Диллинджеры Святой земли

0

Ограбление банков по-израильски

Захар ГЕЛЬМАН

 

На Святой земле в последние годы не было овеянных легендами и воспетых в американских и итальянских фильмах лихих ограблений организаций, работающих по финансово-кредитной системе.

К таковым относятся банки, ломбарды, страховые компании, биржи. Подобный, часто кровавый, путь обогащения в еврейском государстве по большому счету ко двору не пришелся.

ВЕЖЛИВЫЕ И СОВЕСТЛИВЫЕ ГРАБИТЕЛИ

В августе 2018 года в отделение одного из банков Кфар-Сабы вошел 40-летний гражданин и, протянув кассирше большой бумажный пакет, объяснил ситуацию так:

«Это ограбление! Пожалуйста, переложите деньги в пакет».

Кассирша, действуя строго по инструкции, не торопясь, положила в пакет несколько тысяч шекелей и передала преступнику.

Сцену ограбления наблюдала еще одна сотрудница банка, которая позже, давая показания полиции, выразила удивление спокойствием грабителя. Но напускная безмятежность бандиту не помогла. Его арестовали при выходе из ограбленного им финансового учреждения. У него не было ни малейшего шанса унести ноги с добычей, потому что кассирша и вторая сотрудница банка нажали так называемые тревожные кнопки, просигналившие полиции об ограблении.

Еще один случай грабежа банка, вероятно, единственный в своем роде, осуществил в Хайфе 27-летний репатриант из Соединенных Штатов Грегори Барчук. В один не самый лучший для него день новоявленный израильтянин перешагнул порог банка, расположенный рядом с его домом. Предпочитая ограбить «по-тихому», Грегори вписал номер своего удостоверения личности в терминал по регистрации клиентов. Дождавшись своей очереди, «тихий грабитель» передал кассирше записку. В ней на английском и иврите было написано:

«У меня бомба! Отдайте всю наличность!»

Опять же в соответствии с инструкцией кассир передал Барчуку все деньги. Куш грабителя оказался невелик — 1860 шекелей.

Но дело даже не в деньгах. Ограбление произошло в 11.30, а в 12.15 американца, решившего стать израильтянином, арестовали. Если преступник оставил данные своего удостоверения личности, то для его поимки не нужно привлекать местных шерлоков холмсов.

Лично меня потрясла история некого Цахи, также проживавшего в Хайфе. Погрязнув в долгах, этот человек решил ограбить банк. Но в отличие от американца Барчука, отправился совершать преступление подальше от дома. С большой сумкой Цахи подъехал на мотоцикле к банку «Леуми» и по той же гангстерской схеме пригрозил молодой кассирше пистолетом. Правда, игрушечным. И опять же грабитель деньги получил. Более того, ему удалось беспрепятственно умчаться домой.

Но следующий шаг Цахи можно считать уникальным. У него, грабителя, заговорила совесть. Скорее даже проснулась. Поэтому он решил вернуть деньги в банк. Но как? Приехать с цветами, шампанским и извиниться перед кассиршей? Или просто втолкнуть мешок с деньгами в кассовое окно? Цахи поступил иначе. Он набрал экстренный телефонный номер полиции и признался в содеянном. Дежурного полицейского особенно удивил последовавший за признанием вопрос:

«За мной придут или мне самому добираться?»

Утруждать совестливого преступника полиция не стала. За ним приехали. Вспоминается максима Шолом-Алейхема из «Тевье-молочника»:

«Разум и раскаяние — обе эти вещи приходят слишком поздно».

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

https://t.me/IsraGeomagazine

НЕ ДОН КОРЛЕОНЕ, А КУПЕРМАН-СЕГАЛЬ

В мае 2014 года на свободу после 11-летнего тюремного заключения вышел Илан Куперман-Сегаль, самый знаменитый израильский грабитель, прославившийся в жарком августе 2003 года. Тогда исчез американский инкассаторский броневик охранной компании «Бринкс», перевозивший почти пять миллионов шекелей.

Вместе с машиной запропастился и водитель, трудовой стаж которого в израильском филиале этой компании исчислялся одним днем. За неделю до угона броневика этот самый водитель, которым и был Илан Куперман-Сегаль, проживал в Хайфе. Он устроился в охранную компанию, используя поддельные документы.

Именно Илан воспользовался моментом, когда оба его напарника отправились получать очередной пакет с деньгами. В поиске полиция задействовала вертолеты, с которых и был замечен пропавший броневик. Прибывшие на место сыщики обнаружили автомобиль с открытыми дверьми и … без следов человека и денег. Впрочем, не совсем так. Исчезли 4,7 миллиона шекелей. Все в крупных купюрах. А «мелочь» на сумму почти в 300 тысяч шекелей осталась. Конечно, не на память! Оставлены были монеты. Потому что с тяжелой поклажей, да еще в жару, не всякий гангстер пожелает возиться.

Илана Купермана-Сегаля, которому на тот момент стукнуло тридцать три года, израильская полиция знала, как облупленного. С юношеских лет этот парень встал на путь преступлений. В итоге он стал «медвежатником», вскрывателем банковских сейфов. И на этом поприще Илан стяжал определенную славу.

Важно заметить, что Илан никого не убивал, не грабил граждан на дорогах. Он и оружия не носил. В компании «Бринкс» ему доверили обязанности невооруженного водителя. И тем не менее израильские полицейские о нем, уже побывавшем на тюремных нарах, говорили так: «Илан любой сейф откроет». Себя Илан называет «потомственным преступником». И действительно, его отец отсидел немалый срок за предъявление к оплате фальшивых чеков. Мать страдала психическими проблемами и, живя с сыном, с ним не общалась.

Отсиживаясь в квартире любовницы, «потомственный преступник» наблюдал за своим поиском по телевизору. Илан понял, что обречен, и решил сдаться полиции. Он пришел в полицейское управление Хайфы и написал заявление, в котором утверждал, что… «подвергся нападению преступников, которые и похитили все деньги». Ну не все, конечно. Илан попытался обыграть тот факт, что «монетная мелочь» осталась нетронутой. На полном серьезе он заявил, что «противостоял» похитителям и не позволил им унести монеты». Конечно, ему не поверили ни следователи, ни суд. Однако деньги, припрятанные Иланом, полиция так и не нашла.

Чтобы обнаружить украденные миллионы, «Хевра Кадиша» по просьбе полиции и разрешению суда вскрыла могилу дедушки «потомственного преступника». Но это был напрасный труд.

Незадолго до вынесения приговора адвокат Илана Купермана- Сегаля вернула сумку с 900000 шекелей. Однако суд не принял во внимание этот «возврат» как смягчающее обстоятельство. В тюрьме похититель миллионов шекелей несколько раз подвергался нападениям со стороны уголовников, требовавших назвать место, где он запрятал похищенные деньги.

И что же в итоге? Выйдя на свободу, уже 44-летний Куперман-Сегаль воспользоваться украденными деньгами не мог, потому что в обращение были запущены денежные купюры с другими рисунками, а старые превратились в фантики.

Но преступники, как алкоголики и наркоманы, редко переходят в разряд бывших. Вероятно, вообразив себя «великим» фальшивомонетчиком, точнее фальшивокупюрщиком, Илан занялся подделкой денежных знаков и печатей страховых компаний. Успел сварганить 300 шекелей и одну печать. На них и попался. Понятно, что ему пришлось вернуться в систему пенитенциарных учреждений.

До недавнего времени Илан Куперман-Сегаль считался потрошителем сейфов, укравшим самое большое количество наличных в еврейском государстве. В конце июля прошлого года его рекорд попытались побить 26-летний Басель Каабия и 45-летний Мухамед Джумас, соответственно водитель и охранник еще одного броневика «Бринкс». Они сообщили полиции, что какие-то псевдополицейские остановили их, изъяли всю наличность, составлявшую 10 миллионов шекелей. Заодно, по словам Каабия и Джумаса, мнимые стражи порядка, забрав личное оружие и мобильные телефоны, опрыскали их слезоточивым газом и заковали в наручники. Следствие, проведенное по свежим следам, не оставило камня на камне от версии этих ребят.

Что же касается Илана, то, вероятно, поверив в свое гангстерское лидерство в маленьком Израиле, он принялся за мемуары. Причем с надеждой, что кто-то напишет по ним сценарий и снимет фильм. «Потомственный преступник» местного розлива поставил себя в один ряд с такими знаменитыми американскими грабителями банков 30-х годов, как Джон Диллинджер (1903–1934) и Чарльз Флойд (1904–1934), которые по классификации ФБР были объявлены «врагами общества» и погибли от полицейских пуль.

Но израильская криминальная знаменитость, повторюсь, никого не убивала. В этом смысле Илана Купермана-Сегаля можно поставить в один ряд с итальянским и французским грабителем банков Лучано Лутрингом (1937–2013), который носил оружие в скрипичном футляре, но по назначению не применял. Лутринга поймали. Суд приговорил его к 22 годам заключения, из которых он отсидел чуть больше половины. Прошение о помиловании вначале удовлетворил президент Франции, а затем с ним согласился и президент Италии.

После освобождения итало-французский потрошитель банков занялся писательской деятельностью. По его автобиографическому роману «Цыган» режиссер и писатель Жозе Дамиани поставил фильм. К слову, Дамиани также бывший грабитель, приговоренный к смертной казни, замененной 20 годами каторги и отсидевший 11 лет. Тем не менее фильм не могли не заметить, ибо главную роль в нем сыграл Ален Делон. Потом итальянец Карло Лиццани (уголовного прошлого не имел) экранизировал роман Лутринга «Проснись и умри» (другое название «Проснись и убей»), в котором роль автора романа сыграл прославленный Роберт Хофманн.

ОТ ГРАБЕЖЕЙ ЗДЕСЬ ДЕРЖАТСЯ ПОДАЛЬШЕ

Шансов повторить успех Лучано Лутринга, музыканта и литератора, у «потомственного преступника» Купермана-Сегаля нет. Хотя бы потому, что преступления никогда не были в еврейском государстве поп-культовым явлением. Это за океаном, в Италии и Франции грабежи банков — «квинтэссенция» преступности.

О первой попытке ограбить банк на Святой земле известно досконально. 21 августа 1940 года в 11 часов утра в банк «Яхав» на улице Рамбан в Иерусалиме вошел молодой человек и попросил разменять купюру в один палестинский фунт. Получив желаемое и оценив обстановку, он вышел из банка, но через минуту появился вновь, вооруженный палкой. С ним вошли и двое сообщников в масках. В руках у них были детские пистонные револьверы, которые кассирша приняла за настоящие. Женщина отдала им всю наличность, составлявшую чуть более 709 фунтов. Не весть какая добыча досталась первым в Стране обетованной налетчикам на банк. Вскоре полиция их повязала.

Следующей попытки ограбления банка здешняя полиция «дожидалась» полтора десятилетия. И опять налетчиков повязали. Фактически в исторической ретроспективе «повезло» только Илану Куперману-Сегалю. Но с таким «мазаль тов», то есть «везением», долго никто не проживет. Тем более, на Святой земле, потому что грабитель банков — не израильская профессия. Да и в том времени, которое сегодня стоит на дворе, разномастные бандиты чаще взламывают не банковские хранилища, подбираясь к которым можно потерять жизнь, а уличные банкоматы и платежные терминалы.

«Классические» грабители банков уходят в прошлое. Им на смену пришли киберпреступники. Сегодня «грабитель-классик» — это безрассудный бандюган, которому деньги нужны немедленно и «позарез». Он идет на такой вид преступления от отчаяния, потому что чаще всего наркоман.

Современный грабитель банков — это хакер. Именно хакерские атаки — одна из основных проблем служб безопасности банков во всем мире.

"Биробиджанер штерн"

Читайте в тему:

Погиб при ограблении

ОТ РЕДАКЦИИ

И все-таки свои "диллинджеры" на Святой земле имели место быть – и не так уж давно.

Самый знаменитый из них – налетчик Рони Лейбович, которого называли "Офнобанк" ("Мотобанк").

Свое прозвище Рони Лейбович получил за то, что совершал ограбления на мотоцикле "Мотогучи", а мотоцикл на иврите — "офноа", рассказывает журналист газеты "Новости недели" Петр Люкимсон. Далее сообщалось, что все ограбления совершались по одному сценарию: Офнобанк подъезжал к банку на мотоцикле, входил внутрь в каске, стрелял в воздух и требовал отдать ему деньги, после чего стремительно скрывался с места преступления. Ограбления он совершал для того чтобы покрыть свои огромные долги.

В 2015 году Рони Лейбович с помощью журналиста Яакова Бар-Она рассказал о себе на страницах газеты "Маарив".

Он родился в очень богатой семье. Его дед, Хаим Лейбович, был близким другом Зеэва Жаботинского и одним из основателей компании "Эц-а-зайт". Затем к этой компании прибавились десятки других бизнесов, составивших империю семьи Лейбович.

Понятно, что в детстве Рони ни в чем не знал отказа, а в 13 лет был отдан в очень престижную школу-интернат, откуда вылетел через полгода за плохое поведение. По той же причине он сменил еще несколько школ, а в 16 лет окончательно бросил учебу и устроился работать в авторемонтную мастерскую. Здесь он неожиданно почувствовал себя на своем месте и стал настоящим докой в моторах и вождении всех видов транспорта, от мотоцикла до тяжелого грузовика. В 18 лет Рони был призван в армию. Он попал в десантные войска, но вскоре получил ранение, и после нескольких недель лечения в больнице был переведен в транспортные войска. В Войну Судного дня он был командиром роты, занимавшейся переброской на фронт тяжелой техники.

Демобилизовавшись, Рони Лейбович поступил на факультет общественных наук Тель-авивского университета, затем женился на своей подруге Лиэль и активно подключился к управлению семейными бизнесами.

В поисках себя Рони занялся газетным бизнесом и вскоре создал ведущее деловое издание страны "Глобс", однако уже через пару лет понял, что это не то, чем ему хотелось бы заниматься до конца своих дней. Продав газету, он уехал в США, где, по его словам, за короткое время заработал "океан денег".

Он вернулся в Израиль миллионером, вновь подключился к семейному бизнесу и связанным с ним спорам, но в душе была пустота. Раздражала семья. Раздражали банки, с которыми надо было постоянно выяснять отношения, но больше всего давило то, что при наличии кучи денег жизнь лишена смысла. Однажды в 1981 году ему пришла в голову мысль ограбить банк. Он, разумеется, тут же подавил ее, но вскоре она вернулась. Но это, подчеркивает Лейбович, не означает, что первое ограбление он совершил спонтанно. Напротив, он не раз и не два обдумывал то, как это сделать, а потом взял и ограбил первый банк, после чего обратной дороги уже не было.

Так началась его двойная жизнь. Утром он был законопослушным гражданином, образцовым отцом семейства и преуспевающим бизнесменом, а после обеда — серийным грабителем банков. Единственная правда из всего, что писали газеты, — то, что он заходил в банк в каске. Он никогда не подъезжал к намеченному банку на мотоцикле. В воздух выстрелил всего один раз, после чего запретил себе брать "на дело" оружие. И скрывался не стремительно, а всегда покидал ограбленный банк очень медленно, с достоинством. Ну и, само собой, никаких долгов у него не было в помине.

На следующее после ограбления утро он всегда появлялся в ограбленном банке (разумеется, без каски) и вкладывал "взятые" в нем накануне деньги на свой счет. Он знал, что все купюры меченые и его в любой момент могут арестовать, но никто за ним так и не пришел.

Это произошло лишь 18 октября 1990 года. Рони Лейбович помнит арест почти по минутам. В тот день он не собирался совершать никакого ограбления, но, испытывая очередной приступ хандры, отправился из своего дома в Герцлии гонять на мотоцикле в прибрежные пески. "Поскольку я никогда в жизни не употреблял ни алкоголь, ни наркотики, то нашел такой способ для релаксации", — объясняет Лейбович. Обратно он решил проехать через Рамат-Ган, чтобы заглянуть в места, где прошло его детство. Здесь Рони опознал один из соседей и позвонил в полицию.

Полицейские окружили его мгновенно и, когда они открыли по нему огонь, Рони Лейбович впервые понял, что означает выражение "взглянуть в глаза смерти". Потом его долго и сильно били, хотя он не был вооружен и не пытался оказать сопротивление. Пришел он в себя после побоев лишь в кабинете следователя, сидя на стуле в кандалах, и только тут понял, что сотворил с собой.

Как было установлено, в ходе ограблений Рони суммарно взял в банках 340 тысяч шекелей. Правда, сам он утверждает, что сумма была гораздо выше — 400 тысяч долларов. Таким образом, он в самом деле стал самым крупным серийным грабителем банков за всю историю страны и единственным за ее историю грабителем, который спустя неделю вернул все награбленные деньги до последней агоры.

Потом был суд, приговоривший его к 20 годам тюремного заключения. Однако председатель Верховного суда Меир Шамгар решил учесть, что Лейбович вернул деньги, и сократил этот срок до 14 лет. В итоге Рони Лейбович отсидел в тюрьме 8 лет.

Незадолго до амнистии, подписанной президентом Эзером Вайцманом, Лейбович прошел курс реабилитации, работая в одной из самых крупных компаний страны по перевозкам. Его опыт и знания в области логистики здесь оказались как нельзя кстати.

Сейчас Офнобанк занимается бизнесом, читает молодежи лекции, чтобы никто не повторил его судьбу и не потерял восемь лет жизни…

В историю израильского криминала вошел и Офнобанк-2 – но этот последователь Рони Лейбовича не был таким гуманистом. На счету этого серийного грабителя, бывшего офицера МАГАВ Габи Корсунски, есть и убийство — охранника Янива Энглера. Корсунски признался только в двух ограблениях и отверг обвинение в убийстве, но в итоге в 2013 году был приговорен к пожизненному сроку и еще 18 годам тюрьмы.

Подлинная история Офнобанка

Добавить комментарий