Ушел японо-еврейский папа

0

Памяти художника-самоучки Валерия Коренблита

Марина КОНЦЕВАЯ

 

Светлая память по нему обязательно останется. Он был талантливым и абсолютно неприспособленным в этой жизни человеком. Нигде (по его же признанию) не учился рисовать, и рисовал замечательно — росчерком пера. Придумал себе псевдоним "Сонин", в 2015 году с помощью друзей опубликовал тоненькую книжицу с иерусалимскими портретными зарисовками и назвал ее «Мордодром».

Я встречалась с ним часто в центре Иерусалима, и он, глотая букву «Р» говорил:

«Я тебя провожу».

Он шел за мной, а я куда-то бежала, и мне часто, почти всегда было не до него, не до его рассказов о Нехаме Лифшицайте, про которую он знал всё и, рассказывая, постоянно ругал Израиль, который недостаточно ее оценил. Рассказывал о себе, о своем одиночестве, и я слушала, стараясь не вникать, потому что мысли мои заняты были другим, какими-то хлопотливыми делами.

При всей своей многословности, Валера редко рассказывал о своем «японском периоде», а я знала, что он встретил как-то на Бен-Иегуде в Иерусалиме японку, у него с ней случился роман, она забеременела, и он уехал в Японию, в какую-то глухую японскую провинцию, где к нему относились как к «недочеловеку», по его выражению. Он там был совсем чужой и страшно одинокий. А прожил там с 1988 по 1997 гг.

Он с горечью говорил о своей дочери-израильтянке, и о «японо-еврейской» дочери Наташе. Сетовал, что вряд ли они когда-нибудь встретятся…

«Коллеги о нем говорили, что у него нет ярких красок, да и графика слаба. Почти 20 лет о нем никто не пишет. И как выясняется, он давно уже умер. Может, и в самом деле? Вечная память рабу Б-жьему!» — так написал он в 2015 году сам о себе.

А теперь он действительно умер.

Прости меня, Валера, что не слушала тебя внимательно. Ты для меня был воплощением этакого состарившегося, неопрятного и несчастного хиппи. А на самом деле, как теперь мне кажется, ты был вполне собой доволен. Тебе нравилось твое творчество, и это было твоим счастьем. И я благодарна судьбе, что была с тобой знакома.

Пусть и там, где ты сейчас, будет тебе хорошо и спокойно, а мы тебя здесь будем вспоминать.

ОТ ГЛАВРЕДА "ИСРАГЕО" ВЛАДИМИРА ПЛЕТИНСКОГО

Мне довелось пообщаться с Валерием в реальной жизни всего несколько раз, да и то урывками: он всенепременно приезжал из Кирьят-Арбы на все встречи в иерусалимский общинный дом. Переписка же с ним в девяностые годы была активной, правда, преимущественно с его стороны: он чуть ли не каждую неделю присылал в редакцию письма. Кое-что было опубликовано, в том числе его японская эпопея. Увы, давние редакционные файлы погибли вместе с компьютером, тексты с которого в те далекие годы я не удосужился скопировать.

Похожий на доброго гнома автор родился в 1940 году, хотя в "официальной биографии" указывал 1929-й.

Ушел один из чудаков земли израильской.

Да будет светла память о нем…

Добавить комментарий