Глаза в глаза

0

Более тридцати лет назад израильская писательница, поэт и драматург Нава Семель написала грустную монодраму под названием «Что скрывается за глазами». На иврите оно звучит еще более странно: «Миахорей эйнаем» ( «За глазами»). Почему так?

Инна ШЕЙХАТОВИЧ

 

Взгляд человека, у которого синдром Дауна, странен. Он и отличает его от остальных.  Тема этой пьесы, которая возникла в новой трактовке  на сцене Хайфского театра, жизнь женщины, мамы, которая родила ребенка с синдромом  Дауна. Острая и лирическая, нежная и очень человечная пьеса в версии режиссера Мор Франк стала материалом для трех голосов.

Три актрисы играют эту жизнь — боль, жизнь – любовь.  Монолог на три голоса – как партитура для маленького оркестра. Все негромко – и оглушительно. Ведь в центре – огромная беда… Есть темы, которые не так часто обсуждаются. Можно сказать, что они  занимают людей в гораздо меньшей степени, чем  политика,   война, эпидемии. Чем  экономика и  футбол. Но их значимость, серьезность не уступают главным мастодонтам.

Врожденные болезни детей – как развилка на дороге. Была одна жизнь, стала совершенно иная.  Этот факт, испытание, этот поворотный момент в судьбе  определяет всю дальнейшую историю женщины, семьи. Длится  тяжелый, нескончаемый  экзамен  на прочность, на веру и человечность. Ребенок, про которого только что родившей маме говорят, что он будет не таким, как все, требует особого подхода, он не достигнет того, чего   достигнут другие дети, поднимает над  домом некий черный флаг. Этот ребенок не  будет успешным, востребованным. Не будет понимать многое из того, чем богат, интересен и странен этот мир. Но он человек, душа, сердце – и любовь для близких. Для  матери… В том случае, если мать решила дать ему всю душу и все силы…

Рецептов нет, нет умных или глупых советов – только личный выбор.  Спектакль в Хайфе очень получился  камерным. Почти без декораций, — только несколько стульев и матрасов-подушек. Вся энергия, вся гуманистическая сила – в словах. Текст образует напряжение. Из текста возникает катарсис.  Йоси Бен-Нун положил на музыку несколько стихотворений Навы Семель, и актрисы поют-проговаривают эти стихи, эти песни. Этот негромкий светлый плач. Вздох. Исповеди – крошки. Актрисы Бониэль Офри,  Альма Диши  и  Рони Адар играют и медсестру в родильном отделении, которая настойчиво советует отказаться от новорожденного, и соседок¸ и учительницу, и страхи, и пересуды, и отчаяние. И маму. Втроем одну. Такую стойкую, любящую. Прекрасную.

В театре было решено создать две версии этого спектакля. На иврите и на арабском. Актрисы Шадан Канбура,  Фида Зидан,  Муна Хаува играют на арабском  (есть титры на иврите). И это другой спектакль. Тоже трогательный,  добрый, грустный. Иная мелодия, иные женщины. И оба варианта касаются самых потаенных струн, выворачивают на свет то, что поистине важно, драматично,   не имеет по значимости и глубине никаких аналогов.  Наверное, если человеку не дано изменить судьбу, стать беззаботным и радостным, объективно не дано, не выходит  быть предельно  оптимистичным, он может совершить невозможное.

Когда неудача почти ломает его,  не будучи связана с материальным статусом или играми тщеславия, он находит в себе скрытые резервы,  выращивает внутри особую защиту. Истина прорастает сквозь удары, колючки, сквозь социум. Сквозь   мрак предопределенности. Когда смотришь спектакль «Что скрывается за глазами». Невольно сравниваешь свою жизнь, свои беды с жизнью и бедами героини Навы Семель.

И понимаешь — сквозь слезы сострадания и печали – что надо беречь и хранить любимых, родных, всегда знать, что благополучие, покой,   счастье не бывают навсегда. Хрупкость этих субстанций, их  временность не делает их менее драгоценными.

Нам даны сила и  правда сочувствия – так будем их ценность оправдывать…

Несколько слов вместо заключения. Фида Зидан – друзка. Два ее брата погибли, будучи на службе в ЦАХАЛ. Шадан Канбура и Муна Хаува  удачно сыграли в фильме «Не здесь, и не там», о котором в стране много дискутировали…

Скромное обаяние пандемии

Добавить комментарий