Счастье нищеты

0

История на исходе субботы

 

Яков Шехтер

Ребе Меир из Перемышлян славился своей нищетой.

– Нет ничего более полезного для души, чем бедность, – не уставал повторять он. – Умножающий богатство, умножает заботы. Счастлив человек, который никому не должен и которому ничего не должны.

Перед тем, как ложиться спать, ребе Меир собирал все имевшиеся в доме деньги и отдавал беднякам.

В одну из ночей ему никак не удавалось заснуть. Долго ворочался он с одного бока на другой, повторял псалмы, вспоминал дела минувшего дня, пытаясь понять, почему Всевышний заставляет его бодрствовать. Но тщетно, сон не приходил.

Поднялся с постели ребе Меир, засветил свечку, разбудил жену.

– Рейзл, – спросил он шепотом, опасаясь потревожить сыновей. – Рейзл, вспомни, может быть у тебя в кошельке остались две-три монетки?

Жена проверила кошелек. Пусто. Она принялась шарить в сумочке, прощупывать карманы платья и, действительно, обнаружила завалившуюся между подкладкой и тканью медную копейку. Но где найти в такой час нищего?

Ребе Меир зажал копейку в кулаке и отправился в ближайшую синагогу. Там, на женской половине, обычно ночевали бедняки, проходившие через местечко. Стараясь не скрипеть ступеньками, поднялся ребе Меир на второй этаж, подкрался к спящему на лавке бедняку и тихонько опустил копейку в его карман. Выйдя на улицу, он вздохнул с облегчением и воскликнул:

– О Г-сподь, Б-г Всевышний, Владыка Неба и Земли! Благодарю Тебя за то, что создал меня нищим!

Вернувшись домой, ребе Меир улегся в постель и моментально заснул.

Слава о чудодейственной силе молитв ребе Меира докатилась до самых отдаленных еврейских общин. Как-то раз приехала к нему женщина из далекого Бухареста и попросила благословения. После многих лет замужества Всевышний не осчастливил ее ребенком. Ребе Меир помолился за посетительницу, и, как обычно, отказался от каких-либо выражений благодарности. Женщина уехала, а через год на имя ребе Меир пришло письмо из Румынии.

– Дорогой праведник, – значилось в письме. – Благодаря силе вашей святой молитвы произошло чудо: моя жена после многих лет разочарований и горя родила здорового мальчика. Мы благодарим вас от всего сердца и от всей души, и в знак выражения нашей благодарности посылаем вам скромную сумму.

Вместе с письмом пришел перевод на триста рублей. По тем временам это были очень большие деньги.

– Вы знаете, кто прислал перевод? – спросил почтальон, протягивая квитанцию ребе Меиру. – Как не знаете? Это же один из самых богатых евреев Румынии. Он может купить все наше местечко и не заметить.

Пришел ребе Меир домой и собрал сыновей на совет.

– Это письмо переполнено ошибками, – сказал он, протягивая его сыновьям.

Во-первых, отправитель обращается к праведнику. А разве я праведник?

Во-вторых, он пишет о силе святой молитвы? С каких пор мою молитву стали называть святой?

И, в-третьих, он пишет, будто благодаря моему благословению его жена забеременела. Это Всевышний посылает благословение бесплодным женщинам, а вовсе не я.

Мне кажется, что автор письма ошибся адресом. Наверное, он имел в виду кого-то другого. Существуют на свете настоящие праведники, видимо, его жена побывала у одного из них. Поэтому я хочу вернуть деньги.

– Отец, отец! – вскричали сыновья. – Оглядись по сторонам, отец! Посмотри, в какой нищете мы живем. Это не богач из Румынии, а сам Всевышний посылает тебе помощь. Разве можно отказываться от благословения Небес? Ты должен взять эти деньги и отдать их матери на самые насущные нужды.

Но ребе Меир не соглашался.

– Нельзя строить свое благополучие на чужих ошибках.

– Ты всегда учил нас, – сказали сыновья, – что в сложных ситуациях нужно идти за советом к раввину. Давай обратимся в раввинский суд Перемышлян.

– Правильная мысль! – воскликнул ребе Меир. – Уверен, что судьи сразу поймут, в чем тут дело.

Внимательно выслушав доводы сторон, суд постановил:

Предположим, что ребе Меир по скромности своей полагает, будто он не праведник, и его молитвы нельзя называть святыми. Но вторая сторона, пославшая деньги, убеждена, что это именно так. И мы, раввины города Перемышляны, в данной ситуации не согласны с мнением ребе Меира о ребе Меире, и склонны принять сторону второй стороны.

Поскольку вторая сторона убеждена, что ребе Меир – праведник и благодаря его молитве Всевышний благословил бесплодную женщину, то деньги, переданные второй стороной первой стороне, являются подарком и выражением благодарности, и нет ни одного указания, ни в Торе, ни в раввинских постановлениях и респонсах запрещающего ребе Меиру использовать эти деньги по собственному усмотрению.

– Тогда я прошу суд, – воскликнул ребе Меир, – пригласить мою жену. Кто лучше женщины знает, праведник ее муж или нет?! Как Рейзл скажет, так я и поступлю.

– Рейзл, – спросил ребе Меир, после того, как судьи изложили ей суть дела. – Как ты считаешь, Рейзл, должен ли я принять эти деньги?

– Ты ведь сам всегда повторяешь, – ответила жена, – счастлив человек, который никому не должен и которому ничего не должны.

На лице ребе Меира засияла счастливая улыбка. Прямо из суда он отправился на почту и послал деньги обратно.

Добавить комментарий