Ладожский «Титаник»

0

Трагедия, унесшая из-за начальственного разгильдяйства больше тысячи жизней

Иосиф ФИНКЕЛЬШТЕЙН, Кирьят-Хаим

 

Кто не знает о морской катастрофе,  произошедшей в ночь с 14 на 15 апреля 1912 г. в Северной части Атлантического океана, в результате которой, по разным данным, погибло от 1490 до 1635 пассажиров и членов команды парохода «Титаник». В память о крушении «Титаника» во многих странах установлены десятки памятных знаков и мемориальных досок, в 1913 г. на Манхеттене воздвигнут маяк высотой 16 метров.

В данной публикации речь идёт о трагедии, которая разыгралась не на море-океане, а на Ладожском озере 76 лет назад, в ночь с 16 на 17 сентября 1941 г. Десятилетиями о ней не принято было вспоминать, многие документы, раскрывающие историю этой драмы, хранились в Центральном Военно-Морском Архиве под грифом «Секретно». И только в конце 80-х — начале 90-х гг. прошлого столетия историки, занимающиеся морской тематикой получили доступ к этим материалам.

Итак, Ленинград. Середина сентября. Город в блокаде. Единственная связь с Большой Землёй — Ладожское озеро, по которому вывозились гражданские и военные лица. В том числе было принято решение эвакуировать военно-морские училища, морскую военно-медицинскую академию, ряд гражданских учреждений, не связанных напрямую с обороной Ленинграда.

Утром 16 сентября в порт Осиновец прибыли курсанты и офицеры морских училищ.

На причале стояла старая баржа под номером 752. На неё погрузили прибывших. Бывший курсант Высшего военно-морского училища им. Дзержинского Юрий Алесандровский  вспоминал впоследствии:

«Вечером, когда начало темнеть, нас разместили в трюме деревянной баржи, которая раньше служила для перевозки грузов по Ладожским каналам. Но к моменту погрузки она уже была на одну треть заполнена неорганизованными пассажирами. Главным образом женщинами и детьми».

Лёгкие порывы и небольшая волна не вызывали у людей опасений. Буксировку баржи должен был осуществлять буксир «Орёл» под командованием опытного капитана Ивана Ерофеева. Он хорошо знал коварный нрав водной стихии, знал, как круто внезапно меняется осенняя погода на Ладоге. Он и высказал свои опасения начальству:

"Считаю невозможным буксировку баржи с таким количеством пассажиров в условиях меняющейся погоды».

Ерофеев знал, о чём говорил. Ладожское озеро не случайно называют морем. Пространство озера представляет собой неограниченные просторы для бурных стихий природы. В указе Петра I от 18 ноября 1718 г. говорится:

«Известно, какой великий убыток по вся годы числится на Ладожском озере от худых судов и что одним сим летом 100 судов пропало».

Тем не менее, начальство в лице командира Осиновецкой базой не учло опасений Ерофеева. Приказ об эвакуации на приспособленной разве только для перевозки скота баржи не был отменён, буксирное судно «Орёл» повело перегруженную баржу.

Непосредственный участник трагедии на Ладоге капитан 1-го ранга в отставке Самуил Вениаминович Дворкин вспоминает:

«Переправа через Ладожское озеро началась от причала возле Осиновецкого маяка. Туда нас доставили вечером 16 сентября.

К причалу подали огромную баржу, которую должен был тянуть за собой буксирный пароход. Путь до Новой Ладоги примерно 160 километров. Чтобы пройти это расстояние требовалось не меньше 15 часов. Спустя несколько часов после отплытия, когда мы спокойно спали, поднялся ветер, небо заволокло и на озере началось волнение. Порывы ветра с каждой минутой усиливались, волны становились всё выше и выше, вскоре озеро превратилось в бушующее море. Нашу баржу кидало из стороны в сторону. Буксирный трос, соединявший с «Орлом», лопнул, и мы остались один на один с разъяренной стихией. Деревянная обшивка старой баржи разошлась и в образовавшиеся щели начала поступать забортная вода. Вода заполняла трюмы и баржа погружалась в озеро всё глубже и глубже.

Я в это время находился в трюме вместе с другими своими товарищами. Трап, ведущий из трюма на палубу, под тяжестью бросившихся наверх людей рухнул, и мы остались в трюме взаперти. Вода уже заливала помещение, и гибель казалась неминуемой. Но среди нас был чемпион училища по борьбе Николай Тарасов. Он лёг на спину и ногами проломил находившиеся над головой доски палубного настила.

Через образовавшуюся дыру мы выбрались наверх. Здесь уже было полно народа. Люди метались по палубе в поисках спасения и вглядывались вдаль в ожидании помощи. Пытаясь облегчить баржу, мы столкнули в воду стоявшие на палубе автомобили и барабаны с кабелем, но это не помогло. Палуба уже была вся залита водой, шквальный ветер швырял в лицо холодную пену и норовил унести нас за борт. Мы цеплялись друг за друга и за всё, что казалось ещё прочным и надёжным.

В довершение всего баржа треснула и разломалась. «Орёл» всё это время находился недалеко, однако из-за огромных волн не мог подойти, чтобы снять людей с разваливающейся баржи. Но мы не паниковали, а сопровождавшие нас командиры вели себя достойно, как и положено настоящим морским офицерам. Хотя всем уже было ясно, что помощи и спасения ждать неоткуда. Выяснилось, что на барже нет не только шлюпок и плотов, но даже спасательных кругов и поясов. Вообще ничего, что полагается иметь на судне, перевозящем людей. Выяснилось также, что нельзя было отправлять нас без всякого прикрытия с воздуха. Мы поняли это, когда над нами стали летать, обстреливая из пулемётов немецкие самолёты. На палубе началась паника. Отчаянно кричали женщины, плакали дети. Среди выпускников медицинской академии раздались выстрелы. У них были пистолеты и некоторые, не выдержав, кончали самоубийством.

Я сбросил отяжелевшую от воды одежду и разделся почти догола, оставшись в одних только белых кальсонах с завязками на щиколотках. Не дожидаясь, пока тонущая баржа увлечёт меня за собой, бросился в воду и поплыл по направлению к видневшемуся невдалеке «Орлу». Я умел плавать, но здесь мне в лицо хлестали бешеные волны, в ледяной воде коченели мышцы, перестали слушаться руки и ноги. Да и буксира из-за высоких волн не было видно. На моё счастье, я наткнулся на плавающую в воде пустую канистру и вцепился в неё. Канистра держала меня на плаву, но я понимал, что долго не продержусь, потому что замерзаю и впадаю в сонное оцепенение. Наступал, казалось, мой последний миг, когда неожиданно показался нос буксира. Меня там сразу заметили, но подойти близко из-за волн не могли. Стали кидать бросательные концы и один из них лёг поблизости. Я долго не решался покинуть свою канистру, опасаясь, что не смогу проплыть даже несколько метров. Из последних сил кинулся к спасательному «концу», намотал его на свои онемевшие руки, и впился в него даже зубами, поскольку пальцы мои уже ничего не чувствовали. Так и извлекли меня из воды, подняв на палубу. Здесь уже было несколько человек, которым, как и мне, посчастливилось спастись.

«Орёл» бросало, как щепку, но команда буксира боролась за спасение людей. Руководил спасательной операцией капитан 3-го ранга Владимир Юрьевич Браман (в 1942 году он на подводной лодке К-21 участвовал в торпедировании немецкого линкора «Тирпиц» в Северном море). На борт подняли 162 человека (по официальным данным буксир «Орёл» спас 216 человек — И.Ф.). Позже на помощь пришла канонерская лодка «Селемджа», которая подняла из воды и спасла ещё 26 человек. Всех остальных — больше тысячи — поглотили волны холодной Ладоги».

Оставшиеся в живых впоследствии поведали о совершенно потрясающих эпизодах мужества, стойкости, взаимопомощи во время этой самой крупной в истории катастрофы на внутренних водоёмах.

Выпускник медицинской академии Михаил Ситкин вспоминал, как курсанты Высшего Военно-морского инженерного училища среди холодных волн пытались спасти девочку дошкольного возраста, родители которой находились рядом, в воде. Родители выбились из сил и утонули. Трое курсантов из последних сил держали девочку на поверхности до тех пор, пока не иссякли и их собственные силы. Среди них был курсант Михаил Рогачёв, который держал эту девочку в ситцевом платьице. И девочка и её спасатели погибли.

Курсанту Василию Якименко запомнился на воде батальонный комиссар Богданов с женой. Богданов плыл в шинели, поддерживал и успокаивал жену: «Ирочка, держись!». Набежавшая крутая волна поглотила жену комиссара.

Аварийная ситуация на тонущей барже развивалась стремительно. Ветер крепчал, росла волна. Шторм набирал силу.

Баржа продолжала быстро наполняться водой и быстро оседала, погружаясь в воду. Сильнейшие порывы ветра срывали и уносили за борт различные предметы.

Раздавались крики о помощи. Курсанты и их командиры в этих условиях проявили исключительное самообладание. Находясь в опасной обстановке, они, как могли, успокаивали растерявшихся…

Смыло за борт политрука Щербо. Он судорожно пытался сбросить с себя снаряжение и шинель. С криками «Спасать политрука» за борт бросились курсанты Абрам Фаенсон, Олег Александров и Владимир Василевич, но следующая волна накрыла их навсегда.

Курсант Олег Толстобров и ещё сорок человек продолжали бороться со стихией на кормовой части баржи. Много лет спустя капитан 1-го ранга Олег Леонидович Тостобров вспоминал, что разговоров они не вели, издавали только предупреждения: «Берегись! Волна!» И всё же после схода волны недосчитывались людей. Со своим соседом по тросу Толстобров пытался удержать полуобнажённую обезумевшую женщину, у которой погиб ребёнок. Обессиленная, она стояла между ними. Сильная волна, накрывшая их, оторвала эту женщину и унесла в пучину.

Курсант Фёдор Ермолин увидел, что к плотику, за который он зацепился, приближается девушка, подал ей руку и помог взобраться на плотик. Какое-то время Ермолин целиком был занят тем, что боролся с ней, не давая ей покинуть плот, держал за руку, когда надвигалась очередная волна. Потом девушка успокоилась и сказала Ермолину: «Давай перед смертью познакомимся». Её звали Тосей Захаровой. Она оказалась выпускницей Военно-морской медицинской академии. Их плотик отнесло далеко от баржи. Фёдору и Тосе удалось спастись.

Михаил Ситкин и Иван Вдовенков не только сами спаслись, но включились в спасательную работу.

Николай Михайлович Лазарев, автор капитального труда «Титаник» Ладожского озера», вспоминает:

"Курсант первого курса паросилового факультета Александр Шнайдман в критический момент катастрофы, как и все пассажиры баржи, стоял на верхней палубе. Участок палубы, на котором он находился, оторвало от баржи и снесло волной в сторону от неё. При этом волной его не накрыло. В первые мгновения он не осознал всего того, что с ним произошло. Он не понимал, что находится на обломке палубы, а не на барже. Но затем, мобилизовал своё внимание, волю, осмотрелся и оценил обстановку вокруг себя. Справа, в метрах тридцати плавала баржа. Буксирный пароход «Орёл» в нескольких метрах раскачивался на волнах, подбирал с дощатых обломков и из воды плававших людей. Александр так же заметил, что на якоре буксира, крепко вцепившись в него руками, сидел человек в белых трусах. Носовая часть буксира то погружалась в воду, то появлялась над поверхностью воды. Курсант на якоре был почти полностью раздетым и проходил жестокие испытания: то принимал холодную водяную ванну, то охлаждался пронизывающим ветром, который гнал воздух, наполовину разбавленный водяной пылью.

Шнайдман быстро двинулся по обломку палубы в сторону буксира, схватился за его фальшборт (ограждение по краям наружной палубы корабля, представляющее собой сплошную стенку без вырезов или со специальными вырезами для стока воды — И.Ф.) и перевалился на палубу. Всё это он проделал относительно легко, так как в воде находился непродолжительное время и сохранил свои силы. Оказавшись на палубе, он вспомнил о человеке, державшемся на якоре буксира, направился в носовую часть парохода и вытащил его на буксир. Так Александр вызволил из воды студента первого курса электротехнического факультета Л.Ф.Суевалова.

Впоследствии Л.Ф.Суевалов стал доктором технических наук, профессором, начальником кафедры военно-морской академии кораблестроения и вооружения имени А.Н.Крылова, инженер-контрадмиралом».

На барже в свой первый водный рейс отправились 182 выпускника военно-морской медицинской академии, для 134-х из них он оказался последним. Их поглотила разбушевавшаяся водная стихия.

Это был досрочный выпуск, всем им было присвоено звание старшего военного фельдшера. Все они получили назначения на флот и флотилии. В числе погибших: АЛЬТМАН Дися Михайловна; БАТЬ Семён Израилевич; БОГОРАД Симон Абрамович; ВАСИЛЕВСКИЙ Зуся Борисович; ГЕРЦМАН Шая Иосифович, 1909 г.р., г. Златополь, Киевская обл.; ГОРЕЛИК Хацкедь Меерович; ГРОМАН Татьяна Борисовна; ГРОЛЬМАН Мордух Кальманович; ГУРЕВИЧ Лев Захарович, 1916 г.р., мест. Бабиновичи, Белоруссия; ДУБРОВЕНСКИЙ Даниил Моисеевич, 1919 г.р., г. Рогачёв, Гомельская обл.; ЗАЛМАНОВ Яков Фейбушевич; ЗАРЖЕВСКИЙ Соломон Яковлевич; ИЗРАЭЛИТ Давид Герасимович, 1914 г.р., г. Витебск; КАЗАКЕВИЧ Лейба Гиршович, 1917 г.р., с. Святское, Новозыбковский район, Орловская обл.; КАЗАКЕВИЧ Нина Алексеевна, 1919 г.р., г. Ленинград, жена Казакевича Л.; КАГАН Зелик Хаимович, 1914 г.р., г. Клинцы, Орловская обл.; КАГАН Иосиф Рафаилович, 1918 г.р., г. Полоцк; КАГАН Мендель Алтерович, 1912г.р., г. Чаусы, Могилёвская обл.; ГОЛЬДИН Израиль Львович;; ГЕРШКОВИЧ Александр Ильич; КОБИЕНЦ Абрам Шахнович, 1920 г.р., г. Камышлов, Свердловская обл.; КУШНЕР Шмерель Вениаминович, 1916 г.р., г. Орёл; ЛЕВИНСОН Владимир Липманович, 1919 г.р., г. Бобруйск; ЛЕВИНСОН Семён Моисеевич, 1918 г.р., г. Одесса; МАЛКИЕЛЬ Матвей Борисович, 1911 г.р., г. Смоленск; МАЛКИНД Вульф Гутманович, 1919 г.р., г. Ленинград; МЕЛЬЦЕР Роман Моисеевич, 1914 г.р., мест. Краснополье, Белоруссия; МИЛЬШТЕЙН Леонид Яковлевич, 1915 г.р., пос. Зиньков, Виньковецкий, Каменец-Подольская обл.; МАРКОВ Абрам Давидович; МУРАВИН Лев Борисович; ОЙРИК Абрам Моисеевич, 1917 г.р., г. Евпатория, Крым; ПОПОК Абрам Адольфович, 1917 г.р., мест. Ниславичи, Смоленская обл.; РАБИНОВИЧ Борис Маркович, 1916 г.р., г. Ленинград; РУХОВЕД Зелик Беркович, 1916 г.р., с. Дубей Минская обл.; САПИРО Абрам Хунович, 1919 г.р., г. Новоград-Волынский, Житомирская обл.; СМЕДРИСМАН Пинхас Шмулевич, 1920 г.р., г. Бердичев, Житомирская обл.; СОРОКИН Арон Абрамович, 1916 г.р., пос. Сычёвка, Смоленская обл.; ХАЙКИН Кусиель Шмуилович, 1919 г.р., г. Гомель; ФЕЙГИН Хаим Зусевич, 1917 г.р., д. Улин, Тверская обл.; ФУРМАН Израиль Давидович, 1919 г.р., г. Мариуполь; ЮДИН Хаим Борисович, 1919 г.р.

Кузницей кадров для Советского военно-морского флота в предвоенные годы стали высшие военно-морские училища. На барже роковым образом оказался «золотой фонд» флота. Из 429 курсантов Высшего военно-морского инженерного училища им. Ф.Э.Дзержинского погибли 346 чел. В числе так и не закончивших учёбу и не ставшими военными моряками были: АБРАМОВИЧ Даниель Меерович, 1923 г.р., Донбасс; АРАНОВИЧ Владимир Александрович, 1923 г.р., г. Батуми; БАКШИ Евгений Александрович, 1922 г.р., г. Керчь; БЕЛЬКОВСКИЙ Иосиф Ионович, 1921 г.р., г. Бердичев; БЕРКОВИЧ Самуил Гецович, 1921 г.р., г. Рогачёв; ВАЛЬТЕР Яков Борисович, 1922 г.р., г. Ромны, Сумская обл.; ВИНЕР Фроим Абрамович, 1923 г.р., г. Ананьев, Одесская обл.; ГАБРУНЕР Анатолий Соломонович, 1923 г.р., г. Полтава; ГАНТМАН Григорий Абрамович, 1922 г.р., м. Смидовичи, Белоруссия; ГЕЛЬФАНД Григорий Зимельевич, 1922 г.р., г. Кличев, Белоруссия; ГЕРМАН Абрам Яковлевич, 1922 г.р., г. Ленинград; ГИНДИН Яков Израилевич, 1922 г.р., г. Могилёв, Белоруссия; ГОЛЬДЕНБЕРГ Семён Исаакович, 1922 г.р., г. Горловка, Украина; ГОРОДЕЦКИЙ Лев Александрович, 1920 г.р., г. Керчь; ГОТЛИБ Давид Яковлевич, 1922 г.р., г. Дрисса, Белоруссия; ЕВЗЛИН Иосиф Геселевич, 199 г.р., г. Самарканд; КАГАНЕР Яков Наумович, 1923 г.р., г. Чернигов; КАГАНОВ Зайвель Борисович, 1923 г.р., г. Лубны, Полтавская обл.; КАМИНСКИЙ Вениамин Саулович, 1923 г.р., г.Прилуки, Черниговская обл.; КАПЕРОВСКИЙ Моисей Лазаоевич, 1922 г.р., г. Речица, Гомельская обл.; КАЦНЕЛЬСОН Самуил Борисович, 1922 г.р., г. Бобруйск; КАЦНЕЛЬСОН Мотель Хацкелевич, 1922 г.р., г. Калинковичи, Белоруссия; КОЦ Михаил Шнеерович, 1920 г.р., г. Полоцк; КРАМЕРОВ Наум Яковлевич, 1922 г.р., г. Кременчуг; КУНИН Георгий Саулович, 1923 г.р., г. Москва; ЛЕВИТИН Саул Гершонович, 1923 г.р., 1923 г.,г. Конотоп, Черниговская обл.; ЛЕЙЗЕРОВИЧ Давид Григорьевич, 1923 г.р., г. Великие Луки, Тверская обл.; ЛИВШИЦ Лазарь Юдович, 1922 г.р., г. Глуск, Белоруссия; ЛИТВИНОВ Рувим Аронович, 1922 г.р., г. Славянск, Донецкая обл.; ЛОБОК Владимир Соломонович, 1923 г.р., г. Симферополь; МАЛИС Азриель Иосифович, 1923г.р., г. Котовск, Одесская обл.; МАЛОМУД Леонид Ефимович, 1922 г.р., г. Жмеринка, Винницкая обл.; МЕРСОН Яков Саулович, 1921 г.р., г. Витебск; ПАСТЕРНАК Григорий Моисеевич, 1922 г.р., пос. Ракитное, Киевская обл.; ПЕВЗНЕР Давид Григорьевич, 1924 г.р., г. Рославль, Смоленская обл.; ПЕВЗНЕР Соломон Иосифович, 1922 г.р., г. Киев; ПОРТНОВ Яков Аронович, 1923 г.р., г. Ташкент; РАБИНОВИЧ Фальк Маркович, 1922 г.р., г. Городня, Черниговская обл.; РИВЛИН Самуил Абрамович, 1922 г.р., г. Киев; РУБАШЕВ Яков Исаакович, 1923 г.р., г. Ленинград; САЛГАНИК Мошко-Давид Янкелевич, 1923 г.р., мест. Чечельник, Винницкая обл.; САНДЛЕР Всеволод Соломонович, 1923 г.р, г. Курск; СОЛОВЕЙЧИК Завель Исаакович, 1922 г.р., г. Минск; ФАЙБУСОВИЧ Соломон Борисович, 1923 г.р., г. Унеча, Орловская обл.; ФЛЕЙТМАН Илья Мотелевич, 1922 г.р., г. Киев; ФРИДМАН Велвел Исаакович, 1922 г.р., г. Горький; ХАИМЧИК Лев Григорьевич, 1923 г.р., г. Баку; ХАНТ Александр Симхович, 1923 г.р., г. Одесса; ХАСКИН Цезарь Ефимович, 1922 г.р., г. Москва; ЧЕРНИХОВ Осип Маркович, 1923 г.р.; ШАПИРО Александр Захарович, 1923 г.р., г. Ленинград; ШРЕЙБЕР Альбрехт Львович; ШУЛЬМАН Зиновий Моисеевич, 1922 г.р., мест. Копыль, Белоруссия; ЭНКИН Наум Борисович, 1922 г.р., г. Ленинград; ЮХТ Герш Файвелевич, 1923г.р., г. Бердичев; ЯМПОЛЬСКИЙ Моисей Львович, 1922 г.р., г. Полтава.

В числе пассажиров на барже находились и 85 курсантов Высшего военно-морского гидрографического училища им. С.Орджоникидзе. Из них только 42-м удалось спастись. 43 курсанта так и не прибыли к новому месту учёбы. В их числе погибли: БРИКМАН Владимир Борисович, 1923 г.р.; ГРУДСКИЙ Израиль Абрамович, 1922 г.р., г. Херсон; ГОЛУБКОВ Арон Яковлевич, 1923 г.р., г. Кролевец, Сумская обл.; СЛАВИН Марк Александрович, 1923 г.р., г. Ленинград; ХАИНСОН Тевель Израилович, 1923 г.р., с. Святск, Новозыбковский район, Орловская обл; ПЕВНЕР Александр Ильич, 1923 г.р., г. Бердичев; ПОЛОВИЦКИЙ Исаак Хаимович, 1922 г.р., г. Рогачёв, Гомельская обл;  ШЕНДЕРОВИЧ Кушель Алконович, 1922 г.р.,г. Паричи, Полесская обл., Бнлоруссия; ЯХНИЧ Исаак Борисович, 1921 г.р., г. Минск.

На братской могиле «Ладожский курган» установлены мемориальные плиты с именами погибших 17 сентября 1941 г. Будем помнить о них!

Покоривший океан, проигравший Кинерету…

Добавить комментарий