Спектакль для мамы

0

«Ромео…» не история любви, не реверанс Шекспиру, не притча о смерти, и даже не еще одна  версия не вполне чистой и нравственной  изнанки шоу-бизнеса.  Собственно, все, что надо знать о фабуле, заключено в названии

Инна ШЕЙХАТОВИЧ

 

Фото: Симха Барбиро

Я вчера посмотрела спектакль «Ромео и мама», театр «Камерный», режиссер Гилад Кимхи.  Пьесу написали Гур Корен и Гилад Кимхи. Это был один из последних показов, потому что спектакль завершил свою вполне удачную сценическую жизнь.  Его активно посещали зрители.  Пресса была вполне позитивная.  А я прежде его не смотрела, и потому – перед тем, как интервьюировать драматурга Гура Корена — пошла в театр.

«Ромео…» не история любви, не реверанс Шекспиру, не притча о смерти, и даже не еще одна  версия не вполне чистой и нравственной  изнанки шоу-бизнеса.  Собственно, все, что надо знать о фабуле, заключено в названии. Именно тут стержень и  конфликт. И – камертон. Мама и сын. Вот и вся история.  Спектакль о них. Сын, Мули,  бросил школу, оставил  занятия в театральной студии, пошел работать в бургерную,  чтобы помочь семье материально. А мама мечтает увидеть сына на сцене, верит в его талант. Она добрая, любящая. И еще она очень  больна. И надежд на выздоровление нет.

А тут объявляют пробы на роль Ромео в каком – то большом коммерческом столичном проекте, и Джульетту играет известная и абсолютно лишенная мозгов, капризная  актриса. Что-то типа российской амебы Бузовой. «Джульетта»  хочет видеть в роли Ромео своего бой-френда, а на кастинге лучше всех себя проявляет наш герой, Мули. Но роль все равно достается не ему. А кому? Правильно, бой-френду звездочки-Джульетты, у которого и протекция, и сама вышеупомянутая звездочка, и  запас прочности в лице ориентированных на громкие имена СМИ,  и разное такое.

Маме говорят, что Мули получил роль, что все прекрасно. От нее скрывают правду. А она все хуже себя чувствует. Тает, слабеет. Мули делает все, чтобы защитить маму от боли разочарования. Изворачивается, виртуозно обманывает ее. Зал смеется на смешных репликах, затихает на грустных моментах. Вот так и идут навстречу друг другу (или друг против друга) две темы, две волны. Комическая и трагическая. Смех и слезы. Карикатура и проникновенная, тонкая тема драгоценности жизни и подлинных  чувств.

Комическая —  это сестра мамы громкоголосая Нати, и вся съемочная группа, шумная и бестолковая. И стиль, суть деятельности беспринципных продюсеров. И стремление народных масс быть рядом со знаменитостями, вне зависимости от того, что собой эти знаменитости представляют. Будто эта близость и на самих народных массах  оставляет некий золотой отблеск… Довольно беспомощные фрагменты видео  призваны укрупнить, акцентировать  важные смысловые моменты.

Мне вообще кажется, что страсть поверять театральную продукцию кинопленкой, мода на видео не в природе театра, и использовать  кино  в спектакле надо очень осторожно и только при явной необходимости…Правда, достоинство, любовь, дружба,   благородство. Совесть и честь. Эти понятия всегда стоят в центре любого произведения искусства. Эти понятия как раз и образуют лирическую, проникновенную трагичную линию истории про маму, Шекспира, «ложь во спасение», неудавшуюся попытку неизвестного парня из провинции взойти на Олимп.

Материнская любовь, любовь детей к матери. Это ведь символ, суть, соль жизни человечества.  В мире, который штормит, на планете, где все слово «бизнес» понятно всем¸ а слово «любовь»- нет. Театр разговаривает на важную тему. Уход матери – потрясение, с которым невозможно, не получается смириться. Своего рода Рубикон. Изменение жизни в корне… Любите и берегите своих мам¸ своих близких. Авторы пьесы говорят об очень личном и пережитом.

Худрук Гилад Кимхи поставил спектакль просто, без затей.  Искренно. Как доверительный разговор. Я не видела эту работу на пике, ведь спектакль имеет тенденцию снашиваться, терять энергию и остроту эмоции.  Думаю, прежде эта работа была ярче. Но в зале плакали. Потому что равнодушным остаться нельзя.  Гур Корен — драматург  энергичный, экспрессивный, мыслящий театральными категориями.   Сохранивший детский взгляд на мир – но и отмеченный масштабностью  фантазии и глубокой человечностью. Гур Корен еще только в начале пути. Он безоговорочно одарен. Глубок. Умен и остроумен.

Зрители, которые видели спектакль «Ромео и мама»,  сохранят о нем память. Потому что он задевает каждого, каждому предъявляет счет. Задевают самую сокровенную струну- и она звенит, болит в сердце каждого. Ходите в «Камерный», там интересно.

«Рубато», Яго и все мы

Добавить комментарий