смерти

0

Почему к власти в XXI веке продолжают приходить фундаменталисты? Что общего между мифами о ведьмах и суккубах, праворадикалами, гомофобией и хиджаб-революцией в Иране?

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

 

СТРАХ "ОКОНЧАТЕЛЬНОЙ СМЕРТИ"

Я поясню. Любой сложный живой организм стремится к продолжению рода. Передавая свои гены потомству, организм в известном смысле обеспечивает себе бессмертие. Дети – единственный способ избежать полного исчезновения. Пока на земле есть люди с твоим ДНК – ты сам хоть сколько-то жив.

С древних времен женщина наделялась магической силой из-за способности дарить жизнь. Она спасает мужчину от полного исчезновения с лица земли его ДНК. Но она же может и "отнять жизнь", если понесет не от супруга, а от стороннего мужчины. Оставшись в результате обмана без кровного потомства, мужчина тем самым "умирает окончательно".

Таким образом, неконтролируемая женская сексуальность в патриархальных обществах бросала вызов самой жизни. Это дикий, древний, глухой, неосознанный, но всеобъемлющий страх – страх "окончательной смерти".

Возможно, именно из-за него в, например, еврейском и исламском праве блудниц приговаривали к побиению камнями. Столь страшная кара за обычный, хоть и "незаконный" секс? Но ведь это не "просто секс" – мы говорим по факту о лишении мужчины жизни. Поэтому и приговор – "высшая мера наказания". Жизнь в обмен на жизнь.

И, возможно, именно поэтому, начиная с древних времен, образ женщины в мифологии был связан не только с плодородием (вспомним всех богинь земледелия), но и со смертью. Испокон веков женщину ассоциировали с демонами, темными силами, самим сатаной. Ей приписывали магические свойства, ее демонизировали. Во многих культурах женщина – источник зла и искушений.

Таким источником стала, согласно авраамическим религиям, и праматерь всех людей – Ева. Вступив в контакт со Змеем (фаллический символ в ряде культур), она лишила Адама бессмертия. И понеслось… Средневековая церковь издает трактаты о женской блудливости. Женихов пугают, что у женщины в промежности – зубы. Легенды о страшных ведьмах, шабашах с участием сатаны, суккубах — список очень долгий.

Именно женщина, ведьма — главная подруга дьявола, то есть смерти. Магические возможности женщин в представлении древних были столь сильны, что представляли опасность для мужчин. Во многих архаичных культурах беременных и менструирующих женщин нужно было физически ограждать от мужчины, чтобы случайно не феминизировать и его. В еврействе это "нида" – запрет мужу прикасаться к жене во время менструации.

Во все – патриархальные – времена общество стремилось контролировать женскую сексуальность, зачастую физически пряча ее красоту. Во-первых, чтобы избежать кровопролития, ведь если на женщине – платок, бурка, длинные скромное одежды, то это показывало (и показывает сегодня в ряде культур), что за насилие и недозволенный сексуальный контакт возможна кровная месть. Во-вторых, это способ продемонстрировать замужний статус женщины, тот факт, что дама отныне может иметь потомство только от одного мужчины.

А НЕВЕРНОСТЬ МОЖЕТ СТОИТЬ ЕЙ ЖИЗНИ

И да. Гомофобия — это такой же страх смерти, поскольку гомосексуальность сына или внука оставляет очень мало шансов на дальнейшую передачу ДНК.

Религиозное мышление – это, среди прочего, тоже страх смерти. Надеясь на наличие души, мы верим, что не умираем окончательно.

Так что борьба с равноправием женщин – это во многом страх смерти, т. к. эмансипация предполагает сексуальную свободу. Когда религиозные фундаменталисты приходят к власти, можно ожидать ущемления женщин в правах. К примеру, раздельное образование. Невинная, казалась бы, вещь. Но автоматически закрывает для женщин-преподавательниц многие двери. И закроют их они – мужчины. Боящиеся смерти.

Соглашаясь следовать порой унизительным "меткам", женщина или уступает мужской физической силе, или же уступает традиции. Как на известной карикатуре мусульманка в парандже, стоя рядом со своим мужем, говорит: "Я ношу хиджаб по собственному выбору". В следующем "кадре" она стоит уже в сомбреро и говорит, что может носить его, если захочет. А в последнем кадре – она же, но уже с подбитым глазом, говорит "…но предпочитаю хиджаб".

Чем надежней женщина защищена законом и равными правами, тем меньше ее нужно защищать от сексуальных притязаний "бурками", а ее отца и братьев – от кровавых разборок.

Во время войн, конфликтов, эпидемий и экономических кризисов собственная смертность осознается особенно остро. Эволюционный механизм — стремление оставить потомство перед угрозой смерти. Ультраправые, которые нередко "под шумок" приходят к власти в периоды нестабильности, часто в первую очередь отправляли женщин на кухню и рожать, как было, примеру, в нацисткой Германии.

Все от желания жить. Но когда перед вами кто-то говорит, что геи не должны создавать семьи, знайте: они боятся, что закончится их род.

Когда кто-то говорит, что у женщин не может быть равных прав, а еще лучше пересадить их на задние сидения автобусов, знайте, что они боятся "окончательной смерти".

Когда вы смотрите на отважных иранских девчонок, бросающих вызов режиму, знайте – они сражаются даже не с аятоллами, а со страхом смерти. Не за куски ткани на головах их убивают, о нет. Убивают те, кто сам боится умереть.

А теперь вопрос. Почему из-за мужских экзистенциальных страхов должны страдать и умирать женщины?

Причем тут мы?

9tv.co.il

Ксения СВЕТЛОВА | "Мы все Исраа"

Напоминаем: позиция авторов рубрик "Автограф" и "Колумнистика" может не совпадать с мнением редакции.

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Добавить комментарий