Прощайте, «Маэстро Солдат»!

0

Не стало Эмиля Генриховича Зигеля, одного из старейшин израильского Союза ветеранов Второй мировой войны – бойцов против нацизма, бывшего фронтовика, гвардии полковника в отставке, кавалера многих боевых и других наград, профессора музыки, члена трех международных академий, лауреата Всесоюзных музыкальных фестивалей и конкурсов, пианиста, аккомпанировавшего Марку Бернесу. Ему было 97 лет…

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Лазарь ДАНОВИЧ

 

Перечисление всех заслуг и званий Эмиля Зигеля заняло бы еще не одну строку, но главное его качество уместилось бы в самую короткую фразу:

«Прекрасный человек, проживший достойную, долгую и красивую жизнь».

Я знал его около двух десятков лет – с тех пор, как начал работать в «Вестях» и, кроме прочих своих служебных обязанностей, редактировал еженедельник «Ветеран и воин» — еженедельное приложение к газете.

Сколько раз мы побывали в Реховоте, на встречах с читателями, уже не припомнить. Там был «один Зигель» — человек аристократической внешности, одетый всегда элегантно и со вкусом – хоть сейчас на сцену! Возраст тут значения не имел, он только подчеркивал породу. Эмиль садился в первый ряд и очень внимательно слушал, потом задавал точные и интересные вопросы. А после «официальной части», за традиционным угощением – вареная картошка с селедкой плюс «фронтовые сто грамм» — он иногда рассказывал о судьбе и о войне, о музыке и о жизни. Порой из этого складывались интервью, порой – его собственные выступления в нашей газете.

А на всех праздничных банкетах в честь Дня Победы, это был «второй Зигель» — офицер в великолепно сидящем мундире, увешанном множеством наград. И аксельбант, и кортик, и белые перчатки – все честь по чести. Сфотографироваться с таким «настоящим полковником» хотели очень многие – от министров и депутатов до послов и военных атташе. Удостаивался такой чести и я.

Однако и там, и там это был просто Эмиль, улыбчивый и доброжелательный, мудрый и благородный человек из уходящего поколения наших отцов, едва ли не последний из плеяды еврейских интеллигентов, прошедших ту страшную войну. Один из тех, кому мы обязаны слишком многим, но отдать смогли слишком мало…

… Я помню, как он чуть ли ни со слезами на глазах рассказывал мне о том, что пережил, когда узнал о тяжелом ранении внука, бойца Армии обороны Израиля. Вот уж поистине: спасибо деду за Победу, а внуку – за защиту Израиля!

Я помню, как он садился к роялю, и сразу становилось понятно: мастер. «Маэстро в погонах» — это о нем. И не сразу — в полковничьих, ведь были и курсантские, и лейтенантские, и капитанские после Победы. И всегда была музыка, хотя побывал он и радистом, и связистом, даже сыном полка поначалу был, когда остался чудом в живых после того, как погибла вся его еврейская семья…

Я помню вас, Эмиль, мы все вас помним и будем всегда помнить, покойтесь с миром.

Вы вспоминали, как трижды на концерте пел «Темную ночь» на «бис» Бернес под ваш аккомпанемент. Теперь о вас и о нем, обо всех наших воевавших отцах звучит в ушах неизбывное:

«Настанет день, и с журавлиной стаей я проплыву в такой же сизой мгле…»

Вы там, но вы с нами, «маэстро солдат»!

Юрий ТАБАК | Марш-бросок к жизни

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Добавить комментарий