Любовь на планете Вражда

0

На сцене Израильской оперы – шедевр музыки бельканто. Винченцо Беллини, «Капулетти и Монтекки». В нашем, израильском,  варианте, спектакль получил название «Ромео и Джульетта». И сразу скажу, что смотреть и слушать эту постановку необходимо

Инна ШЕЙХАТОВИЧ

Фото: Йоси Цвекер

…Две девочки растут в суровом мире: все должно здесь быть по правилам, все – строго и бесчувственно регламентировано. Монахини,  как тюремщицы,  рьяно заботятся о сохранении порядка. Рясы заполняют странно эклектичное пространство серым, мышиным, депрессивным потоком.  Малышки веселые, живые, проказливые. Одна темненькая, другая  рыженькая… Бегают. Живут.

На девочках  красные  галстуки – что сразу перебрасывает память в плотный поток самых   нерадостных ассоциаций: диктатуры, чистки, милые детки на трибуне мавзолея, неумолимая борьба с любыми проявлениями свободы. Советская диктатура, румынская, что-то из философских притч Стругацких, Лема…Потом девочки подрастут – и их дружба превратится в любовь. Вернее – их любовь повзрослеет. И прогремит выстрел, случайный, впопыхах, и колесо трагедии будет запущено.

Режиссер Ханан Снир максимально ушел от  первоисточника. Отступил – насколько либретто позволяло – от формулы, взятой  из старой новеллы Маттео Банделло (на которого ориентировался Шекспир): он, она – и тьма. Иначе – Ромео и Джульетта, несчастные любовники из Вероны,  юноша и девушка как  жертвы нескончаемой распри. В прочтении весьма авторитетного израильского театрального режиссера Ханана Снира герои стали влюбленными девушками. И мне этот вариант, эта горькая повесть с прекрасной, юной,   завораживающей музыкой Беллини,  показалась вполне живой и убедительной.

Ромео и Джульетта одни среди мышиных ряс и бряцающих оружием людей-марионеток. Черненькая и рыженькая, они вместе против статистов армии вражды. Костюмы спектакля – решительная и отмеченная бесстрашием работа художницы Полины Адамовой. Она нарядила всех участников, как представителей двух каст. Двух кланов. Разных миров.  А Ромео и Джульетта – заложницы. Узницы. Они чужие всему. Они одиноки, заключены в тюрьму предрассудков. Их путь пролегает через минные поля  ненависти.

Этим девушкам – брюнетке Джульетте и рыженькой Ромео – выпало оказаться в кратере вулкана.  На вечной    войне. Даже спальня здесь выглядит,   как склеп, как клетка. Как бункер. Сценограф Рони Торен выбрал  образ жизни-клетки как  основную смысловую  метафору. Эклектика в оформлении сценического пространства делает его универсальным. Лепнина в классическом стиле, мониторы, урбанистические детали составляют фон этого сюжета, который всегда был.  Который всем знаком. Клетка – его символ. Клетка – и охранники. И оружие. Две чудесные героини, две красавицы-бунтарки которые знают одно: ненависть, диктат – это плохо. С  этим жить не получится. Не дадут.

Что именно  не могут поделить две враждующие клики,  две мафии, две бессмысленных шайки? Воду, нефть, промышленные империи? Это неважно. Важно, что парни в бейсболках  с одной стороны и парни в деловых костюмах  с другой готовы биться насмерть. За что? За победу, конечно. За какую такую идею? Чтобы убить чужаков.  А там видно будет… Доктор Лоренцо (и в либретто Феличе Романи он тоже врач, а не священник),  этот гуманист, желающий избежать трагедий, идеалист, на ум которому  приходят какие-то старинные, бабушкины решения,   сочувствует девушкам.

Он против войны, против вывихнутого уклада, при котором не предусмотрена, не вырастет свобода, невозможны нормальные мысли, не расцветут красивые отношения. Он против дураков и глупцов. Этот Лоренцо  сильный, харизматичный, и Владимир Браун  играет свою роль мощно, ультимативно. Берет слабых под крыло, с достоинством усмиряет хаос. Один в поле не воин, и выиграть Лоренцо не дано, но он хотя бы попытался…Его снадобье девушкам не помогло, завершили грустную повесть пистолет и нож.

Ромео–Таль Бергман. У нее много энергии, местами, особенно в нижних регистрах,  голос звучит красиво.  Сказывается отсутствие опыта, хотя артистка настроена очень решительно, и у нее есть актерская экспрессивность. Джульетта – Алла Василевицкая. Партия ей удается абсолютно, голос¸ техника, образ  убедительны. Ее хрупкая светлая нежность, поэтичность, чарующая женственность, большой спектр красок в этой сложной и прекрасной роли говорят о мастерстве и духовной силе, об уме и преданности профессии. Если бы опера участвовала в соревновании за театральные призы страны, Алла Василевицкая была бы одной из главных номинанток в разделе «лучшая актриса» за этот сезон…

Музыка Беллини – утешение и награда. В опере много гениальных музыкальных эпизодов, Знаменитая ария Джульетты с арфой. Хоры. Ансамбли. Финальный дуэт, который просто запечатлевается в душе, в памяти – и тревожными аккордами, совершенной мелодической красотой   сопровождает нас долго-долго, и врачует раны…

Украшение,  безусловный лидер  спектакля – оркестр. Он един, дивно  соединен,  оправдан и в звучании, и в темпах, в каждом эпизоде направлен на общую задачу. Очень хороши солисты (кларнет, флейта, валторна), но  эти голоса  обладают ансамблевым, оркестровым мышлением и мастерством, и их красота никогда, ни в каком драматургическом моменте  не становится эгоистичной, превалирующей, самоцельной.  Дирижер, музыкальный руководитель нашей оперы и оркестра Ришон ле-Циона Дан Эттингер снова победил. Его дирижерский, лидерский план оказался безукоризненным. Понимание партитуры, увлеченность и логика, итальянская страстность   выше всех похвал.  Музыканты творят вместе, но свободно, будто показывают пример гармонии и счастливого служения. Качество исполнения музыки радует, обнадеживает.  Хочется слушать, слушать без конца, вдумываясь в оттенки и разнообразие материала.

…Винченцо Беллини был   красив, как Адонис, удачлив. Одарен  талантом,  который сиял и сверкал, будто пришел из бескрайнего космоса. Вулкан Этна и маки родной Сицилии, печаль предчувствия и предвосхищения ранней смерти отразились в его музыке.

Будут другие люди, может, ненависти станет меньше. Может, совсем исчезнет пагубная, уродливая привычка ненавидеть, преследовать иных, других…Надежды мало – но вдруг… Мало поводов для оптимизма, для истинного душевного комфорта. И среди всего этого – опера. Высокое творение ума и  сердца. «Ромео и Джульетта»…Эталон бельканто. Талисман любви. Пусть всем  любящим повезет.

Добавить комментарий