Майя ГЕЛЬФАНД | Теперь он солдат

0

История одного еврейского мальчика

 

Мы переехали в этот дом пятнадцать лет назад.

Напротив жила многодетная религиозная семья, я часто наблюдала за ними из окна. В их доме всегда было многолюдно: толпились родственники, бегали дети, внуки, племянники. Так что не разобрать, кто кому кем приходится.

Один мальчик явно выделялся. Ему было года три или четыре. Низкорослый, толстенький, в очках. Он всегда ходил с мамой, как кутенок, тыкаясь носом в ее юбку . У него был синдром Дауна. Иногда по вечерам, когда родня расходилась, из их дома доносился протяжный печальный вой — наверное, плакал этот мальчик.

Потом он подрос и пошел в школу. Я видела, как мама, немолодая женщина, в один и тот же час стояла возле остановки, дожидаясь его автобуса. Он неловко вылезал, поправлял сползавшую на лоб кипу, ковылял домой, и они скрывались за ажурной калиткой.

Прошло время, и ему стали доверять важные поручения. Он возил коляску с очередным новорожденным родственником, явно очень довольный собой. Мама шла сзади.

А потом он надолго исчез из моего поля зрения. Или, может быть, наши пути не пересекались. А сегодня я увидела его в военной форме. Мама помогала ему взвалить на спину тяжелый рюкзак. И я испытала гордость. За него. За его родителей. За нашу армию. Да и за нашу страну. Теперь он солдат.

Военщина и котёнщина

Напоминаем: позиция авторов рубрик "Автограф" и "Колумнистика" может не совпадать с мнением редакции.

Добавить комментарий