‎Вадим МАЛЕВ | Вконец осатаневший Быков

4

Автор теории преимущества рассыпанной еврейской соли не обошел вниманием евреев и в своей реплике по погромам флойдофилов, в которой, изображая реакцию российских ура-патриотов, превратил своих соплеменников в погромщиков. Ну никак не может обойти вниманием еврейскую тему внук двух Иосифов!

 

Интересно, какие наркотики надо принимать, чтобы учудить такое?

Известный критик Израиля Дмитрий Быков, сторонник маловменяемой теории соли в солонке, отмочил новый пассаж про евреев. В очередном своем опусе с реакцией на события в США, он пишет:

"Немудрено, что сразу в Штатах возникла бунтов череда, отряды черных и пейсатых громят и грабят города"…

Допрыгается Дима, ох доиграется он. Кончит как барон Майгль, на которого похож, желанием всюду сунуть свой нос. Но если раньше Быков задевал только Израиль — “…назначение еврея — все-таки быть солью в супе, а не собираться в отдельной солонке, вдобавок спорной в территориальном смысле” — то теперь, как видим, не брезгует и вообще евреями, в принципе. Потяжелел, видимо, крест на толстой шее.

Интересно, в каких страшных снах Диме привиделось, что это евреи кого-то громят? Какой дурман принял автор, чтобы сочинить такое? Не удивлюсь, если в следующий раз мы увидим Быкова в стройных рядах BDS — все к этому идет.

ОТ РЕДАКЦИИ

Цитируемое творение Дмитрия Львовича под названием "Сопоставительное" вышло в "Новой газете". Как обычно, здесь достается на орехи всем подряд. Приведем только два абзаца, которые ясно обрисовывают позицию Быкова:

"Убили в Штатах Джорджа Флойда почти пятидесяти лет. Он был обидчивый и злой, да, и он за пачку сигарет платил фальшивою купюрой, засунув пачку в свой карман. Да, был он сложною натурой и был при этом наркоман, не соблюдал законных правил, три раза преступал черту, причем беременную грабил, приставив дуло к животу, — но убивать его за это, да вчетвером на одного, когда при нем ни пистолета, ни автомата, ничего?!

Немудрено, что сразу в Штатах возникла бунтов череда, отряды черных и пейсатых громят и грабят города, — плати, Америка, за все ты! Протестный ширится размах, и губернатор Миннесоты публично кается в слезах. Всегда мы знали, что пиндосы — ходячий, воплощенный грех, а у кого еще вопросы — вопросов больше нет у тех".

Можно, конечно, подумать, что это мнение вложено в уста лирического героя поэта, эдакого туповатого ура-патриота расейского, но при прочтении всего произведения склоняешься к мысли, что в этой желчной "шутке" только капля шутки, а реально в том числе — выражение неотвязно преследующей мысли самого творца сиюминутных нетленок о роли еврейского народа в мировых событиях.Если это стёб, то в этом случае какой-то он недотянутый и дурновкусный. И не только из-за упоминания пейсатых и пиндосов.

В то же время, в отличие от автора реплики, антисемитизма в этом мы не усматриваем — как нам кажется, Быков попросту переборщил.

* * *

Напомним, Быков в Википедии значится как русский писатель, поэт и публицист, литературный критик, радио- и телеведущий, журналист, преподаватель литературы, кинокритик. Политический мыслитель и активист, оппозиционно настроенный к высшей федеральной власти в России и президенту Путину.

Биограф Бориса Пастернака, Булата Окуджавы, Максима Горького и Владимира Маяковского. Совместно с Михаилом Ефремовым регулярно издавал литературные видеовыпуски в рамках проектов «Гражданин поэт» и «Господин хороший».

Родился 20 декабря 1967 года в Москве, в семье детского врача-оториноларинголога, кандидата медицинских наук Льва Иосифовича Зильбертруда (1927—1987) и Натальи Иосифовны Быковой (род. 1937). Родители вскоре развелись, и ребёнка воспитывала мать, выпускница МГПИ, учительница русского языка и литературы в школе № 1214 в Москве.

Не раз выступал с провокационными заявлениями. К соплеменникам и созданному евреями государству демонстрирует отношение раздраженно-высокомерное. При этом к еврейской теме обращается нередко.

Представляет интерес его высказывание по поводу заявления Петра Толстого о выскочивших из-за черты осёдлости комиссаров с наганами:

"Что мне кажется важным? Писатель — он и должен подносить к лицу страны зеркало с высокой разрешающей способностью. И вот Толстой показал нам ту Россию, которая составляет, по разным данным, 86 процентов или 50 процентов, неважно, составляет значительную её часть. И мы увидели себя: очень много антисемитов, очень много тех, кто уверен, что страна была прекрасная, а тут выскочили какие-то чудовища с наганами из-за черты осёдлости.

Кстати, черту осёдлости ведь сегодняшние россияне тоже установили сами для себя. Они не переходят за определённую черту: им нельзя политически мыслить, им нельзя совершать политические шаги, им нельзя избирать и быть избранными. И они установили для себя резервацию: «Вот «Дождь», вот «Эхо Москвы», вот мы в резервации сидим». А выйти за неё совершенно не нужно, потому что тогда страна расшатается. При этом все всё понимают, все об этом говорят, все кухни полнятся разговорами, как всегда, и не только кухни, а черта осёдлости установлена. И это черта пассивности — «даже не думайте».

И вот Пётр Толстой нам эту черту осёдлости показал. «Спасибо» надо сказать. Почему? Потому что пока проблема не названа, с ней нельзя бороться. Вот он сформулировал, причём находясь на довольно высоких постах, концепцию русского (назовём вещи своими именами) радикального национализма. Теперь, по крайней мере, болезнь вышла на поверхность. Как говорил Пастернак: «Болезнь заявила о себе сыпью». Теперь с этой «сыпью» можно бороться, у болезни есть симптомы, у неё есть лицо, голос, должность. И по крайней мере, никто не умалчивает, все говорят вслух".

Напомним и реакцию израильского поэта Игоря Губермана на вопрос Быкова, заданный в интервью (его выше приводит Вадим Малев):

"Но нет у вас ощущения, что назначение еврея — все-таки быть солью в супе, а не собираться в отдельной солонке, вдобавок спорной в территориальном смысле?"

Вот ответ Игоря Мироновича:

"Я слышал эту вашу теорию, и это, по-моему, херня, простите меня, старика. Вы говорите много херни, как и положено талантливому человеку. Наверное, вам это зачем-то нужно — может, вы так расширяете границы общественного терпения, приучаете людей к толерантности, все может быть. Я вам за талант все прощаю. Но не задумывались ли вы, если серьезно, что у евреев сегодня другое предназначение? Что они — форпост цивилизации на Востоке? Что, кроме них, с их жестковыйностью, и самоуверенностью, и долгим опытом противостояния всем на свете, — кроме этого, никто не справился бы?

Ведь если не будет этого крошечного израильского форпоста — и весь этот участок земли достанется такому опасному мракобесию, такой агрессии, такой непримиримой злобе, что равновесие-то, пожалуй, и затрещит. Вот как выглядит сегодня миссия Израиля, и он, по-моему, справляется. Да и не собралась вся соль в одной солонке, она по-прежнему растворена в мире. Просто сюда, в самое опасное место, брошена очень большая щепоть. Евреи, живущие здесь, — особенные. От прочих сильно отличаются. Ну и относитесь к ним как к отряду пограничников, к заставе. Характер от войны сильно портится, да. Он хуже, чем у остальных евреев. Раздражительнее. Ну так ведь и жизнь на границе довольно нервная. Зато остальным можно чувствовать себя спокойно…"

Плюс ко всему Быков как-то решил классифицировать эмигрантов и репатриантов, и пришел к выводу о заведомой ущербности тех, кто покидает свою доисторическую родину и об их страданиях по утерянному раю. Причем, в нормальном будущем он отказывает и детям, родившимся уже "на чужбине".

Ну а теперь от теории преимущества рассыпанной соли Дмитрий Львович перешел к превращению евреев в погромщиков устами его лирически-ура-патриотического героя. Наверное, это очень даже логичное продолжение отражения еврейской тематики в творчестве внука двух Иосифов.

* * *

Ну и про упоминаемого автором барона Майгеля следует напомнить. Это персонаж романа Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита». Появляется в 23 главе произведения как новоявленный «Иуда». На великом балу у сатаны был застрелен демоном по имени Азазелло и послужил той жертвой, кровь которой оказалась в «литургической» чаше Воланда.

Один из возможных прототипов этого персонажа — ленинградский литературовед Михаил Гаврилович Майзель. В начале 1930-х годов написал ряд критических статей о творчестве Булгакова, в которых называл писателя представителем «новобуржуазного направления» и обвинял его в непринятии революции и в «апологетическом отношении к дореволюционному прошлому». Майзель не был бароном, но, по мнению литературного критика Михаила Золотоносова, рассматривающего творчество Булгакова через призму юдофобии писателя, тот нарочно называет персонажа романа «бароном Майгелем», в этом именовании звучит саркастический намек на баронскую фамилию Ротшильд. М.Майзель в 1936 году был арестован и расстрелян, а при Хрущёве реабилитирован.

P.S.

Эта публикация вызвала острые споры, одни считают, что автор прав, другие — что мы недостаточно внимательно прочитали текст Быкова. При желании вы можете принять участие в полемике по поводу этой реплики на официальной странице сайта "ИсраГео" здесь.

Алина ЗАГОРСКАЯ | Дмитрий Быков и травма потери родины

Напоминаем: позиция авторов рубрик "Автограф" и "Колумнистика" может не совпадать с мнением редакции.

4 КОММЕНТАРИИ

  1. Это — такая ирония, которую не могут понять упертые в своей непогрешимости.
    Конечно, среди мародеров евреев нет, Быков иронизирует над теми, кто во всем видит вину евреев. Я не в восторге от Быкова — человека, но в политических стихах он проявляет безукоризненный вкус. Людям, лишенным такого вкуса — не понять.

  2. Мнения могут быть !, кто куда смотрит , тот то и видит! Но если — бы в слове "Пейсатые" стояли
    кавычки , все было-бы определенно!! Орфографическая погрешность — и… казнить не надо помиловать!!

  3. НЕ «СОПОСТАВИТЕЛЬНОЕ»
    («Немудрено, что сразу в Штатах возникла бунтов череда, отряды черных и пейсатых громят и грабят города…» — Д. Быков)

    Хочу сказать Вам, Дмитрий Быков –
    Наполовину, Зильбертруд,
    Что был не пьян – связал бы лыко,
    Когда читал Ваш новый труд –

    «Сопоставительное» — лихо
    Ввернули Вы в один присест
    Пейсатых хулиганов (имхо),
    Но, впрочем, что Вам политес?

    Вас с ним и рядом не стояло –
    Израиль Вам и мал, и сер,
    А тем и без него не мало:
    Россия, США, КНДР.

    Пейсатыми зовёт евреев
    Сегодня лишь антисемит,
    Но Вы, потомок иудеев,
    Должны иметь какой-то стыд,

    Чтить тех, кто носит пейсы, талес…
    Да что там, Дмитрий, говорить?
    Их след заметен в дальней дали,
    Куда ни глянешь. С этим жить

    Дано и Вам, и, в целом, миру –
    Я линию свою не гну,
    Но всё ж, прошу, настройте лиру
    На уважения волну.

    Ещё хочу сказать Вам, Быков –
    Наполовину, Зильбертруд,
    Что лучше б не вязал я лыка,
    Когда читал Ваш новый труд.

    Да лучше б я был вусмерть пьян.

  4. Народ пытается разобраться в Быкове. Не стоит, потому что ответ простой, каким бы неожиданным он многим не показался — Быков дурак. Неожиданный, потому что назвать так человека, стихами которого вполне заслуженно восхищаются практически все читатели как-то очень неожиданно и звучит каким-то диссонансом. Назвать так человека с таким энциклопедическим знанием литературы, цитирующим прочитанное им наизусть, что даже кажется он всё помнит наизусть, тоже кажется выбивает почву из под ног такой характеристики. Но проблемы, когда дело выходит за пределы его талантов, начинают вылезать даже в его анализе литературы весьма с сомнительными выводами. А в особенности, когда когда он лезет в анализ общественных явлений за пределами России. Только дурак, будучи на 3/4 евреем, не живущим на территории Израиля может позволять себе бестактность так высказываться по поводу Израиля или так глупо упоминать "пейсатых", участвующих в беспорядках в Америке.

Добавить комментарий