"Наверное, ждут моей смерти…"

0

Старикам везде у нас дорога… Но куда?

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Яков ЗУБАРЕВ

Полине Зельман (по паспорту Пейсе, т.з. 307568709) 94 года. Она из пострадавших в Катастрофе, эвакуированная подростком из Украины в Среднюю Азию и прожившая всю жизнь в Ташкенте. Оттуда после событий 1991 года она тоже была вынуждена спасаться бегством и вот уже свыше тридцати лет живет в Израиле. Сначала на съемных квартирах, а последние десять лет – в Петах-Тикве, в хостеле "Неве гиль а-заав" компании "Амидар". В очереди на социальное жилье Полина стояла долго, и когда ей, наконец, предложили небольшую комнату в хостеле, долго не раздумывала. Комната и вправду оказалась небольшой – 9 квадратных метров. Как потом выяснилось, таковых в шестиэтажном здании всего две, остальные – более 20 метров. Но неприхотливая скромная женщина не стала спорить. Однако с годами Полина, естественно, постарела, передвигаться стала с трудом и после того как однажды упала, пользуется ходунками. Ходить с ними по маленькой комнате стало почти невозможно. В ней только необходимое — кровать, стол, небольшой шкаф, но, например, чтобы утром встать с кровати и взяться за ходунки, приходится сдвигать стол. И так несколько раз в день. А проход с ходунками в узкую дверь туалета – просто акробатический трюк. И кто даст гарантию, что при очередной попытке сходить в туалет Полина не упадет?

Каждый день к престарелой женщине приходит на несколько часов метапелет — убирает, готовит еду, и тогда в комнате вообще не повернуться. Окошко маленькое, почти как в скворечнике, воздуха пропускает совсем мало. По ночам сейчас жарко, но включить кондиционер Полина не может: двигатель находится на балконе соседней комнаты и очень шумит.

Чтобы понять условия проживания в этой комнате, добавлю, что здесь же оборудована крошечная кухня, где Полине и вовсе развернуться негде.

— С возрастом тете стало совсем неудобно жить в такой крошечной комнате, и я обратилась к директору хостеля Хинди с просьбой переселить пожилую женщину в более просторное помещение, — делится племянница Полины Клара Дон. — Здесь комнаты периодически освобождаются, иногда простаивают незаселенными по несколько месяцев. Узнав недавно, что одна из таких комнат пустует, я надеялась, что на нашу просьбу откликнутся. Директор написала письмо в "Амидар", но оттуда пришел отрицательный ответ. Она написала еще несколько писем, сама приходила измерять площадь комнаты и убедилась, что ходунки с трудом протискиваются в туалет, а когда тетя передвигается по комнате, задевают по пути мебель. Однако переселить без разрешения руководства "Амидара" она не имела права.

Я обратилась к депутату Кнессета Татьяне Мазарской, и после того, как она тоже отправила несколько писем в "Амидар", мне позвонили оттуда и запросили разные справки о состоянии здоровья тети – от семейного врача, гериатра, медицинской сестры, социального работника отдела абсорбции… Я с 94-летней женщиной прошла все эти инстанции, а когда пришла к социальному работнику, то услышала: "А почему гериатр задавала так мало вопросов?" Потом выяснилось, что заседание комиссии муниципального отдела абсорбции по рассмотрению нашей просьбы состоится только в августе, к тому времени справки устареют, и нужно будет их обновлять. Они что, думают, состояние тети улучшится к этому времени?! И ведь ничего не желают брать в расчет – ни то, что женщине за 90, ни то, что она – пострадавшая в Катастрофе. Такое впечатление, что просто ждут ее смерти. Равнодушие и бюрократия, с которыми я столкнулась, — настоящий кошмар!

Редакция послала запрос в министерство строительства, в ведении которого находится компания "Амидар", и в отдел абсорбции муниципалитета Петах-Тиквы. Из пресс-службы министерства нам сообщили в устной форме, что "Амидар" обещает урегулировать данную проблему. Однако спустя три недели директор хостеля получила официальный ответ за подписью начальника управления социального жилья компании Ронит Джерфи, в котором та сообщает, что "просьба о переводе в другую комнату рассмотрена компетентными лицами министерства абсорбции и, к сожалению, не удовлетворена".

Что тут сказать? Что Клара Дон абсолютно права, говоря о царящем в "Амидаре" и министерстве абсорбции полном равнодушии к нуждам пожилых людей? Здесь издавна действует негласное правило, запрещающее перевод обитателей социального жилья в помещения с лучшими условиями. Мол, получил — и будь доволен на всю оставшуюся жизнь. А то, что у тебя ухудшилось здоровье, что комната стала тесной из-за длительного пребывания в ней второго человека — помощницы по уходу, а также из-за необходимости использовать вспомогательные средства передвижения, никого не волнует. Если освобождается комната, ее отдадут новичку, но только не старожилу. Обидно, что эту душевную черствость и закостенелый бюрократизм не могут побороть "наши" слуги народа (даже когда они возглавляют соответствующие министерства), говорящие все время о нуждах репатриантов. Видно, как только речь заходит о помощи конкретному человеку, их пыл гаснет перед "бумажными людьми".

"Новости недели"

Шошана БРОДСКАЯ | А что за громкими лозунгами?

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Добавить комментарий