Совсем не по-детски

0

У кого пeдoфилы вызывают не омерзение, а сочувствие и понимание

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Петр ЛЮКИМСОН

Прошло несколько недель с момента показа по 13-му каналу ИТВ очередного выпуска программы Сиван Коэн-Сабан "Рэга а-эмет" ("Момент истины"), а вспыхнувшие после нее страсти никак не утихают. Одним из главных вопросов, который занимает активных пользователей социальных сетей, заключается в том, кто те крупные бизнесмены, деятели нашей системы образования и общественные деятели, которых покрывают полиция, прокуратура и суд по "делу о педофилах"? Хотя на самом деле, если задуматься, вопрос заключается совсем не в этом…

Новое расследование Сиван Коэн-Сабан, одной из лучших израильских журналисток, недавно вернувшейся к работе после второго декретного отпуска, посвящено делу известного "охотника за педофилами" Эльада Бен-Нуна. На протяжении ряда лет Бен-Нун, представляясь то девочкой, то мальчиком-подростком, отслеживал в сети педофилов, назначал им встречу и затем сдавал их полиции.

Однако, как он сам рассказал на допросе в полиции, как-то один из педофилов, явившийся на такую встречу, предложил Бен-Нуну 5000 шекелей за то, чтобы он от него "отвязался". И, по словам его адвоката Чарли Сабага, Бен-Нун не сумел устоять перед искушением и взял деньги. В итоге любовь к деньгам, увы, оказалась у него сильнее неподдельной и поначалу бескорыстной ненависти к педофилам. Со следующего педофила, оказавшегося профессором университета, Бен-Нун потребовал уже 50000, и, к его удивлению, тот без всяких споров выложил эту сумму. После этого Бен-Нун лишь увеличивал ставки, а некоторых педофилов просто "ставил на счетчик", заставляя выплачивать ему тысячи и тысячи шекелей в месяц "за молчание". Это позволяло ему арендовать огромную квартиру в Тель-Авиве за 14000 шекелей в месяц, ездить на шикарных машинах, устраивать роскошные вечеринки для друзей и даже стать одним из спонсоров известного футбольного клуба.

Впрочем, даже на этом этапе в нем все еще что-то оставалось от прежнего идеалиста. Со всех своих жертв Эльад Бен-Нун брал расписку о том, что подписавшийся больше никогда не приблизится к ребенку и что ему известно, что выплачиваемые им деньги пойдут на благотворительные цели. И Эльад действительно щедро тратился и на благотворительность: осуществлял постоянные денежные переводы интернатам и клиникам для тяжело больных детей; устраивал праздничные вечера с подарками в детских отделениях различных больниц…

Так продолжалось до того дня, когда один из ставших жертвой Бен-Нуна сам явился в полицию и подал жалобу на шантаж и вымогательство. Вскоре Бен-Нун был арестован, его компьютер и мобильный телефон были конфискованы, и на допросе он почти сразу признался в инкриминируемом ему преступлении. При этом он попытался представить себя борцом за идею, стал объяснять, как он ненавидит тех, кто насилует и развращает малолетних, но следователь сходу пресек эту его попытку. "Ты – подонок! – сказал он. – Ты пытался вызнать, кто с кем спит, влезть в чужую жизнь хороших людей и на этом заработать!".

В итоге против Бен-Нуна было подано обвинительное заключение; суд признал его виновным и приговорил к 11,5 годам тюремного заключения, одновременно запретив публикацию каких-либо подробностей этого дела, не говоря уже об оглашении имен свидетелей.

Адвокат Бен-Нуна Чарли Сабаг заявил, что речь идет о беспрецедентно суровом наказании за преступление такого рода, и в ближайшее время он намерен опротестовать приговор в Верховном суде. Он также обращает внимание на то, что суд отказал его подзащитному в просьбе о переводе под домашний арест до вынесения приговора, и с момента задержания Бен-Нуну ни разу не дали выйти из тюрьмы.

Если для кого-то эта история на этом месте заканчивается, то, по мнению Сиван Сабаг-Коэн, тут как раз все и начинается. Дело в том, что при исследовании памяти мобильного телефона и компьютера Бен-Нуна была обнаружена его переписка с 96 мужчинами в возрасте от 30 до 72 лет, которые выражали заинтересованность в сексе с мальчиками и девочками 12-15 лет. Больше того: когда Бен-Нун несколько раз подчеркивал, что ведет речь от имени подростка, а можно сказать, и ребенка, это еще больше "заводило" его собеседников, и они начинали обещать золотые горы и райские кущи в обмен на удовлетворение своей похоти.

Таким образом, у полиции вроде бы появился список 96 человек, в отношении которых были все основания начать расследования в педофилии. И среди эти 96 были весьма уважаемые и даже известные на всю страну лица. Возможно, у кого-то из них это был только первый опыт соблазнения ребенка, но в любом случае подобные подозрения заслуживали того, чтобы быть проверенными.

И вот тут и начались первые странности. Когда обозреватель 13-го канала Маор Цур попытался рассказать об этом деле в выпуске новостей, ему сначала мягко намекнули, что этого делать не надо. Цур стал настаивать, так как дело показалось ему крайне важным, особенно с учетом замешанных в нем лиц. Понятно, что он не собирался нарушать судебный запрет на публикацию имен, но даже намек на тех, кто значится в этом "списке 96", мог произвести эффект разорвавшейся бомбы. И тогда Цуру ясно дали понять, что он должен заткнуться, а вскоре обстоятельства сами собой сложились так, что он был вынужден оставить работу на телевидении.

В "Моменте истины" Сиван Коэн-Сабан интервьюирует главу следственной группы по этому делу.

– Вызываемые на допрос свидетели признавались в том, что у них были сексуальные контакты с несовершеннолетними? – спросила она полицейского.

– Там не всегда речь шла о несовершеннолетних. Я бы обозначил это как внебрачные отношения, огласки которых они все опасались. Но многие подтверждали, что у них были и отношения с очень юными мужчинами и девушками, – последовал ответ.

– То есть, если называть вещи своими именами, то, по меньшей мере, часть ваших собеседников, признавалась в педофилии, и вы не предпринимали против них никаких мер? Даже не пытались открыть уголовное дело?!

– В рамках данного дела они были для нас жертвами шантажа, пострадавшими, а не подследственными. А так как формально следствие против них не велось, то у нас не было против них никаких улик.

– Вы не могли проверить память их мобильных телефонов?

– Нет, конечно, поскольку, повторю, они не значились подозреваемыми.

– Но ведь у вас были записи их разговоров с Бен-Нуном, представлявшимися подростком. Неужели это не было достаточным основанием для открытия дела, проверки того, были ли среди их сексуальных партнеров дети и подростки, и если было, то сколько?!

И дальше журналистка подводит первые итоги: прокуратура также не пожелала посмотреть на данное дело с этой стороны, и против педофилов не велось расследование. Затем начался суд, где педофилы, выступая в качестве свидетелей, один за другим давали суду показания, в которых признавались в том, что время от времени вступают в сексуальные отношения с детьми, и боятся, что об этом кто-то узнает. И судья не только не выражал своего возмущения, а тепло благодарил за показания и вызывал следующего свидетеля.

Итог: шантажист, но одновременно все же и охотник на педофилов Эльад Бен-Нун сидит в тюрьме, а 96 выслеженных им педофилов разгуливают на свободе, причем среди них (и это установлено абсолютно точно!) есть те, кто работает среди детей и подростков. А некоторые их них входят в деловую, государственную и политическую элиту, и в этом качестве принимают решения, касающиеся всего общества. Сколько еще детей и подростков станут их жертвами прежде, чем они будут пойманы? Если, конечно, они вообще будут когда-нибудь пойманы.

В кругу коллег Сиван Коэн-Сабан призналась, что понимает: она затронула лишь верхушку айсберга, поскольку число педофилов, а также масштаб детской проституции в Израиле, судя по всему, огромны, и это явление растет как снежный ком.

"Моя близкая подруга, которая по работе вынуждена часто появляться в районе тель-авивской Таханы мерказит, – рассказывает Сиван, – как-то сказала мне: "Если бы ты видела, какие марки машин приезжают туда, где стоят дети, готовые отдаться за деньги; если бы ты увидела, кто именно сидит в этих машинах, ты не поверила бы своим глазам. Но, тем не менее, это факт!"

Журналистка Таль Левин спросила Сиван Коэн-Сабан, не кажется ли ей, что за попытками замолчать "дело педофилов" в СМИ стоят какие-то политические соображения?

– К сожалению, жизнь в Израиле настолько политизирована, что этот момент, безусловно, присутствует. Мы все сейчас разделились на тех, кто "Только Биби!" и "Только не Биби!", и редакторы СМИ учитывают, как та или иная информация повлияет на симпатии или антипатии публики по данному вопросу. Но ведь это уже безумие! Политика не должна влиять на то, будет или не будет тот или иной преступник сидеть в тюрьме! Речь идет о педофилах, которые представляют опасность для наших детей, а значит, и для всех нас! Какая тут может быть политика! – ответила Сиван.

Автор программы признается, что у нее сложилось четкое ощущение, что кто-то из стоящих на самой вершине карьерной лестницы в полиции и прокуратуре очень не хочет (или не хотят), чтобы это дело было продолжено и, тем более, чтобы имена педофилов были оглашены. Но при этом она отказывается поверить, что прогнила вся правоохранительная система страны, и что все ее сотрудники такие же, как и эти неназванные высокопоставленные полицейские и прокуроры.

Кстати, в официальном заявлении пресс-службы прокуратуры категорически отвергаются обвинения в том, что ее руководство отказалось расследовать преступления. Наоборот, утверждается в этом заявлении, расследование было проведено, и выяснилось, что однозначные доказательства того, что они занимались сексом с подростками есть только против 14 из 96 мужчин "списка Бен-Нуна". Но при этом, говорится далее, не удалось доказать, что хотя бы один из них знал об истинном возрасте своего сексуального партнера, а потому и против них дело было решено закрыть. Одновременно в заявлении особо подчеркивается, что среди этих 14 не было ни одного народного избранника! То есть среди остальных 82 кто-то из них все же присутствовал, но его имя запрещено к огласке.

Автор этих строк уже больше четверти века отлеживает криминальную хронику Израиля и должен заметить, что это – любимая отговорка всех пойманных за руку или за какое-либо другое место педофилов. О том, что им не был известен истинный возраст девушек, с которыми они занимались сексом, говорили и известный певец Эяль Голан, и футболисты, и участники группового изнасилования в Эйлате. Так было и с участниками дела о 14-летнем отроке, ходившем по рукам тель-авивских гомосексуалистов.

К этому же аргументу прибег и участник еще одного запрещенного к огласке дела, фигурантом которого является директор известной школы в городе на севере страны. Директор был пойман в своей квартире в тот момент, когда занимался сексом с 13-летним подростком из другого города, с которым он познакомился по интернету. Полицейским он заявил, что думал, будто юноше 18 лет, и потому все можно. Так как речь шла о человеке, создавшем одно из лучших учебных заведений в стране, то против него не было даже открыто уголовное дело. Все закончилось обещанием, что он больше так не будет и выплатой родителям подростка обговоренной компенсации в 20.000 шекелей фактически за молчание и секс с их сыном. Остается только поражаться тому, с какой легкостью полицейские (под давлением мэра города и других влиятельных лиц), поверили, во-первых, в то, что директор больше так не будет, и разрешили ему и дальше работать со школьниками, а во-вторых, в то, что он не знал, будто мальчику 13 лет. Любой нормальный человек понимает, что 13-летний мальчик по многим физическим признакам разительно отличается от 18-летнего юноши.

Поэтому да будет позволено автору этих строк высказать свое мнение по проблеме, поднятой в программе "Момент истины".

Еще в начале 2000-х годов, рассказывая о спущенных на тормозах нескольких делах педофилов, я предположил, что общий вектор нравственного развития израильского общества ведет к легитимации педофилии. Разумеется, написал я тогда, окончательно это произойдет не раньше, чем через 30-40 лет, но еще лет за 10-15 до этого мы станем свидетелями все более терпимого отношения общества к данному явлению, все большего оправдания и лазеек в законе, которые позволят избежать ответственности за такое преступление. Ну, а уже затем начнется борьба за постепенное снижение "возраста согласия".

Судя по всему, это время уже пришло. И потому не стоит удивляться, что полицейские, прокуроры и судьи так спокойно относились к рассказам педофилов об их сексуальной ориентации и, одновременно, требовали самого жесткого наказания для их шантажиста. Педофилы у них явно вызывали не омерзение, а сочувствие и понимание. И дальше эта тенденция будет лишь углубляться.

Как писал Достоевский: "По вашей же теории и вышло… А доведите до последствий, что вы давеча проповедовали, и выйдет, что людей можно резать…"

"Новости недели"

Медовая ловушка для педофилов

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Добавить комментарий