Евгений КОВАЛЕВ | Незанимательная мишпахтология

0

О кровных узах израильских политиков

 

Про Ицхака Рабина слушал я двух докторов.

Доктора Мильштейна и доктора Хорева.

Оба от него не в восторге.

Ури Мильштейн (я прошёл его курс, читал труды, разговаривали) отказывает Рабину в воинской доблести.

Мильштейн вообще скептичен в оценке военного и политического руководства, но особенно пристрастен к троим: Ицхаку Рабину, Узи Наркису, Меиру Паилю. Говоря о них, он загорается.

Рабин по Мильштейну – продукт протекции и постравматического синдрома. Опираясь на семейные и дружеские связи и не имея достаточных способностей, он продвигается по карьерной лестнице сначала в Пальмахе, потом в армии. Попав под обстрел, Рабин под смехотворным предлогом бросил бригаду, которой командовал, и больше никогда не появился на поле боя.

Мильштейн диагностирует у Рабина постравматический синдром и ставит это в вину. Или не сам синдром, а то, что Рабин его не признавал.

Тут много вопросов.

Допустим, миф о Рабине-герое и Рабине–герое-полководце Войны за независимость Мильштейн разбил.

Доказывает ли это, что Рабин не мог быть чудесным начгенштаба и премьером? Может ли быть таковым человек, страдающий постравматическим синдромом, не проявивший смелости в бою, плохо командовавший бригадой, да ещё и укравший миномет? Может ли быть таковым человек, окруженный лживыми мифами?

Не факт. Дело даже не в способности людей меняться и учиться и не в том, что идеальных кандидатов на такую работу по анкете не подобрать. Даже у Бен-Гуриона перед серьёзным выбором поднималась температура.

Мильштейн ставит Рабину в строку каждое лыко. Что оправдано наличием мифа, который любое действие Рабина прославляет. Но убедительности мильштейновой концепции Рабина не добавляет. К сожалению.

Собственно научная база у Мильштейна грандиозна. Восемь-десять тысяч интервью с участниками событий всех уровней. Тысячи прочитанных мемуаров, в том числе неизданных. Опыт знакомства и полемики с сотнями принимавших решения в изучаемый период. Неслучайно пресса, обрушиваясь на рабиноборцев в очередную годовщину, избегает говорить о Мильштейне. Есть ему, что ответить.

Шай Хорев написал огромную книгу о семейных связях израильской элиты "Мы… и все прочие! История аристократических семейств обновлённого Израиля". Изд-во "Духифат", Хайфа, 2007. Я её прочитал, час разговаривал о ней с Хоревом с глазу на глаз.

Хорев считает, что Рабин опирался на протекционизм и превратил его в основу системы. В книге он этого не говорит. Хорев вообще не допускает прямых критических высказываний, а приводит факты и цитаты ("Давно бы меня засудили, будь что неверно"). В начале каждой главы – несколько страниц квадратиков и чёрточек. Это схемы родственных связей израильской элиты (Мильштейн говорит: "мишпахтология"). Потом – краткие биографии заметных членов клана и биографические очерки выдающихся.

Глава, в которой про Рабина – самая большая, четыре страницы схем. Называется "С берегов Днепра на улицы Нахаляля".

Биография Рабина — 25 страниц. Авторские оценки – только позитивные ("Шестидневная война завершилась впечатляющей победой армии Израиля, её солдат и командиров под управлением начгенштаба Рабина").

Портрет, складывающийся из приводимой информации, – неблестящий политик и военный, по стечению обстоятельств занимающий освобождающиеся ступеньки карьерной лестницы.

Сопоставление биографии и схемы родственных связей заставляет задуматься.

Влияло на судьбу юного Рабина то, что мужем одной его тёти был Артур Рупин, а тестем другой – Ахад А-Ам? Наверное, не сильно, просто давало чувство принадлежности к элите ишува.

Или: с начала сороковых Рабин продвигается в Пальмахе-Хагане-ЦАХАЛе.

Один из основателей Хаганы и Пальмаха Элиягу Голомб — тесть брата мужа племянницы Рабина.

Ещё Голомб женат на сестре премьер-министра Моше Шарета.

А муж другой сестры Шарета Шауль Авигур – тоже руководитель Хаганы и один из главных помощников Бен-Гуриона.

А начальник Генштаба Игаль Ядин — муж троюродной сестры Рабина.

Когда сам Рабин — начальник Генштаба, заместителем министра обороны служит муж его племянницы Цви Динштейн, командующим Центральным округом — муж троюродной сестры Узи Наркис.

Заместитель Рабина Эзер Вайцман стал тестем племянника его свояченицы позже. А когда стал, то и министр обороны Моше Даян, как известно, свояк Вайцмана, породнился с Рабиным. То есть стал мужем сестры жены отца мужа племянника сестры его жены.

Звучит комично. Но ведь родственники. Ездили ли они все вместе с заседаний высшего военного руководства на свадьбы Аси Даяна? Скорее всего нет. Динштейн ушёл из МО, когда Даян стал министром.

И за столом правительства Рабин сидел с теми же Даяном и Вайцманом. И с двоюродным братом Даяна Игалем Горовицем. И с мужем своей племянницы Аароном Ядлиным. А брата Ядлина — Ашера назначил управляющим центробанком, что породило один из скандалов, стоивших Рабину премьерского кресла.

Непонятно, насколько это работало. Не были ли цепочки слишком длинными (тесть брата мужа племянницы), чтобы при продвижении воспринимать кандидата как родственника?

Страна была маленькая, семейные связи крепкими (мать Рабина Роза, приехав в Палестину, получила работу на складах Шмуэля Певзнера, мужа сестры мужа её двоюродной сестры, это близкий родственник?). Свадьбы, обрезания, бар-мицвы, похороны… Собрания, совещания, пленумы, конференции… Было где встретиться и вспомнить о близких.

Например.

Авраам Яффе и Ицхак Рабин были женаты на сёстрах.

Рабин был начальником отдела обучения Генштаба в 1953-57 гг., а Яффе – в 1957-58 гг.

Рабин исполнял обязанности командующего Южным округом в 1949 г., а Яффе – в 1958-62 гг.

Рабин был командующим Северным округом в 1956-58 гг., а Яффе – в 1962-64 гг.

Это цепь совпадений.

Что бесспорно – ни у одного из тех, кого принято обвинять в коррупции-протекционизме, не было такой разветвлённых родственных связей.

У Эхуда Ольмерта отец был депутатом Кнессета.

У Ариэля Шарона – сын.

Когда Эхуд Барак командовал спецназом Генштаба, Генштабом командовал тесть его шурина.

В клане, к которому принадлежит Рабин, членов Кнессета шестнадцать, а министров семь. Три начгенштаба.

Хорев не делает выводов. Не хочет исков.

И я не буду.

Внучка Моше Даяна (мужа сестры жены отца мужа племянника сестры жены Рабина) вышла замуж за сына Йоси Сарида.

Это тот Сарид, который в апреле 1974-го предложил "делателю королей" Пинхасу Сапиру выдвинуть Рабина на пост премьер-министра.

Галина ФЕЛИКСОН | Кто себя под Рабиным чистит

Напоминаем: позиция авторов рубрик "Автограф" и "Колумнистика" может не совпадать с мнением редакции.

Добавить комментарий