Ну очень мирные люди!..

0

Трагедия во Франции: два Мухаммеда и один Селим забили насмерть водителя автобуса, попросившего надеть маски

 

Во Франции скончался 59-летний Филипп Монгилье, водитель автобуса, зверски избитый 5 июля. Как информирует сайт Девятого канала израильского ТВ со ссылкой на местные СМИ, все эти дни он находился в коме, в состоянии "мозговой смерти", и 11 июля семья дала согласие на отключение пострадавшего от жизнеобеспечивающей аппаратуры.

Монгилье, работавший в автобусной компании "Хроноплюс", выехал на рейс в Байонне (город и коммуна на юго-западе Франции в департаменте Атлантические Пиренеи административного региона Новая Аквитания). В квартале Баликон он сделал несколько предупреждений компании из четырех пассажиров, которые были без масок, а один из них еще и ехал без билета. Они принялись огрызаться и угрожать шоферу. Это выяснение отношений закончилось зверским избиением водителя и объявлением о его смерти спустя пять дней.

Во Франции, где, как и во всем западном мире, серьезный гражданский раскол проходит по линии "миграционного вопроса", это событие стало новым поводом для всплеска общественного гнева, старательно купируемого левыми СМИ и политкорректными властями.

Известно, что нападавшими были мусульманские мигранты (либо потомки таковых, родившиеся уже во Франции). Хотя полиция не публикует имен подозреваемых, находящихся под арестом, в социальных сетях знающие люди обнародовали информацию, что троих из них зовут Мухаммед А., Мухаммед С., Муса Б. и Селим З. По официальным данным, задержаны четверо подозреваемых (в возрасте 21, 23 и двое в возрасте 30 лет), ранее состоявших на учете в полиции, двое по подозрению в нанесении тяжких телесных повреждений (а теперь, видимо, и в непреднамеренном убийстве), еще двое – за неоказание помощи и бездействие во время совершения преступления.

Французская пресса левого толка упорно продолжает величать нападавших "des Français marginaux", то есть "маргинальными французами".

В прошлую среду вечером, пока водитель еще лежал в коме, 6000 человек, одетых в белое, приняли участие в "белом марше" в Байонне. Впереди этой процессии шли вдова, 52-летняя Вероника, и три дочери Филиппа Монгилье – 18-летняя Мари, 21-летняя Манон, 24-летняя Мелани. Они несли большую фотографию Филиппа и Вероники. Хотя белая одежда была символом "чистой грусти" и отсутствия агресии у "марширующих", некоторые левые журналисты усмотрели в этом названии националистический оттенок.

Во многих городах по требованию профсоюза транспортных работников во время начала марша были остановлено на одну минуту все движение общественного транспорта.

В то время как одни просто ужасаются "немотивированной агрессии" и разводят руками, другие стремятся копнуть поглубже и увязать произошедшее в общую закономерность поведения арабо-мусульманской общины во Франции. Однако такие "копания" не приветствуются – комментарии с упоминаниями имен подозреваемых и с рассуждениями об этнической подоплеке роста преступности удаляются с форумов и из блогов, а в центральной французской прессе подобные рассуждения вообще невозможны – там не допускается ни этнический, ни религиозный анализ преступности, как и во многих других европейских странах, где юридической системой и печатью заправляет левый истеблишмент.

КСТАТИ

Байонна расположена возле атлантического побережья у слияния рек Адур и Нив, недалеко от северной границы Испании. В городе имеется крупный действующий порт, который является главным центром экономической активности всей французской части Страны басков.

По стечению обстоятельств, находясь на рубеже между Ландами и Баскскими землями, Байонна имеет статус экономической столицы бассейна реки Адур, а также является отправной точкой для туристов, направляющихся в Пиренеи из Франции. В городе развита современная промышленность (металлургия и химические продукты), благодаря возможности поставки угля и руды по морю из других стран.

В древности Байонна называлась Лапурдум (по имени римского лагеря, находившегося на месте современного города), дав название историко-географической области Лабурдан. В городе с давних времён располагается кафедра епископа Байоннского. В IV веке в городе была расквартирована когорта Новемпопуланы. Название «Байонна» стало использоваться в начале XII века, когда в 1140 году паломник Амери Пико написал трактат «Земли басков и их город Байонна на берегу моря».

Любопытно, что три персонажа романа Эрнеста Хемингуэя «И восходит солнце» посещают Байонну по пути в испанскую Памплону. В полуавтобиографическом романе Генри Миллера «Тропик Козерога» рассказчик описывает период своей жизни, когда он продавал жителям Байонны Энциклопедию Британнику. А еще интереснее в свете произошедшего и пандемии коронавируса то, что в романе Кима Стенли Робинсона «Годы риса и соли» (2002) Байонна является первым городом, который заселили мусульмане после полного опустошения Европы, вызванного пандемией чумы «Чёрная смерть».

Ныне Байонна является "столицей" французских мусульман, проживающих у Бискайского залива. Городская мечеть Байонна, построенная 2014 году, находится на улице Жозеф Латксаг, и с первых дней стала центром исламской жизни региона.

Автохтоны — в основном потомки гасконцев — без особого восторга встретили исламизацию города. Самые горячие из них даже совершили нападения на мечеть в 2015 и 2017 годах, а 28 октября 2019 года 84-летний активист Национального фронта, не раз выражавший расистские и ксенофобские идеи, принес канистру с бензином и попытался поджечь молельный дом, а затем открыл огонь из пистолета по двоим немолодым мусульманам, попытавшимся ему помешать. Они получили тяжелые огнестрельные ранения, а старый исламофоб был арестован.

Реагируя на этот теракт, лидер французских ультраправых Марин Ле Пен поторопилась отмежеваться от своего поклонника и написала в "Твиттере":

"Нападение на мечеть в Байонне — отвратительный поступок, который абсолютно противоречит всем принципам нашего движения. К этим преступлениям необходимо подходить со всей строгостью".

Уже после первых нападений, а особенно после "стариковского теракта", в ряде центральных СМИ стали писать и говорить о Байонне как об одном из самых нетолерантных городов Франции. При этом совершенно игнорировалось то, что криминализация города с каждым годом возрастает и, как и повсюду в Европе, в первых рядах нарушителей правопорядка оказываются молодые представители "самой мирной религии".

Несомненно, это ни в коем случае не оправдывает нападения на мечеть, но позволяет понять напряженность, возникшую между здешними христианами и растущей мусульманской общиной. И гибель Филиппа Монгилье лишь усугубила и без того непростые межобщинные отношения.

* * *

При этом следует отметить, что у Байонны — давние юдофильские традиции (во многом, конечно, продиктованные гасконским прагматизмом). Начиная с 1492 года сюда прибывали сефарды, спасавшиеся от испанской инквизиции, и принесли с собой свой бизнес, занявшись изготовлением шоколада. В 1496 году сюда добрались и еврейские беженцы из Португалии. За ними последовали и подвергавшиеся преследованиям мараны, часть из которых здесь вернулась к религии предков. С развитием еврейской общины связана эпоха процветания Байонны.

Ныне существующая синагога была построена в 1837 году в районе Сент-Эспри, который тогда был пригородом, а присоединился к Байонне в 1857 году. В 1942 году она была разграблена нацистами. Часть синагогального имущества растащили по домам местные христиане, но когда после освобождения города раздался призыв вернуть экспроприированное, большинство откликнулись на него.

1942 год. Разграбление синагоги в Байонне. Фото: Wikipedia / Wehrmacht

Так что говорить о "мракобесной нетолерантности" байонцев сложно. Остается надеяться, что когда-нибудь в городе окончится обострение дружбы народов и наладятся добрососедские отношения между представителями всех общин.

Антисемитские страсти в Страсбурге

Добавить комментарий