Русские прислужники "нового порядка"

0

На оккупированной нацистами территории СССР в полицаи записывались и в уничтожении евреев принимали участие представители всех "титульных наций". И русские, как бы ни старалась это затушевать официальная пропаганда в СССР, а ныне в РФ, исключением не были

Д-р Арон ШНЕЕР, Иерусалим

 

Однажды в Яд ва-Шем на семинаре преподавателей из России я рассказывал о немецких пособниках в СССР. Говорил об убийцах из стран Балтии, Украины, начал рассказывать о событиях в России. И тут одна из участниц семинара, как оказалось, чиновница из департамента образования Екатеринбурга, заявила, что все это ложь и русских полицаев, убийц евреев не было. Я привожу, конечно, факты, архивные документы… Дама встала и демонстративно покинула лекцию.

На следующую встречу я принес книгу "Русская полиция", и горе-чиновница вновь ушла.

Надо отметить, что все остальные слушатели, а их было более двадцати человек со всей России, были интеллигентными людьми.

Книгу "Русская полиция" написали известные российские историки Дмитрий Жуков и Иван Ковтун. Они авторы еще нескольких честных книг о немецких пособниках в СССР. Читайте их книги, не пожалеете.

Читайте в тему:

От любви до ненависти

ОТ РЕДАКЦИИ

В соответствии с пожеланием автора мы решили почитать вышеупомянутую книгу. По понятным причинам особое наше внимание привлекла глава "Русская полиция и «решение еврейского вопроса»".

В ней рассказывается, что помимо борьбы с партизанским и подпольным движением вспомогательная полиция привлекалась к уничтожению определенных категорий граждан и представителей еврейского населения. Это делало русских полицейских активными проводниками так называемого «нового порядка».

Posted by Aron Shneyer on Saturday, July 25, 2020

В ноябре 1941 г. командующий 18-й армией генерал-полковник фон Кюхлер (группа армий «Север») приказал сформировать в тыловом армейском районе русские охранные части. Этот приказ был обращен и к органам СД. Командир айнзатцгруппы «А» бригадефюрер СС Вальтер Шталлекер направил в подчиненные ему зондеркоманды соответствующие разъяснения к приказу: «Необходимо создать русские подразделения охраны, в том числе и для службы в оккупированном Ленинграде. Обучите эти подразделения».

Объектами репрессий и уничтожения в первую очередь становились евреи. Верховное командование вермахта уже 13 августа 1941 г. приказало во всех тыловых районах на захваченных землях создать гетто для еврейского населения. Параллельно с этим уже летом — осенью 1941 г. стали проводиться экзекуции под контролем сотрудников полиции безопасности и СД. В частности, расстрелы, в которых были замечены русские полицейские, прошли в окрестностях города Борисова (Минская область). С 20 по 22 октября 1941 г., когда осуществлялась очистка борисовского гетто, полиция расстреляла 7 тысяч человек. Среди тех, кто убивал евреев, был Константин Пинин, ленинградец, отличавшийся невероятной жестокостью. Всего в очистке гетто участвовало 200 полицейских, некоторую часть из них составляли русские — Архип Орлов, Петр Артемов, Геннадий Васильев, Леонид Глазов, Владимир Горбунов, Владимир Карасев, Михаил Добровольский, Григорий Кононов и др.

В конце 1941 г. — в начале 1942 г. под руководством начальника русской криминальной полиции Андрея Лазаренко и начальника полиции Андрея Семенова была проведена акция по уничтожению евреев в деревне Полынковичи (Могилевская область).

В северо-западных и центральных областях РСФСР почти не было стихийных погромов (как в Прибалтике и Украине), но уже осенью 1941 г. в оккупированных российских городах начали создаваться гетто. Еврейские гетто были организованы в Калуге, Брянске, Орле, Смоленске, Твери, Пскове и в других местах (всего было создано 41). Евреям предписывалось носить специальные повязки с желтой звездой, а жителям других национальностей строго-настрого запрещалось приветствовать евреев.

Гетто на территории РСФСР были относительно немногочисленны. В занятой немцами Калуге, к примеру, осталось 155 евреев, из них 64 мужчины и 91 женщина. 8 ноября 1941 г. приказом № 8 Калужской городской управы «Об организации прав жидов» на берегу реки Ока в кооперативном поселке Калуги было организовано гетто. Из городских квартир туда выселили всех евреев. Ежедневно под конвоем полицейских свыше 100 человек работали на очистке общественных туалетов и мусорных ям, расчистке улиц и завалов. 20 декабря 1941 г. силами полиции была предпринята ликвидация гетто.

Отмечено участие русской полиции в истреблении евреев Смоленской области. Так, гетто в Смоленске было создано 5 августа 1941 г., то есть спустя неделю после прекращения боев за город. Полевая жандармерия с помощью «местных активистов» из городской охраны, которую возглавлял Глеб Умнов, очистила возле еврейского кладбища (местечко Садки, северо-восточная окраина города Заднепровье) большой квартал — около 80 частных домов. Городская охрана вместе с фельджандармерией вылавливала евреев и загоняла их в гетто. Для решения «еврейского вопроса» в город прибыло специальное подразделение оперативной группы «Б» полиции безопасности и СД — особая команда «Смоленск» (командир—обершарфюрер СС Массков). Городская охрана (в последующем—городская стража) активно помогала СД уничтожать евреев.

15 июля 1942 г. по настоянию оккупационной администрации была проведена самая крупная акция в Смоленске. Из гетто в направлении деревни Могалинщина Корохоткинского сельсовета было вывезено около 2000 евреев, где они были убиты разными способами. Акцией руководили заместитель бургомистра Г.С. Гандзюк и начальник политического отдела городской стражи Н.Ф. Алферчик. Активность в ходе уничтожения евреев проявил полицейский Тимофей Тищенко. Он вывозил узников гетто на расстрел, снимал с них одежду, а потом распределял ее среди сослуживцев. За одежду, снятую с убитых, он получал водку и продукты. Через месяц газета «Новый путь» поместила о нем материал «Образцовый страж порядка».

Проводились расстрелы евреев в поселке Монастырщина, которые осуществлялись при непосредственном участии начальника местной службы порядка Исаенкова, а также его помощников, бывших армейских дезертиров, — Николая Чехиркина, Виктора Сысоева и Шенделева. В январе 1942 г. немцы и полицейские расстреляли 1008 человек. Там же, в Монастырщине, было проведено еще несколько экзекуций. Согласно показаниям свидетелей, старательно выполнял свои «обязанности» полицейский Дудин. На судебном процессе его спросили, бросал ли он детей живыми в могилу. Дудин ответил: «Не бросал, а клал».

Полицейская команда, действовавшая при айнзатцгруппе Б, 28 января 1942 г. оказала помощь СД в ликвидации Велижского гетто (Смоленская область). Полицейские, которыми командовал начальник районной службы порядка Иван Кириенков, загнали евреев в свинарник и подожгли его, а затем спалили все гетто (при этом 100 евреев смогли убежать).

20 марта 1942 г. полиция по приказу коменданта и начальника службы порядка Хиславичскош района (Смоленская область) расстреляла около 1000 евреев из Хиславичского гетто. Через полтора месяца было убито еще 500 евреев в селе Захарино. По словам очевидцев, за каждого найденного и убитого еврея сотрудники полиции получали от коменданта несколько пачек махорки.

Начальник районной полиции и представители полевой жандармерии во время операции по задержанию евреев. 1942 год

Posted by Avshalom Kalua on Saturday, July 25, 2020

Известно несколько случаев участия полиции в расстрелах евреев Орловской области. Акции проводились в феврале — марте 1942 г. В частности, в поселке Злынка полиция казнила около 200 человек, еще 500 евреев были казнены в тюрьме города Мглина. В Орле и его окрестностях поиском и уничтожением евреев занимался начальник сыскного отделения полиции (уголовной полиции) М. Букин.

В южных регионах РСФСР истребление евреев начиналось сразу после прихода оккупантов. До создания гетто дело не доходило. Так было в Ростове-на-Дону, Краснодаре, Ейске, Пятигорске и Майкопе. В некоторых городах еще не была сформирована полиция, а местное население, распаленное антисемитизмом, уже реагировало на призыв немцев выявлять и карать евреев.

Характерный пример — массовая экзекуция в Ростове-на-Дону летом 1942 г. Операция заняла несколько дней. Многие евреи бежали по дороге на Змиевскую балку, где велись расстрелы; некоторые убежали даже из ямы; большинство из них по наивности возвращались на прежнее место жительства в надежде, что соседи помогут им спрятаться. Но местное население сдавало беглецов оккупантам и полиции. Всего в Змиевской балке было уничтожено около 27 тысяч человек. Среди карателей находились начальник Управления вспомогательной полиции В.А. Еремин, начальник ростовской тюрьмы Дыхно, следователи полиции Иванов, Ильяшов и Леонов, переводчик тайной полевой полиции А. Заславский и др.

В Азове с августа 1942 года немцами и их пособниками в карьере кирпичного завода было расстреляно 147 человек. На евреев устраивали настоящую охоту. Только один полицейский — А.Н. Штепа — задержал 18 евреев. Спустя несколько дней их всех расстреляли.

Совместно с немцами русская полиция убивала евреев в селе Ворошиловском, в станицах Лабинской и Ладожской (Краснодарский край), где, по показаниям свидетелей, особенно «отличился» полицейский Птухин, зарезавший ножом пять евреев.

Немало евреев при помощи полиции было убито в Ставропольском крае в августе 1942 г. Расстрелы происходили в городе Буденновске, в районном центре Георгиевская, в станицах Александрийская, Боргустанская, Мартинская и Горячеводская, в селах Донское, Алексеевское и Ипатово, в райцентре Гофицкое и других местах.

В сентябре 1942 г. были истреблены евреи города Минеральные Воды. Во всех указанных случаях полиция работала под контролем СД.

Среди карательных подразделений, действовавших в южных регионах РСФСР, заметную роль сыграла зондеркоманда 10а. В ней состояли лица, ранее служившие в сельской и городской полиции. Например, в состав отделения был включен полицейский Скрипкин, который ранее служил в Таганроге и оказался на хорошем счету у немцев. За усердие в борьбе с евреями и подпольщиками некоторых переводили в зондеркоманду, в специальное русское отделение полиции безопасности. Его члены в течение полугода (с августа 1942 г. по январь 1943 г.) постоянно участвовали в антиеврейских акциях. Группенфюрером (командиром отделения) в указанной команде служил Николай Семенович Пушкарев, в августе 1942 г. добровольно поступивший на службу в полицию. Старшиной в зондеркоманде служил Василий Петрович Тищенко, также начавший свою работу на оккупантов в полиции. Впоследствии Тищенко был назначен следователем криминальной полиции Краснодара.

Военный трибунал Северо-Кавказского фронта, который заседал в Краснодаре с 14 по 17 июля 1943 г., установил, что указанные лица причастны к уничтожению около 7 тысяч евреев (официально — «ни в чем не повинных советских людей»). К сожалению, в ходе сбора материалов Чрезвычайной комиссией удалось эксгумировать лишь 623 трупа замученных людей.

Читайте в тему:

Лев СИМКИН | Вычеркнутые евреи

* * *

Несмотря на суховатый, научно-исторический стиль повествования, эта книга читается на одном дыхании. Есть фрагменты, которые по сути могли бы стать сюжетами для романов. Например, о возмездии прислужникам нацистов:

"…  очень часто гитлеровских прислужников возмездие настигало во внесудебном порядке. В первую очередь — со стороны партизан. Так, бывший брянский партизан И. Ильиных вспоминает: «В поселке Новый Быт жил полицейский Анатолий Быков, славившийся особой жестокостью и преданностью оккупантам. Подпольщики Унечи еще до ухода в партизаны вынесли предателю смертный приговор, но не успели привести его в исполнение. И вот Мосин попросил у лейтенанта Дьяченко разрешения пойти и казнить фашистского холуя. Дьяченко дал ему в помощь Николая Жирова и Алексея Зуйкова. В дождливую темную ночь они постучали в дверь дома полицейского. На вопрос «Кто?» Жиров ответил «Откройте, из СД!» Дверь открылась… перед партизанами была жена предателя. Жиров сказал, что ее муж срочно нужен для акции против «большевистской заразы». И жена поверила, привела притаившегося холуя… В ту же ночь ребята покарали второго предателя, проживавшего в поселке Красная Заря, по доносу которого гестаповцы расстреляли нескольких советских патриотов».

Нередко советские патриоты допускали в ходе актов мести настоящие зверства. К примеру, разгромив зимой 1943 г. немецко-полицейский гарнизон в одной из деревень Долосчанского сельсовета (Калининская область), партизаны захватили в плен большую группу германских солдат и полицейских. Немцев расстреляли сразу, а полицейских решили наказать особым образом. На трофейных санях, с запряженными в них лошадьми партизаны поставили П-образные виселицы, на которых повесили пленных полицейских. Для того чтобы вызвать ужас у других стражей порядка, в рот повешенным были засунуты их отрезанные половые органы. Обоз с виселицами бешено ворвался в поселок Идрица, повергнув оккупантов и местное население в шок".

Полицай, повешенный партизанами. 1943 год

Posted by Avshalom Kalua on Saturday, July 25, 2020

А чем не сюжет для многосерийного фильма?

"Чудовищным можно назвать случай, описанный в письме политработника штаба партизанских отрядов «Бати» А.Ф. Юрьева в политуправление Западного фронта:

«.. .К нам стали переходить целые группы полицейских и сдаваться в плен с оружием. Правда, в первое время мы допустили некоторые ошибки, партизаны нескольких полицейских расстреляли. Был недавно такой случай: пришли к нам восемь человек и сдались в плен, среди них было два брата, а третий их брат был у нас партизаном, и не успели мы разобраться, как наш партизан тут же расстрелял обоих своих братьев, бывших полицейских; тут заговорила, видно, кровавая месть».

* * *

Это только скупые факты, причем, далеко не все, приведенные в исследовании Дмитрия Жукова и Ивана Ковтуна. За всеми этими строками и цифрами скрыты личные трагедии людей, ставших жертвами политики "окончательного решения еврейского вопроса" — в данном случае при активном участии русских полицаев. Мы по мере сил стараемся рассказывать о конкретных историях — потому что лишь персонифицированная информация способна потрясти и запомниться. Мы должны знать как можно больше и о жертвах, и о палачах, и никогда не забывать о том, на что способны люди, с легкостью превращающиеся в нелюдей.

Автор — израильский историк и писатель, на протяжении четверти века — сотрудник института Яд ва-Шем

"Дети тихо падали"

Геточка и Балка смерти

Напоминаем: позиция авторов рубрик "Автограф" и "Колумнистика" может не совпадать с мнением редакции.

Добавить комментарий