"Дело Чарльза Линдберга" по-израильски

0

Четыре десятилетия назад произошло событие, потрясшее Израиль не меньше, чем обрушивавшиеся на еврейское государство войны

Рина ЖАК, глава издательства "Меркур"

 

Сорок лет назад, 9 июня 1980 года, в Израиле закончилась эпоха наивности. Мы все, включая полицейских, были убеждены, что такого у нас произойти не может. Возможно, где-то в Америке, да и то скорее всего в кино. Тем не менее в тот день у торгового центра в Савионе, недалеко от своего дома, был похищен восьмилетний мальчик Орон Ярден. Похититель ребенка постоянно звонил его родителям, а через несколько дней потребовал от родителей выкуп в 2 миллиона лир. В то время это была огромная сумма.

Родители, конечно, заплатили выкуп, но мальчика похититель не вернул (как выяснилось, в то время ребенок был уже мертв — похититель задушил его, когда мальчик стал требовать, чтобы его отвезли домой и пытался выйти из машины).

Еще полтора месяца похититель водил наших неопытных в таком деле полицейских за нос. Тысячи добровольцев искали мальчика, к похитителю обратился даже сам премьер-министр Менахем Бегин. Проверяли буквально всё, даже сообщение экстрасенса из Газы, якобы знавшего место, где находился мальчик.

И все же похититель совершил ошибку, когда вложил на свой счет в филиале банка "Апоалим" в Реховоте небольшую часть помеченных купюр из заплаченного выкупа.

Похитителем оказался 33-летний учитель рисования, отец двоих детей, лейтенант резерва Цви Гур. Он хладнокровно заявил, что деньги нашел. Следователи опасались, что без признания и без трупа преступника придется отпустить. Только когда один из них раз за разом стал прокручивать старую запись с мольбой мамы мальчика отпустить сына, Гур сломался и вызвался показать место, где находились останки мальчика. Гур, кстати, ни разу не раскаялся в содеянном.

Несмотря на то, что в тюрьмах очень не любят таких преступников, Цви Гур неожиданно для всех стал своего рода "селебрити". Он подкупал заключенных, рисуя их портреты, даже кабинет начальника тюрьмы украшала его картина.

Смертной казни в Израиле нет, в 2025 году Гур выйдет на свободу. Сидя в тюрьме, он опять женился, у него дети и внуки, а отец Орона Ярдена умер от горя, его мама уже трижды пыталась свести счеты с жизнью.

В годовщину этого преступления по первому каналу показали документальный фильм "Кце а-хут" ("Зацепка"), посвященный этому делу.

ОТ РЕДАКЦИИ

В те тревожные дни многие израильские журналисты вспоминали другое дело — нашумевшее на международном уровне. Речь идет о похищении и убийстве Чарльза Линдберга-младшего.

Плакат с объявлением о пропавшем сыне Линдберга. Фото: Wikipedia / Общественное достояние

1 марта 1932 года был похищен полуторагодовалый сын знаменитого летчика и, увы, поклонника Гитлера и идейного антисемита Чарльза Линдберга. Родителям поступило требование о выкупе в 50 тысяч долларов, который и был выплачен, однако ребёнок домой не вернулся. Примерно через десять недель было найдено тело мальчика: ребёнок на самом деле был убит спустя несколько часов после похищения.

Благодаря тому, что выкуп был выплачен так называемыми золотыми сертификатами, срок действия которых истекал в 1933 году, уже в 1934 году удалось обнаружить предполагаемого убийцу — Бруно Хауптманна. Почерк Хауптманна совпал с почерком человека, писавшего требования о выкупе. Были предъявлены и другие улики, однако подсудимый так и не признал свою вину. Жена Хауптманна и его работодатель утверждали, что на момент убийства Бруно находился в Нью-Йорке.

Кроме того, многие аспекты этого дела вызывают вопросы и неоднозначные трактовки. Присяжные признали Бруно виновным в похищении и преднамеренном убийстве и 3 апреля 1936 года Хауптманн был казнён на электрическом стуле. В современной истории Бруно Хауптманн все большим количеством историков, криминалистов и независимых исследователей признается невиновным.

История с похищением ребёнка Линдберга, в слегка изменённом виде, стала основой романа Агаты Кристи «Убийство в „Восточном экспрессе“» (1934). В 1974 году был снят одноимённый фильм. Трагедия Линдберга также входит в сюжет детективного романа Юлиана Семёнова «Экспансия-III».

Трагедия стала сенсацией. Репортёры, фотографы и просто любопытные досаждали Линдбергам постоянно. Кончилось тем, что после суда в 1935 году Линдберг с женой и старшим сыном Джоном переехали в Европу. Конгресс постановил принять «Закон Линдберга». Закон сделал похищение людей федеральным преступлением. Реакцией на злоупотребления фотографов стал запрет на фото- и киносъёмку в зале суда, вследствие которого в США была возобновлена традиция репортёрского рисунка.

Жизнь и смерть "девочки в чемодане"

Добавить комментарий