Золотое яичко

1

Не хватает нам "короны", так обрушилась на нас еще одна напасть – эпидемия птичьего гриппа. Как мы сообщали, в Израиле зарегистрировано свыше десяти очагов этой болезни

Яков ЗУБАРЕВ

 

Основной удар пришелся на поселок Маргалийот, где практически все взрослые заняты птицеводством. Здесь уничтожается почти все поголовье — более полумиллиона кур-несушек и миллионы яиц. Пострадали также птицефермы в поселках Неот-Голан, Кфар-Барух, Эйн-Цурим, Авигдор, Маайян-Цви, Нахалаль, Гадиш, Неот-Голан, Гиват-Йоав, Дебора, Барак… Новые очаги эпидемии обнаружены на этой неделе в кибуце Эйн а-Хореш и в поселке Рам-Он, где разводят индеек: там подлежат уничтожению почти 57 тысяч птиц. И на фермах поселка Нахалаль в Изреэльской долине заражены около 42 тысяч индеек – им определена такая же судьба.

В заповеднике Хула – излюбленном месте отдыха перелетных птиц — погибли свыше пяти тысяч журавлей. В связи с эпидемией на десять дней закрыта для движения трасса 886 от перекрестка Мисгав до кибуца Манара.

По оценке экспертов, нынешняя эпидемия птичьего гриппа — крупнейшая в истории Израиля. Правда, ветеринарные службы заявили, что причиной ее является штамм H5N1, вероятность передачи которого людям достаточно низка. Однако министерство рекомендует употреблять в пищу яйца и мясо птицы только после длительной тепловой обработки и тщательно мыть руки после соприкосновения с этими продуктами в сыром виде.

Несмотря на массовое уничтожение кур и яиц, израильтяне вроде не должны остаться голодными: министр сельского хозяйства Одед Форер распорядился обеспечить экстренный импорт в Израиль 100 миллионов яиц и пообещал предоставить пострадавшим фермерам немедленную финансовую помощь. Между тем, "птичья" эпидемия еще резче обозначила проблемы, решение которых давно назрело в птицеводческой отрасли страны.

Птичий грипп, в отличие от коронапируса, — вовсе не внезапная напасть, которую нельзя предотвратить. Одной из причин его возникновения являются условия содержания птицы, каковые в наших пенатах из ряда вон плохи. В среднем на каждую курицу-несушку приходится 19 на 19 сантиметров жизненного пространства — меньше, чем стандартный лист бумаги для принтера. Считается, что на два года жизни курочки этой площади вполне достаточно, но все это время ей приходится ютиться в тесной клетке, сидя на решетке, прутья которых врезаются в тело, и в собственных фекалиях. Убираются такие клетки два раза в год вручную, и далеко не всегда тщательно. Фермеры оправдывают это тем, что кур во время уборки нужно куда-то переселять, а места, как всегда, не хватает. Кстати, мыть нужно тщательно и бетонные полы этого, с позволения сказать, курятника, однако и это правило не всегда соблюдается. Кстати, не только уборка, но и кормление, и сбор яиц ведутся вручную.

94 процента птицеферм в нашей стране уставлены именно такими клеточными батареями устаревшего образца, построенными еще в 50-60-е годы прошлого века. От таких клеток уже почти избавилась Европа – Европейский Союз еще десять лет назад утвердил закон о переводе птицеводческой отрасли на передовые технологии, и сейчас свыше половины кур-несушек располагаются в открытых вольерах с конвейерным оборудованием. К примеру, германская компания Specht разработала в соответствии с рекомендациями Евросоюза три типа современных ферм. Одна из них располагает модернизированными клетками старого образца – в них вдвое больше пространства для каждой птицы, а кормление осуществляется с помощью кормораздатчика. Уборка помета и сбор яиц также механизированы.

Второй тип фермы – вольерный, при котором птицы могут свободно передвигаться по всему курятнику. Здесь также используется цепная система кормораздачи, автопоилки, есть насесты и гнезда. Опыт показал, что почти все птицы посещают гнездо, чтобы отложить яйца именно в нем. А третий тип совмещает в себе первые два, и фермер может по своему усмотрению моделировать птичник так, как ему требуется на данный момент, в зависимости от обстоятельств.

До 2030 года все птичники Европы должны перейти на более гуманные и эффективные методы выращивания и содержания, полностью отказавшись от тесных клеточных батарей. К этому же стремятся и Соединенные Штаты: здесь пока 70 процентов ферм основаны на старых технологиях, но подверглись модернизации с целью расширения жизненного пространства для птиц и механизации процессов ухода за ними.

Израиль тоже разрабатывает прогрессивные технологии и оборудование для промышленного разведения птицы — например, настил из особой пластиковой пленки, улучшающий гигиену курятника, системы автоматического кормления и поения, устройства сортировки и упаковки яиц. Но технологии эти идут на экспорт, в самой же стране практически не находят применения, несмотря на то, что резко сокращают трудозатраты, повышают качество продукции и обеспечивают высокие санитарные условия.

Закономерный вопрос: как же страна передовых технологий упустила из вида такую жизненно важную отрасль, как птицеводство? Почему наши фермеры предпочитают работать по старинке, нисколько не заботясь об эффективности своего производства и снижении себестоимости продукта? Ответ, как ни странно, лежит на поверхности: нет у наших фермеров никакой заинтересованности выдавать дешевую продукцию, поскольку все лишние затраты покрывает им государство, а точнее – мы с вами, покупатели. Яйцо в Израиле обходится нам на 44 процента дороже, чем в странах OECD, таким образом, мы переплачиваем за него в среднем около 250 миллионов шекелей за год. Золотое яичко! И это притом, что яйцо наше, как не без основания определяют знающие потребители, — "бейцат-зевель", то есть "яйцо-мусор", поскольку каждая третья птицеферма у нас является носителем сальмонеллы, и минздрав настоятельно рекомендует нам не употреблять в пищу сырые яйца.

Израильские птицеводы не торопятся расставаться со старой технологией. Почти все птичники располагаются в приграничных районах севера, они совсем небольшие, и работают в них в основном пожилые люди, которым трудно в силу возраста переходить на новые рельсы. Кроме того, почти половина прицеферм вообще не принадлежит им – они взяли ее в аренду у хозяев, которые зачастую сами, устав от ежедневного труда, предпочитают просто стричь купоны. Труд здесь и вправду не из легких: с шести утра на ногах, все операции вручную…

В конце минувшего года министр сельского хозяйства Одед Форер объявил реформу в птицеводческой отрасли. Он намерен увеличить на 30 процентов квоты на производство куриных яиц – с 2,3 до 3 млрд в год. Трудно поверить, но социалистическое плановое хозяйство устойчиво сохраняет позиции в рыночном Израиле. Согласно Закону о птицеводстве от 1963 года, этой отраслью управляет Совет по птицеводству, половину состава которого представляют сами… птицеводы. Вот они-то и определяют размеры выделяемых каждому хозяйству квот: кто и сколько должен произвести в год куриных яиц, исходя из определенной минсельхозом общей квоты. Надо ли говорить, что такое планирование сдерживает конкуренцию и создание новых ферм, что, в конечном счете, приводит к высоким ценам на этот продукт.

Наши фермы неэффективны, а государство поощряет это так называемыми контролируемыми, но на самом деле завышенными ценами. Одед Форер хочет сломать эту ситуацию. Он намечает разрешить увеличение выпуска яиц только тем производителям, которые перейдут на современные технологии содержания птиц, и планирует привлечь в отрасль молодых фермеров. Кроме того, он намерен осуществлять вместо косвенной прямую и прозрачную поддержку птицеводческих хозяйств – шаг, который давно и успешно практикуется в подавляющем большинстве стран при одновременном снижении цен и повышении эффективности отрасли.

Стоит отметить, что борьба за реформу в птицеводстве идет у нас свыше десяти лет. Еще в 2007 году правительство решило выделить фермерам компенсации за модернизацию старых курятников. В 2016-м отдельным параграфом в Закон о хозяйственном регулировании была внесена возможность компенсации суммарным объемом в 300 млн шекелей для тех хозяйств, которые доведут количество кур-несушек до 70 тысяч, – чтобы повысить эффективность хозяйства и снизить цены на его продукцию. Чтобы понять эту цифру, скажу, что сегодня на каждую птицеферму приходится в среднем около 3 тысяч кур. Действительно, не ферма, а курятник. Но и эти деньги не нашли применения – Совет по птицеводству (в котором, напомню, "советуются" между собой сами птицеводы) категорически отказался от реформы. Происходят порой в Совете и вовсе неприглядные дела: один из его инспекторов был осужден за получение взяток, другой — представитель министерства сельского хозяйства — подал в отставку из-за обвинений в сокрытии данных и предпочтении производителей с севера остальным фермерам. И сами фермеры нередко жалуются на то, что многие годы добиваются получения квоты, но им отказывают, в то время как другим производителям квоты постоянно увеличивали.

Три года назад под давлением министерств финансов и сельского хозяйства птицеводы подписали соглашение, в котором обязались снизить цены на яйца в обмен на выделение им 400 млн шекелей для возведения новых ферм. Одновременно ветеринарная служба минсельхоза предупредила, что не будет выдавать лицензию старым курятникам вследствие эпидемиологических опасений. Однако ни одно из вышеперечисленных мероприятий не было реализовано. Вот мы и получили сегодня и эпидемию птичьего гриппа, и высокие цены на яйцо.

Реформу Одеда Форера должен утвердить кнессет. Как и ожидалось, сельскохозяйственное лобби уже пошло в атаку: представляет намечаемую реформу как попытку разрушения отрасли, а вместе с ней (о, ужас!) еврейских поселений и даже сионизма в целом. Естественно, правда далека от этих популистских заявлений: именно система квот и отсталость используемых птицефермами технологий наносит ущерб отрасли, а вместе с тем нашему здоровью и нашим карманам.

На самом деле, никто не желает разрушать сельское хозяйство и пускать по миру фермеров. Просто следует, наконец, отдать рынку рыночное: упразднить излишние Советы и инструкции, активизировать конкуренцию, изменить способы субсидирования фермеров и достичь, в конечном счете, главной цели — снижения потребительских цен. Ведь первейшая задача любого рынка — удовлетворение запросов потребителя, а не потакание необоснованным претензиям производителей.

"Новости недели"

Счет жертв пошел на тысячи

1 КОММЕНТАРИЙ

Добавить комментарий