Облучение изнутри

0

Оно позволяет по-новому лечить «мужской рак»

 

«Мужским раком» принято называть карциному простаты, злокачественную опухоль предстательной железы. В принципе, эта болезнь хорошо изучена. Хотя не следует забывать о ее распространенности: это самое распространенное онкологическое заболевание среди мужчин. В Германии, по статистике, от него умирают трое из ста человек. А вообще, в показателях смертности от онкологических заболеваний онo занимает третье место после рака легких и толстого кишечника. Это каждый четвертый случай рака, диагностируемого у мужчин. Число заболеваний неуклонно растет. Основная причина роста – увеличение продолжительности жизни. Риск карциномы простаты растет с возрастом. После 60 лет он десятикратно выше, чем на четвертом десятке, а после 80 лет – в 12 раз выше.

Современные методики лечения дают пациентам надежду. Сейчас смертельным исходом заканчиваeтся не более 20% всех случаев заболевания «мужским раком». Если лечение началось на той стадии, когда опухоль еще не дала метастазов, шансы на выздоровление составляют 90%. Но это – если лечить. Причем правильно, а не «отварами».

Основной вид лечения – хирургический. Удаление пораженной железы (радикальная простатэктомия, или RPE). Вместе с простатой удаляются расположенные рядом с ней лимфатические узлы, чтобы исключить риск распространения раковых клеток по организму.

В клиниках Германии (как и в израильских) оперируют минимально-инвазивным, щадящим способом, не травмируя окружающие зоны. Такого рода травмирование, неизбежное при открытой операции по старой методике, чревато различными неприятными последствиями: недержанием мочи, эректильной дисфункцией и пр. Вот почему даже открытые операции (когда невозможно минимально-инвазивное воздействие) все чаще проводят с роботом-ассистентом, позволяющим очень точно направлять скальпель в пораженную зону, в разграничении с тесно примыкающими к ней нервами, которые управляют мочеполовой системой и кишечником.

Хуже, если операция по тем или иным причинам невозможна. Пациенту назначают облучение, химиотерапию. В удачном случае это останавливает рост опухоли, даже уменьшает ее. Но шанс на полное уничтожение карциномы и выздоровление пациента значительно ниже, чем при успешном хирургическом удалении. Вот почему большие надежды возлагают на эндорадиотерапию.

ЧТО ТАКОЕ ЭНДОРАДИОТЕРАПИЯ

Пока это экспериментальная методика. Но она хорошо себя зарекомендовала и, вероятно, в ближайшее время будет допущена к стандартному клиническому применению. Говорят даже, что она может стать альтернативой хирургическому лечению.

Хитрость в том, что опухоль облучается изнутри. Это эффективнее внешнего облучения, поскольку интенсивность внешнего воздействия ограничена из-за риска поражения здоровых тканей, окружающих опухоль.

Новая методика позволяет облучать только опухоль, без воздействия на здоровые ткани. Пациенту вводят в вену особый препарат, содержащий радиоактивные изотопы. Эти изотопы представляют собой не просто раствор, а биотехнологическую композицию, продукт нанотехнологии. Они встроены в молекулы особого белка, который присоединяется к рецепторам раковых клеток в простате. Белок, «путешествуя» по организму с током крови, достигает пораженного органа и всасывается в опухоль, облепляя ее клетки. Изотопы проводят радиоактивную бомбардировку раковых клеток. Под воздействием бета-частиц (высокоэнергетических электронов) клетки гибнут, опухоль уменьшается, в трети клинически исследованных случаев исчезает вовсе.

Клинические исследования проводились с пациентами, у которых диагностирован высокостадийный рак, когда уже невозможно хирургическое удаление. По прежним классификациям, такая стадия безнадежна. А тут – успешное затормаживание опухоли, и даже ремиссия.

Схожую методику называют контактной лучевой терапией, или брахитерапией. Особенность в том, что радиоактивное вещество наносят на пораженный орган для усиленного, локального воздействия. Особенность же эндорадиотерапии – это воздействие именно изнутри, на уровне клеток, «захваченных» белком – носителем изотопов.

Наблюдение за действиями изотопа и состоянием опухоли ведется с помощью позитронно-эмиссионной томографии (PET) и компьютерной томографии. Вообще, технология PET применяется для выявления метастазов. Они выглядят на снимках как белые пятна в пораженных тканях. По мере воздействия изотопами на метастазирующую опухоль врачи видят, как белые пятна уменьшаются.

Первоначально эндорадиотерапия применялась при лечении узлового зоба щитовидной железы. Ученые научились «поселять» радиоактивный изотоп йода на воспаленную щитовидку, что вело к выздоровлению. Теперь «сконструирован» белок, аналогичным образом транспортирующий изотопы к опухоли простаты.

Pанeе радиоактивные изотопы применялись для диагностики, для выявления очагов воспаления, на которых они оседали. Еще в конце 1960-х такая методика получила название «меченый атом». Вряд ли кто-то в те времена мог предположить, что она станет лечебной методикой, да еще в тех областях, где у представителей других медицинских специальностей опускаются руки.

ДРУГИЕ ВОЗМОЖНОСТИ

Впрочем, руки-то как раз не опускаются. Разрабатываются и начинают применяться другие высокотехнологичные методики для одоления высокостадийного рака, в том числе карциномы предстательной железы. Например, протонная терапия – облучение опухоли тяжелыми альфа-частицами. Здесь используется принцип торможения протонов в живой ткани. На этапе максимального торможения протоны отдают свою энергию, поражая «тормозящую» ткань. Облучение проводится снаружи. При этом интенсивность протонных пучков настраивается таким образом, что отдача энергии происходит как раз «на глубине» опухоли, а не перед ней и не за ней. Опухоль облучается, а здоровые ткани подвергаются минимальному воздействию.

Еще один способ, позволяющий точнее локализовать внешнее облучение в зоне опухоли, это введение под простату так называемого спейсера – изолирующего гидрогеля, который поддерживает безопасный зазор между железой и чувствительной зоной ректума, обычно страдающей при облучении. Со спейсером можно интенсивнеe облучать опухоль – здоровые ткани защищены.

 "Еврейская панорама", Берлин

«И будто не было трех лет бесконечной боли…»

Добавить комментарий