Если бы жить в нежестоком мире…

0

…Чудо театра, его детская игра, воля, обольщение — начинаются со зрительского участия. С умения и неотъемлемого свойства любого человека придумывать, фантазировать, считывать метафоры, достраивать образы. В лондонском шекспировском театре «Глобус» на сцене ставилась палка с надписью «лес» или «дворец» — и публика, самая разная, объединенная всего лишь любопытством, могла всё происходящее понять, додумать

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Инна ШЕЙХАТОВИЧ

Фото: Александр Ханин

Полотно, развевающееся, рвущееся на ветру, маски, веточки, деликатно напоминающие японские дали и сакуру, манекены, аккумулирующие многие актуальные символы и приметы, создающие актуальность – из этих частичек складывается большой мир спектакля. Пространство, в котором летит алая птица, невидимые бульдозеры вгрызаются в плоть земли, говорящие собаки дают людям пример человечности. И эти ткани, маски, зонги, несущие в зал правильные идеи, создают правильный мир. Хотя бы на время спектакля.

Я говорю о «Dogs», новой работе Израильского ТЮЗа. Театра Шауля Тиктинера. Замечательного режиссера Шауля Тиктинера. Повесть Константина Сергиенко для детей и юношества «До свидания, овраг» вдохновила израильского драматурга Марка Азова. Были написаны стихи, — по мне, так излишне пафосные. Актеры разные: и новенькие, только приехавшие в Израиль, и ватики, давно идущие с ТЮЗом одной дорогой. Так возник новый материал, своеобразный зонг – перформанс.
Музыка Дмитрия Петровского выполняет в постановке одну из ведущих, формообразующих задач – и с нее я начну. Песни-плачи, песни-исповеди идут в зал лавиной. Пульсируют в ключицах. Бьются, стучатся в зрительские души с принципиальной и решительной силой. Будят очень серьезные, подчас глубоко спрятанные в суете, в мельтешении будней чувства и ассоциации. Требуют диалога. Ответа.

История, которую, вслед за писателем Константином Сергиенко и драматургом Марком Азовым, рассказывает театр, — это реалистичная сказка. Собственно, от сказки там всего несколько процентов (если возможно в искусстве употреблять такой критерий, как процентная составляющая). Собаки, кот, умеющие разговаривать. Вот и вся сказочная выдумка. Тема противостояния сил, групп, желание присвоить чужое, война… Жестокость, нежность, любовь, одиночество, преданность и предательство… Всё это реализм. Да еще какой!..

Можно просто написать лозунг «Давайте жить дружно» — и никого это не заденет, никуда не позовет. А можно сыграть, спеть, прожить высокую волну эмоций – и зал будет зачарованно думать. Думать – это главное слово, слово-ключ. И это есть задача и главная миссия искусства — предложить подумать. Стимулировать мысль.
…Овраг – место жизни бездомных собак. И кота Ямомото. И Художника, который не сделал карьеры, не преуспел, не был востребован… Собаки считают овраг домом. И очень боятся этот дом потерять. У них – как и у людей – разные судьбы и проблемы. Кого-то бросили, забыли – а он (она, в данном случае) думает, что это гримаса злой судьбы. Кто-то верит в чудо, в то, что справедливость восторжествует, а кто-то цинично и покорно отказывается от надежд и оптимизма…

Все эти четвероногие — психологические, узнаваемые типы. И истории каждого – знакомы. Приход бульдозеров – словно катастрофа любого сообщества, дома. Война, на которую никто, ни под какими лозунгами не имеет права. Разрушение дома маячит, пугает всех людей в мире, который тогда становится для людей чужбиной.
О хрупкости, о ценности своего жилья, своей маленькой, личной планеты говорят и поют актеры в «Dogs». Хотя – если отбросить идеи и символы – строить на месте оврагов надо. Стройка бывает очень полезна…

Если определять, какому возрасту я бы рекомендовала этот грустный и теплый, удивительно взволнованный спектакль, то, вероятно, можно сказать так: умным взрослым, думающим и сердечным детям, лет примерно с тринадцати… И всем тем, кто считает людей, искусство, человечность важными вещами. Вы скажете: эта публика и так умна и хороша, но как быть с теми, кто не в теме, не в атмосфере добра и красоты, — как с ними? Я не верю, что этот контингент доходит до театральных подъездов. Как-то так…
Теперь немного об актерах. О тех, кто вочеловечил и оживил идеи, оригинальные приемы режиссера.
Весь коллектив, все жители страны «овраг» работают слаженно, увлеченно. Творчески. На совесть.
Влад Пейсахович – Хромой. Он трогательный, милый, романтичный. Палитра актерских красок разнообразна. Яркий, интересный, рельефный, пластичный образ кота Ямомото создает Ярослав Ткачук. Черный – Габи Бергольтс. Он имеет свой рисунок в этом сюжете-размышлении, свою интонацию. Запоминается.

Все типажи, все герои объединены общим стилем, режиссерской фантазией. В маленьком доме-овраге нам показывают и мечту, и трагедию, и сны о другом, гармоничном существовании. Все – Алла Гаврилова, Александра Андреева, Руслан Рудный, Анастасия Вриндавати, Мишель Иоффе, Рэми Брагинская, Полина Кузьмина, Илона Додзин, Николь Сальвани – делают свою театральную работу увлеченно и качественно.

ТЮЗ Шауля Тиктинера – союз стойких и бесстрашных. Театр для юных и молодых душой. А сам режиссер, тридцать два года идущий по нашим родным, израильским шипам, умеющий творить и убеждать, снова победил.
Увидите в афише «Dogs» — идите смотреть; и, я уверена, вы со мной согласитесь. Театра всем вам!

И выросло дерево…

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Добавить комментарий