Капут капудан-паши

0

Загадочное историческое поражение османского флота

Михаэль АШКЕНАЗИ

 

250 лет назад Османская империя получила самый чувствительный удар на море за двести лет, после поражения при Лепанто. В ходе трехдневного Чесменского сражения русский флот полностью уничтожил турецкий. Впервые с времен господства османов в Константинополе началась блокада Дарданелл. В это же самое время немногочисленная русская армия Румянцева между Днестром и Дунаем уничтожила более чем стотысячные силы турок и разогнала орду крымских татар. Но победы европейского оружия на суше над турецкими войсками, организованными по меркам шестнадцатого века, после побед короля Яна и принца Евгения уже особо не удивляли. А вот что же случилось на море?

Русский флот, по сути, впервые пустился в длительное и отчаянное плавание. Да, за спиной у россиян были победы на море над шведами, но это были победы, по сути дела, галерного, гребного флота, над парусным. В условиях почти полного штиля. Фактически и Гангут, и Гренгам – это были сухопутные сражения на воде. А тут… Русские эскадры тащились из Кронштадта в Средиземное море очень медленно, изумляя Европу (почти как недоброй памяти «Адмирал Кузнецов» недавно). Болели и умирали члены экипажа, ломался по дороге такелаж, эскадры вовсю пользовались помощью датчан и англичан, и довольно много командиров было в русском флоте из этих двух стран, включая контр-адмирала Эльфинстона.

Однако, надо признать, в России готовились к этому походу. Заходили в Средиземное море в одиночку корабли якобы торговые, а на деле – фрегаты. Снимали карты в Эгейском море и около Албании. Искали друзей среди местных греческих и славянских христиан. Создавали сеть информаторов. Всё это было, да. И всё это турки пропустили мимо ушей.

Готовилась Россия и, так сказать, идеологически. Вот, например, командующий флотом, бывший убийца императора и будущий похититель девицы Таракановой, Алексей Орлов, говорил четко и ясно о задачах операции:

«Если уж ехать, то ехать до Константинополя и освободить всех православных и благочестивых от ига тяжкого. И скажу так, как в грамоте государь Пётр I сказал: а их неверных магометан согнать в степи песчаные на прежние их жилища. А тут опять заведётся благочестие, и скажем слава Богу нашему и всемогущему».

И это была, как мы знаем, далеко не пустая похвальба, и второго внука Императрицы назвали Константин далеко не случайно.

Турки же, грозные османы, которые могли, по идее, хотя бы попытаться призвать под свои знамена тогда еще сильных пиратов Берберийского берега, а также египетские галеры, попытаться восстановить и укрепить свои корабли – почему-то пребывали в лени и безучастии. Возможно, султан и его правительство полагало, что в Средиземном море есть только два сильных флота – английский и французский. И один флот другому не позволит нарушить баланс сил, а, значит, и суетиться не надо. Но когда вот русские эскадры все же притащились в Эгейское море, то обнаружилась крайне странная вещь — кроме Морейского (Пелопонесского) паши, защищающего своё, кровное, фактически отданное султаном в вечное владение, никто не хочет серьезно воевать с русским флотом.

Пассивное, я бы сказал, на грани измены, поведение капудан-паши (командующего флотом) Хусамеддина Ибрагима остается главным вопросом событий первой декады июля 1770 года. Дважды перед ним оказывался неприятель, уступающий по кораблям в 2-3 раза, по количеству пушек — в 3-5 раз. Неприятель этот в водах Архипелага был впервые, а турки плавали здесь как дома уже лет 300. Но береговые крепости сдавались, как известный Наварин после всего-то шести залпов сдался известному Ивану Абрамовичу Ганнибалу. Сам же капудан-паша, когда на его 16 линейных кораблей в Хиосском проливе «навалилась» колонна из девяти русских линейных кораблей, предпочел сидеть в крепости на берегу и смотреть. Русские приближались без выстрела, нервы у турок не выдержали, они примерно с 580 метров начали отчаянную пальбу в белый свет. И все мимо, мимо… Ну, попали один раз в корабль «Европа». Русские ударили прямо в центр вражеской позиции, не сворачивая, вопреки всем правилам морских баталий.

Они открыли огонь со 170 метров, и это было страшно. … Даже гибель одного из русских флагманов («Святой Ефстафий» взорвался — и это основные потери россиян в те дни) не помогла, и турецкий флот сбежал в консервную банку — Чесменскую бухту, вечером следующего дня люди Ганнибала (как звучит, а?) приготовили четыре брандера, из которых только один, лейтенанта Ильина, выполнил полностью свою задачу – горящий сцепился с линейным кораблем противника… но этого хватило. Экипаж Ильина ушел на ботике к своим, а вражеский флот полыхал. Русские подошли ближе и открыли огонь по ярко освещенным целям. В 8 утра турецкий флот был уничтожен.

Это стало одним из мощнейших гвоздей в гроб могущественной когда-то империи. Начались восстания не только христиан, но и вполне себе мусульманских полунезависимых правителей. В том числе и в Эрец Исраэль.

orientalexpress.info

Сурен КАРАПЕТОВ | Возвысившие свой голос в поддержку армян

Добавить комментарий