Хареди, хареди, ты немного погоди!

0

Два еврея всегда найдут из-за чего поругаться

Петр ЛЮКИМСОН

 

Только что со мной произошла забавная история в супермаркете.

Подхожу к кассе, за которой сидит хареди (ультраортодоксальный еврей — прим. ред.). Ранее незнакомый. Из тех самых, которые не работают, не служат, налоги не платят, пособия на многочисленных детей из государства выжимают, а по ночам пьют кровь русскоязычных младенцев, предварительно сделав им анализ ДНК.

Провожу товары, и на кассе появляется итоговая цифра — 203.9 шекеля.

А проблема в том, что после одной малоприятной истории я отказался от кредитной карточки и решил расплачиваться только наличными.

— Кажется, у меня немного не хватает. Давай отменим йогурты! — говорю я ультраортодоксальному тунеядцу.

— А сколько у тебя есть? — спрашивает он.

Достаю синенькую купюру.

— Давай сюда! — говорит. — Остальное я доложу.

И при мне докладывает в кассу четыре шекеля.

Так как я знаю, что эти паразиты с жиру не бесятся, и у них каждый шекель, если не каждая агора на счету, то начинаю отказываться, но этот гад настаивает.

— Спасибо, — наконец, сдаюсь я. — Завтра обязательно занесу. Так что не говорю тебе "шана това", поскольку завтра еще увидимся. Ты завтра вечером здесь будешь?

— Буду, — говорит, — я вообще по 12 часов работаю. Только заносить ничего не надо — лучше положи в "купат цдака" (копилка для сбора пожертвований — прим. ред.). Так что — шана това тебе!

— В "купат цдака" я и без тебя положу! — отвечаю я. — До завтра.

Уже на выходе обнаруживаю в кармане 5 шекелей, возвращаюсь и кладу на кассу.

— Вот, — говорю, — это мой долг, и теперь уже ты положи за меня шекель в "купат цдаку".

— Не надо! — бросает он, и отодвигает монету в сторону.

— Конечно, надо! — говорю я и подвигаю к нему монету.

— Не надо!

— Надо!

— Не надо!

— Да, надо!

В общем, видимо, два еврея всегда найдут из-за чего поругаться.

Достали эти пейсатые, честное слово!

Рав Ури СУПЕРФИН | Один день из жизни захребетника

Добавить комментарий