Тайное и явное

0

Еще 11 марта "Уолл-стрит джорнэл" сообщил о тайной морской войне Израиля против иранских нефтяных танкеров и транспортов с оружием, следующих через Красное и Средиземное моря в Сирию. С тех пор произошли новые события и появились дополнительные подробности, в том числе и от такого серьезного американского издания, как "Нью-Йорк таймс"

Давид ШАРП

 

Согласно ряду источников, есть веские основания предполагать, что с 2019 года были осуществлены не 12 израильских атак на иранские суда, как писалось первоначально, а значительно больше: вероятно, счет идет на десятки. Однако, как утверждалось ранее, все атаки носили ограниченный характер, то есть не преследовали целью потопление судов или нанесение людских потерь. Атакующие старались избегать и разлива нефти, каковой наблюдался, скорее всего, лишь один раз.

Ответные действия Ирана, который еще недавно сам активно атаковал иностранные суда в районе Персидского залива, не заставили себя долго ждать. В феврале в Оманском заливе с помощью прикрепленных к борту магнитных мин было повреждено судно израильского бизнесмена Рами Унгера, а на днях состоялся новый раунд морского противостояния. 26 марта в сотнях километров от берега в Аравийском море относительно небольшая ракета влетела в борт контейнеровозу "Лори", принадлежащему другому израильскому бизнесмену — Уди Анджелу.  Судно, следовавшее из Танзании в Индию, несмотря на повреждения, продолжило путь в порт назначения.

В наши дни принадлежность корабля, под каким бы флагом он ни ходил, в большинстве случаев не представляет особого труда установить при помощи открытых источников. Ну, а опознание в море — дело техники. В случае с атакой "Лори" необычным является то, что ее осуществили вдали от берегов, а не в узком пространстве Оманского или Персидского заливов, в непосредственной близости от Ирана. Однако тут нет ничего сверхъестественного. Более того, вполне возможно, что иранцы действовали, как обычно, с небольших скоростных катеров. С той лишь разницей, что они не плыли непосредственно из Ирана, а находились на борту этакого "корабля-матки", и были спущены в нужный момент.

Чтобы судить, насколько эффективна и целесообразна израильская стратегия нанесения повреждений следующим в Сирию иранским судам, к сожалению, пока нет достаточной информации. Несомненно, иранцы несут прямой и косвенный материальный ущерб, а союзник "Хизбаллы" и Ирана — режим Асада недополучает столь необходимую ему нефть. Согласно имеющимся данным, атаковались и суда с оружием, и здесь вопрос уже в том, попало ли оно в итоге к адресату, и стали ли атаки причиной отмены подобных рейсов в дальнейшем. Если количество подобных грузов уменьшилось, то, возможно, игра стоит свеч.

Высказывания некоторых израильских источников о том, что в ситуации с нефтяными танкерами удар наносится по денежным переводам сирийцев "Хизбалле" (мол, так Асад расплачивается с Ираном за нефть), выглядят не особенно убедительно. Асад и без того в неоплатном долгу перед Ираном, и даже если танкеры доходят до пункта назначения не всегда, все равно передаст "Хизбалле" все, что Тегеран попросит. Да что там: если надо, иранцы и сами быстренько доставят в Сирию наличные для ливанских шиитов, технических преград для этого нет,  а транспортные самолеты Израиль не трогает.

Любые военные операции  нужно рассматривать по принципу "цена-отдача". Некая отдача, то есть ущерб, понесенный противником, в этой тайной войне присутствует. Вопрос, насколько он велик, остается пока открытым. Но есть и цена. Во-первых, это политические риски, особенно с того момента, как об операциях сообщили СМИ. Как ни крути, удары по гражданским судам — дело щекотливое. Но суть даже не в этом: теперь возможные атаки Ирана против международного судоходства могут рикошетом ударить по Израилю со стороны пострадавших стран. Ну и, наконец, нападения иранцев на принадлежащие израильским компаниям корабли в отдаленных водах. Помешать им ВМФ ЦАХАЛа возможности не имеет, а вот транспортный поток в нашу страну, да и израильское судоходство в целом вполне могут пострадать. Достаточно того, чтобы суда были вынуждены делать большой крюк на пути к конечному пункту, или страховые компании подняли цены на полисы, а то и вовсе прекратили их страховать.

В общем, с приданием происходящего гласности не исключено, что применявшуюся до сих пор стратегию придется переосмыслить. В любом случае, за ракетный обстрел израильского судна, чем бы он ни был вызван, Иран должен получить действенный ответ.

* * *

Тем временем 27 марта произошло знаковое для режима аятолл, да и всего региона событие: Китай и Иран подписали в Тегеране соглашение о всестороннем стратегическом, экономическом и политическом сотрудничестве сроком на 25 лет. Подписи под документом поставили главы внешнеполитических ведомств двух стран. Готовился документ издавна: еще в 2016 году, во время визита в Иран председатель КНР Си Цзиньпин на рамочном уровне договорился с духовным лидером Али Хаменеи о чем-то подобном.

К сожалению, о деталях договора на данный момент почти ничего неизвестно. Это, кстати, вызывает критику в среде некоторых иранских консерваторов — мол, страна может попасть в кабалу к иностранцам, но всерьез воспринимать ее пока не стоит. Соглашение затрагивает многие важнейшие области. Для Ирана Китай — по сути, главный торговый партнер и крупнейший рынок сбыта нефти. В условиях тяжелейших санкций, вне связи с тем, ослабит ли их администрация Джо Байдена, иметь стратегическую опору в лице второй в мире сверхдержавы (а Китай, по крайней мере, в сфере экономики уже достиг этого статуса) дорогого стоит.

Кстати, КНР является одним из главных поставщиков оружия Ирану, и можно предположить, что в этом плане сотрудничество сторон продолжит интенсивно развиваться. Иранцы, страдающие от дефицита инвестиций в инфраструктуры и технологий, могут получить в КНР то, что им столь необходимо, в то время как китайское присутствие на Ближнем Востоке, судя по всему, усилится. Тот факт, что обе страны являются оппонентами США, лишь подливает масла в огонь. Договор не стал сюрпризом, но его все равно можно считать своего рода вызовом Вашингтону. Запас прочности Ирана  с началом его реализации, безусловно, возрастет. Вопрос лишь в том, насколько и как быстро. Вне всяких сомнений, это не может не вызывать беспокойства у Израиля и других региональных противников Тегерана.

"Новости недели"

Мины для диктатуры аятолл

Добавить комментарий