Евреи, изменившие историю Америки

0

Виртуальная экскурсия в еврейское прошлое Соединенных Штатов

Виктория АВЕРБУХ, Нью-Йорк

Фото из синагоги "Микве Исраэль" в Саванне — автора

 

На фоне происходящего вирусного безумия все, кажется, забыли, что уже оставшийся за поворотом май – это месяц еврейского американского наследия.

Об этом объявил еще в 2006 году президент Джордж Буш. С тех пор в мае традиционно проходят специализированные выставки и лекции, посвященные вкладу еврейских общин в развитие страны. Сейчас, конечно, когда музеи закрыты, это невозможно, поэтому я предлагаю небольшой виртуальный экскурс в историю.


Виктория Авербух — известный российский и американский журналист, автор сайта www.americasroads.us.

Считается, что первые евреи прибыли на территорию будущих Соединенных Штатов из Бразилии в 1654 году. Голландцы и португальцы в те времена активно делили Бразилию и, когда голландцы захватили часть территорий в 1630 году, то пригласили голландских евреев переехать в Латинскую Америку. Потом и самих голландцев, и приглашенных евреев выгнали португальцы, восстановившие контроль над регионом. И евреи отплыли на север, в тогдашнюю голландскую колонию Нью-Амстердам.

Как и многие европейские колонисты, бежавшие в Новый Свет от религиозного преследования, евреи тоже переезжали в Америку в поисках большей свободы. Так, “бразильские” евреи до Голландии жили в Испании и Португалии, откуда были изгнаны в XV веке – поэтому воспоминания о преследования в Европе были настолько свежи, что члены общины решили не возвращаться, а попытать счастья на новом континенте.

Между 1655 и 1664 годами, пока англичане не захватили Новый Амстердам и не переименовали его в Нью-Йорк, еврейская община разрасталась и преуспевала. Поселения стали возникать в Чарльстоне, Филадельфии и Монреале, и к концу 1700-х годов в Америке проживало около 2500 евреев.

Мне довелось побывать в одной из старейших в Америке синагог (две другие находятся в Нью-Йорк и в Ньюпорте) "Микве Исраэль" в Саванне, штат Джорджия, основанной в 1735 году сефардскими (то есть, выходцами из Испании и Португалии) еврейскими иммигрантами, приехавшими в Новый Свет из Лондона. Помимо того, что это одна из немногих существующих сейчас синагог, построенных в готическом стиле, здесь также хранятся свитки Торы 300-летней давности.

В середине XVIII — первой половине XIX веков еврейская община в Америке пополнилась выходцами из западной Европы, в основном из Германии. В Национальном музее Американской истории в Вашингтоне хранится маленький кожаный мешочек на шнурке, который использовали для хранения еврейского молитвенника. Этот мешочек подарил своему сыну немецкий еврей Лазарь Рот Шильд примерно между 1810 и 1825 годами на память, когда его сын решил иммигрировать в Америку. У сына Шильда не было иного выбора, кроме как покинуть Германию – он хотел жениться, но в некоторых немецких муниципалитетах евреям не разрешалось вступать в брак, если не было доказательств смерти другого члена еврейской общины (таким образом искусственно ограничивался рост общины). В 1839 году в одном немецком издании отмечалось, что законы “не позволяют молодым евреям вести собственное домашнее хозяйство в Баварии и жениться; часто их головы украшают седые волосы, прежде чем они получают разрешение на создание дома и поэтому могут думать о браке”.

А шелковый чехол для Торы были привезен с собой в Сан-Франциско во времена “золотой лихорадки” и хранится сейчас в синагоге Эману-Эл. Основанный в 1850 году, это один из первых иудейских храмов в Калифорнии. Неизвестно, кому принадлежал этот чехол, но понятно, что в поисках золота участвовали, в том числе, и религиозные евреи.

В конце XIX и особенно в начале XX века в Америку хлынули иммигранты, в основном выходцы из местечек, расположенных на территории Российской империи, спасаясь от погромов. Чуть больше трех миллионов иммигрантов приехали из Российской империи в 1896 – 1915 годах. Две трети составляли евреи. В основном они селились в крупных городах и занимались различным бизнесом. Вот такое объявление на идиш висело в витрине магазина в Нью-Йорке, в котором работали иммигранты Джозеф и Дэвид Миллер.

ЕВРЕИ В ОБЩЕСТВЕННОЙ ЖИЗНИ И ПОЛИТИКЕ

Рассказ о влиянии еврейских общин на историю Америки будет неполным, если я сосредоточусь только на религиозной стороне вопроса. Впрочем, связь с религией в столь активном участии евреев в общественно-политической жизни тоже есть – так, Тора учит нас не проходить мимо несправедливости.

Еврейские общины участвовали в создании различных общественных организаций по оказанию помощи нуждающимся. В 1783 году община Филадельфии основала первое в Америке Общество помощи иммигрантам. В 1784 году евреи Чарльстона открыли первую еврейскую американскую организацию социального обеспечения, а в 1801 году – общество по уходу за сиротами. Еще до того, как Соединенные Штаты стали официально участвовать в Первой мировой войне, многие общины и организации, включая Еврейский совет по вопросам благосостояния, объявили о сборе помощи пострадавшей от войны Европе. Еврейский совет по социальному обеспечению собрал миллионы долларов, содержал социальные центры для военнослужащих в Америке и в Европе, и вместе с Красным Крестом, Молодежными и женскими христианскими ассоциациями и Национальным католическим военным советом помогал обучать и отправлять десятки тысяч медсестер и врачей на фронт. Нельзя не упомянуть и “Джойнт”, “Американский еврейский объединённый распределительный комитет”, крупнейшую еврейскую благотворительную организацию, созданную в 1914 году со штаб-квартирой в Нью-Йорке. После Первой мировой войны в 1919 году через представительство в Варшаве “Джойнт” организовал медицинскую и продуктовую помощь нуждающимся в Польше, потратил больше 22 миллионов долларов на помощь евреям, пострадавшим от погромов в Польше и на Украине. Широко известно, что “Джойнт” активно помогал пострадавшим во время голода в Поволжье и на Украине, через него в молодую Советскую страну завозили американские сельскохозяйственную технику. Не меньшую помощь оказывали еврейские благотворительные организации и во время Второй мировой войны.

Поскольку у нас виртуальная историческая экскурсия, то отдельно я хочу рассказать о некоторых американских евреях, которые не просто оставили след – благодаря им резко изменилась целая страна. Самое обидное, что большинству – как американцев, так и нет – их имена сейчас ничего не говорят. Поэтому я хочу хотя бы немного восстановить справедливость.

ХАИМ САЛОМОН, “КОШЕЛЕК” АМЕРИКАНСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Один из самых известных евреев, оказавших огромное влияние на американскую историю – Хаим Саломон (Соломон). Скорее всего, Саломон – это второе имя, которое в Америке превратилось в фамилию, как это часто бывало с иммигрантами.

Хаим Саломон на американской почтовой марке. Фото: Wikipedia / USPS

Хаим родился в местечке на территории Польши в 1740 году в сефардской еврейской семье (опять выходцы из Испании и Португалии!), много путешествовал, изучал языки и в 1775 году иммигрировал в Нью-Йорк, где работал посредником в делах, связанных с внешней торговлей.

Он примкнул к нью-йоркской группе патриотического движения “Сыновья свободы” – тайному обществу революционеров, лидером которого был Сэмюэль Адамс. Общество выступало за изменение налоговых законов (в том числе, отмену пошлин на торговые сделки, продажу печатных изданий), отмену системы торговли чаем, ну и по сути, за независимость американских колоний от британской империи. Самый громкий акт неповиновения “Сыновей свободы” вошел в историю как “Бостонское чаепитие”. Саломон помог конвертировать выданные французами кредиты в наличные деньги, помогая американской армии вооружаться против британской. Таким образом, он был наряду с Робертом Моррисом, суперинтендантом финансов, главным спонсором американской стороны во время американской Революции. Однако – странный факт – про Саломона американские школьники практически ничего не знают, а вот Роберт Моррис обозначен в учебниках как один из отцов-основателей независимой Америки.

Согласно отчетам, он умудрился собрать и передал, в том числе, и собственные средства на нужды американской армии в общей сумме более 650 тысяч долларов (что в пересчете на нынешние деньги составляет около 10 миллиардов). Известен такой эпизод. Когда перед сражением при Йорктауне, завершившимся окончательной победой американцев, Джордж Вашингтон искал дополнительные 20 тысяч долларов, Моррис решительно отказал: денег нет и кредита никто не даст. На что Вашингтон ответил: “Отправь за Хаимом Саломоном”. Саломон продал векселя и собрал нужную сумму.

Благодаря посредничеству Саломона, военная помощь молодой Америке поступала из Франции и Голландской республики. На его личные средства какое-то время жили члены Континентального конгресса во время их пребывания в Филадельфии, включая Джеймса Мэдисона и Джеймса Уилсона. Он давал в долг с процентами, ниже рыночных и никогда не настаивал на возврате, чем и пользовались многие революционеры.

В сентябре 1776 года Саломона арестовали за шпионаж. Британцы помиловали его, но только после того, как он согласился провести 18 месяцев на британском корабле в качестве переводчика для наемников, солдат из Германии. Саломон и тут умудрился вести свою подрывную деятельность и, наоборот, уговорил солдат дезертировать, а перед этим отпустить остальных заключенных, американских бунтовщиков. В 1778 году Саломон был снова арестован и приговорен к смертной казни, однако и тут ему удалось освободиться и даже бежать с семьей в Филадельфию. Хаим скоропостижно скончался от туберкулёза, которым заразился в тюрьме, 8 января 1785 года в Филадельфии. Ему было всего 45 лет.

К сожалению, его щедрость и его заслуги перед страной не были оценены – и до сих пор не оценены в полной степени. Конгресс отказался вернуть семье Саломона деньги, которые правительство брало в долг. При этом само семейство еще и оказалось должно – Саломон умер практически в нищете, и членам семьи пришлось занимать деньги на жизнь. Только в 1975 году Почтовая служба США выпустила марку с изображением Саломона и надписью «Финансовый герой американской революции». У его могилы в Филадельфии нет никаких особых государственных почестей, а мемориальную табличку и вовсе установил его праправнук Уильям Саломон, а в 1980 году установку мемориального американского флага установили, благодаря спонсорству местной еврейской религиозной общины.

ЭНДРЮ ГУДМЕН И МАЙКЛ “МИККИ” ШВЕРНЕР, БОРЦЫ ЗА ГРАЖДАНСКИЕ ПРАВА И РАСОВОЕ РАВЕНСТВО

История о том, как двое евреев из Нью-Йорка отправились на консервативный юг страны бороться за равные права для всех рас.

Микки Швернер родился и вырос в еврейской семье в городке Пэлхем округа Вестчестер на севере штата Нью-Йорк. Он изучал сначала ветеринарное дело, но потом решил стать социологом. Вместе со своей женой он был активистом движения за десегрегацию и гражданские права.

В 1964 году в южных штатах началась активная агитаторская кампания, призывавшая афроамериканцев воспользоваться своими избирательными правами и принять участие в выборах (несмотря на то, что рабство в Америке было окончательно отменено в 1865 году, в консервативных штатах отношение к людям другого цвета кожи де-факто оставалось прежним). Швернер принял решение присоединиться к кампании вместе со своим другом и соратником Эндрю Гудменом.

Гудмен вырос в богатом и либерально настроенном районе Манхеттена, и вся его семья – родители и двое братьев – были активистами различных движений за гражданские права. Эндрю сначала собирался стать актером, но потом получил образование антрополога. Помимо движения за расовое равенство, он также боролся за права женщин.

В 1964 году Гудмен, Майкл Швернер, жена Майкла Рита и житель штата Миссиссипи, афроамериканец Джеймс Чейни работали волонтерами над проектом “Лето свободы” Конгресса расового равенства (CORE), регистрируя избирателей-афроамериканцев. Комиссия по суверенитету штата Миссисипи была категорически против предоставления столь широких гражданских прав афроамериканцам. Их действия вызывали бурный протест у радикально настроенной части белого населения штата.

21 июня 1964 года Гудмен, Швернер и Чейни выступали на очередном митинге в округе Нешоба. Когда они возвращались с митинга, их остановил помощник шерифа Сесил Прайс и арестовал по ложному обвинению в поджоге церкви. Затем на собрании местной ячейки Ку-Клукс-Клана было принято решение о физическом уничтожении активистов. Для того, чтобы снять с себя подозрения, поздно вечером Прайс отпустил арестованных, но на выезде из города их автомобиль вновь был остановлен. Вместе с Прайсом были его начальник, шериф Лоренс Рейни, баптистский священник Эдгар Рэй Киллен и другие члены Ку-Клукс-Клана.

Что было в дальнейшем – неизвестно. Предполагается, что троих активистов сначала жестоко избивали, потом застрелили, тела сбросили в котлован и сровняли землю бульдозером.

Найденные 4 августа 1964 года останки Чейни, Гудмана и Швернера. Фото: Wikipedia / Federal Bureau of Investigation — Public Broadcasting Service. Во врезке фотографии — сверху вниз: Джеймс Чейни, Эндрю Гудман и Майкл Швернер

Первоначально дело велось по факту исчезновения без вести. Однако, после многочисленных протестов афроамериканской и еврейской общин, к расследованию подключилось ФБР. Тут-то и выяснилось, что в убийстве принимали участие руководство полиции штата, священнослужители и другие весьма уважаемые люди, которые также являлись членами местного Ку-Клукс-Клана. Возможно, именно поэтому местный суд отнесся к убийцам снисходительно. Один из них, Дельмар Деннис, отделался штрафом в 30 тысяч долларов и получил иммунитет от судебного преследования в обмен на информацию о соучастниках. Девять офицеров, участвовавших в похищении, были оправданы. Остальные были приговорены к лишению свободы на срок от 3 до 10 лет, и судья Уильям Кокс после вынесения приговора сказал: “Они убили одного негра, одного еврея и белого человека. Я дал им то, что я думал, что они заслужили”. Ни один осужденный не провел за решеткой более шести лет.

Что же касается памяти о погибших, то ее сохранением поначалу занимались члены их семей. Родители Эндрю Гудмена основали фонд его имени, руководство которого до сих пор поддерживает разные общественные организации, занимающиеся защитой прав и всеобщего равенства. Пик в горах Адирондак на севере штата Нью-Йорк получил название “Гора Гудмена”, его именем названо одно из школьных зданий на Манхеттене (там, где он учился). Башня с часами, которая находится в кампусе CUNY Queens College в Нью-Йорке названа башней “Чейни-Гудмен-Швернера”. На 70-й улице в сквере на Манхеттене установлена табличка: “Это место Свободы – в память о Джеймсе Чейни, Эндрю Гудмене и Майкле Швернере, которые 21 июня 1964 года в Филадельфии (штат Миссиссипи) отдали свои жизни в непрекращающейся борьбе за свободу и демократию. Комитет за гражданские права района Вест-Энд 18 ноября 1967 г.“. В то же время эти имена мало что говорят сейчас, увы, большинству американских школьников.

Перепечатка публикаций Виктории Авербух возможна только при согласовании с автором. Электронная почта – [email protected]

Еврейско-американская мечта

Добавить комментарий