Мама, я трансгендер!

0

Продолжаются споры о сексуальной идентичности в израильской школе

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Петр ЛЮКИМСОН

 

Несколько месяцев назад мы рассказали о скандале, вспыхнувшем в одной из начальной школы в Герцлии, где второклассникам без ведома родителей объяснили, что их сверстник, которого они считали мальчиком, на самом деле девочка. То есть в ее мальчишеском теле живет женская душа, и относиться к нему, то есть к ней, надо именно как к девочке. Не успели утихнуть страсти вокруг этой истории, как в начале нынешнего учебного года вспыхнул аналогичный скандал, причем на этот раз – в начальной государственно-религиозной школе. И, судя по всему, это уже не единичный случай, а массовое явление, которое все больше захватывает израильских детей и подростков.

Психологические службы страны сообщили, что в прошлом году к ним обратились 486 детей до 14 лет (разумеется, с родителями), считающие себя трансгендерами. По признанию психологов, такого числа детей, желающих, чтобы их считали представителями другого пола, никогда прежде в стране не наблюдалось.

— Разумеется, к каждому случаю следует относиться индивидуально, – сказала в беседе с корреспондентом "НН" сотрудница центра психологической помощи детям и подросткам одного из крупных городов страны, не пожелавшая, чтобы ее имя упоминалось в газете. – Те, кто думает, что трансгендерность как явление не существует, что это просто что-то надуманное или следствие психического заболевания, ошибаются. Есть люди, чье внутреннее ощущение пола отличается от того, что присущ им при рождении, они относят себя к противоположному полу и хотят, чтобы так считали и остальные. Но подобных случаев, имеющих под собой четкую психофизиологическую основу, всегда было очень немного, и впервые они проявлялись обычно в начале переходного возраста. Причем, чаще были распространены среди девочек, ощущавших себя мальчиками. Мальчиков, хотевших быть девочками, всегда было намного меньше. При этом данное желание нередко носило психологический характер, и им возвращалась изначальная гендерная идентичность с помощью психотерапии.

Причины, по которым у мальчика могло появиться желание стать девочкой, были самыми разными. К примеру, ему могло показаться, что родители больше любят сестру, чем его, и т.п. Однако то, что происходит сегодня, – нечто совсем иное. Во-первых, трансгендеров в принципе стало слишком много, намного больше, чем должно быть в рамках принятых взглядов на их долю в обществе. А во-вторых, появилось необычайно много детей, считающих себя трансгендерами. И среди них все больше мальчиков, желающих, чтобы их считали девочками, что совершенно не типично.

— И чем это объясняется?

— Объяснений может быть множество. Возможно, мы просто не знали истинных масштабов явления, так как многие трансгендеры сохраняли свою тайну всю жизнь, хотя для истинного трансгендера это нелегко, и в итоге он либо, как говорится, "выходит из шкафа", либо ведет двойную жизнь. Но я не исключаю, что резкое увеличение таких случаев связано с тем, что современные дети очень рано узнают, кто такие трансгендеры, к тому же быть таковым становится модным: новые нормы поведения требуют всячески выражать им свою любовь и поддержку, они оказываются в центре всеобщего внимания, а для многих детей это важнее всего.

Читайте в тему:

Равенство – так равенство!

— То есть вы хотите сказать, что пропаганда, которая в последние годы была развернута в школах страны не просто с ведома, но по прямой инициативе минпроса, и привела к моде на трансгендеров?

— Я этого не говорила. Еще раз повторю: мы имеем дело со сложным явлением, поэтому каждый конкретный случай должен рассматриваться отдельно. Вне сомнения, такие дети нуждаются в помощи профессионального психолога, а советникам и педагогическим коллективам школ, в которых они учатся, приходится принимать непростые решения. Опять-таки, в каждом конкретном случае – свое.

— Что вы думаете по поводу продолжающегося скандала вокруг девочки-трансгендера в государственно-религиозной школе? О возмущении родителей тем, что их не поставили в известность о том, что один из одноклассников их сына на самом деле девочка, о их требовании немедленно исключить ее/его их школы, так как речь идет о нарушении одного из базисных принципов государственно-религиозной системы образования…

— Знаете, в этой ситуации мне, прежде всего, жаль ребенка. Я знаю об этом скандале понаслышке, но, насколько я поняла, родители поддержали дочь, чувствовавшую себя мальчиком, добились изменения записи ее пола в документах, но велели в школе сохранять это в тайне. Вы вообще представляете, какой это груз для детской психики – носить в себе такую тайну?! Какими последствиями это чревато в будущем? Ведь общением в классе дело не ограничивается, ребята, как правило, ходят друг к другу в гости, и значит, надо хранить эту тайну не только в школе. Но рано или поздно она бы все равно обнаружилась, ведь физиологию не обманешь. И что дальше?! Вместо того, чтобы помочь этому ребенку и его семье, родители не нашли ничего лучше, как требовать его немедленного исключения из школы.

* * *

Несколько иного мнения по данной проблеме придерживается Илана Г., чья дочь учится в школе, где сейчас бушует скандал, и преподавательница литературы в старших классах государственно-религиозной школы в Реховоте.

— У меня нет сомнений, что в Израиле в подражание США начался целенаправленный процесс разрушения традиционной семьи и гендерных границ, которые заложены в нас самой природой. Посмотрите, что происходит сегодня в детских садах. Психологи минпроса говорят, что мы должны предоставить детям возможность самим выбрать, к какому полу они принадлежат. Потому, дескать, девочек в детском саду следует посылать играть в уголок с машинками, самолетами и прочими игрушками, обычно считающимися мальчиковыми, а мальчиков, наоборот, в уголок к куклам, колясочкам, кухням и т.п. Но если вы действительно хотите дать детям свободный выбор, то предоставьте им возможность направиться в тот уголок, в который им хочется. И вы увидите "чудо": девочки пойдут к куклам, а мальчики – к машинкам. Но нет, наш минпрос намеренно пытается запутать гендерную идентификацию детей и внушить им, что мальчик снаружи внутри вполне может быть девочкой, и наоборот.

И ведь это еще не все! По настоянию того же минпроса уже в детском саду наши дети должны знать, что существуют гомосексуалисты, лесбиянки, трансгендеры и все прочие "нетрадиционалы", и хорошо к ним относиться. Скажите, почему ребенок уже в 5-6 лет должен знать подобные вещи? На мой взгляд, ему вообще рано об этом задумываться, а если он что-то и узнал, то лучше лет до 12 увести разговор в сторону.

Кстати, в прошлом году минпрос начал массированное внедрение в сознание дошкольников идеи, что многие дети на самом деле являются трансгендерами. В частности, в детских садах рекомендовано чтение книжки "Я Джез", рассказывающей о мальчике, который в один прекрасный день понял, что он девочка. Книга, кстати, основана на реальной истории мальчика по имени Джез Дженингс. Вот только детям не говорят, что когда реальный Джез сделал операцию по перемене пола, он стал страдать от ожирения и серьезного психического расстройства и сейчас принимает очень тяжелые препараты. К сожалению, от общества скрывается не только это. Скрываются данные исследований о психическом состоянии трансгендеров, а также детей из однополых семей, так как их публикация может разрушить активно внедряемый в общество нарратив. Лично я в этом смысле придерживаюсь следующей позиции: если светское общество решило сойти с ума и отказаться от традиционных ценностей – пусть сходит. Мы не собираемся в это вмешиваться, или, как они любят говорить, заглядывать в их холодильник. Но пусть и они не лезут в наш холодильник, пусть дадут воспитывать наших детей так, как мы считаем нужным.

* * *

Алон Л., чей сын учится в школе с девочкой-трансгендером, куда более категоричен.

— Когда я отдавал ребенка в государственно-религиозную школу, мне сказали, что от нашей семьи потребуется придерживаться трех обязательных условий: в доме следует соблюдать кашрут и субботу, сын должен всегда ходить в кипе, а я – как минимум, тогда, когда прихожу к нему в школу. Я эти условия принял, хотя для этого пришлось пойти на определенные жертвы. И вот сейчас мне говорят, что в классе моего сына учится девочка-трансгендер? То есть субботу и кашрут в такой школе нарушать нельзя, так как этого требует Тора, а делать вид, что мальчик, надевающий на себя мужскую одежду и называющийся девочкой, – это нормально и Торе не противоречит! Но в том-то и дело, что мы специально отдали детей в государственно-религиозную школу, чтобы они хотя бы до старших классов были подальше от этой мерзости! И вдруг оказалось, что она нас и здесь достала! Мы, родители, не успокоимся, пока из школы не только не заберут эту девочку, но и не уволят директора, который не имел права принимать его/ее – в школу.

Думается, читатели согласятся с тем, что история эта неоднозначна, и не станут спешить с выводами.

"Новости недели"

Вопрос для второклашек

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Добавить комментарий