И вечный путь к Земле Обетованной

0

Пророк Иеремия: «Кто рассеял Израиль, Тот и соберет его, и будет охранять…»

Матвей ГЕЙЗЕР

 

К возрождению своего государства евреи шли сквозь аутодафе инквизиции средневековья, через тесные переулки гетто Венеции, Праги, Рима и других городов Европы, а позже изгнанники испытали на себе все «прелести» черты оседлости дореволюционной России — кровавые погромы, множество ритуальных Процессов, последним из которых было дело Бейлиса. И все это было лишь преддверием, предисловием к той великой трагедии в истории евреев, имя которой Холокост, что в переводе — «Всесожжение». Не могу здесь не вспомнить слова замечательного русского поэта Наума Цетлина:

«Мы заплатили кровавую цену за то, чтобы глаза наши открылись. Фашизм, Освенцим, Бабий яр, Майданек; Катастрофа европейского еврейства, исчезновение более трети мировой его численности. И все это за постыдное преклонение перед импотентными либеральными слюнявыми бреднями о дружбе народов, о вечном царстве Божьем на Земле».

Казалось, что после ужасов Холокоста вопрос о необходимости создания еврейского государства не должен вызывать сомнений. От Катастрофы евреев не спасла ни беззаветная преданность странам, в которых они проживали, ни иллюзии по поводу возможной ассимиляции — не хотели французы, чтобы евреи стали тоже французами (дело Дрейфуса тому яркий пример), равно, как не желали этого другие страны и народы. Стремление евреев ассимилироваться только укрепляло антисемитизм.

«Главная причина антисемитизма в существовании евреев», — писал в 1946 году профессор Хаим Вейцман, а двумя годами позже, став первым президентом Израиля, он же сказал:

«Все народы можно разделить на две категории: тех, кто изгоняли евреев, и тех, кто не пускал их к себе».

Разумеется, эти мысли X.Вейцмана не абсолютны, но есть в них своя логика — настало такое время, что без своего государства дальнейшее существование евреев как нации становилось немыслимым. А ждать прихода Мессии… — Гитлер, увы, опередил его.

Оставался единственный путь — это дорога к своей исторической родине, к древним корням. Всемирно признанный еврейский философ Мартин Бубер писал:

«Мы идем к Сиону. Сион — это больше, чем земля на Ближнем Востоке, Сион — это больше, чем еврейская обитель… Это бесконечная цель еврейского народа».

Но многие евреи даже после ужасов Холокоста не хотели внять этим словам, отвергая не только необходимость создания государства Израиль, но и отрицая существование евреев как нации. Впрочем, подобное происходило не только в XX веке — Моисею, призвавшему свой народ к Исходу, евреи, а не египтяне, грозили расправой. Мы знаем и то, что из вавилонского пленения ушли немногие, хотя возможность была у всех. Оставшиеся же на земле вавилонской навсегда растворились среди других народов. Бессмысленно сегодня рассуждать, кто был прав — Неемия и Эзра, возглавившие возвращение евреев в Иерусалим, или те, кто предпочел остаться в «благополучном изгнании». Не история, но лишь Небеса могут вынести вердикт. Безусловно другое: потомки тех, кто ушел из вавилонского плена, подарили миру Бенедикта Спинозу и Генриха Гейне, Альберта Эйнштейна и Бориса Пастернака, а главное — возродили государство на своей исторической родине… Имена же потомков оставшихся в вавилонском плену до нас не дошли…

Возрожденный Израиль возник на той самой земле, по которой ходили пророки Исайя, Даниил, Иеремия, Аввакум… Вопреки тем, кто полагал, что страна для евреев может быть создана на любой свободной территории Земли, государство Израиль возродилось на холмах Иудеи, в пустыне Негев…

«Палестина — это прежде всего не место сбора для евреев Восточной Европы, но воплощение возрождающегося духовного единения всей еврейской нации», — сказал Альберт Эйнштейн.

Заметим, что в 1897 году, на Первом съезде сионистов, основатель этого движения Теодор Герцль заявил:

«Я создал еврейское государство».

И не ошибся по сути, а лишь был неточен во времени: спустя полвека после произношения этих слов было провозглашено создание государства Израиль, а в ночь с 14 на 15 мая была обнародована Декларация Независимости: «Эрец Исраэль (Страна Израиля) была родиной еврейского народа… Здесь он жил как суверенная нация… и завещал миру нетленную Книгу Книг.

Государство Израиль… будет зиждиться на принципах свободы, справедливости и мира, запечатленных в предвидении израильских пророков… Оно будет охранять святые места всех религий и поддерживать принципы Устава ООН.

Мы протягиваем руку мира всем окружающим странам и народам и призываем их к основанному на взаимном благе сотрудничества с независимым еврейским народом в его стране». Последние слова декларации не захотели услышать окружающие Израиль государства. Ни одного дня спокойствия не познала вновь созданная страна.

Далеко не все страны разделяли жажду евреев возродить государство на своей исторической территории. Политики, причастные к созданию государства Израиль, преследовали очень непохожие цели. Длительная и отчаянная борьба еврейских поселенцев Палестины в 20—40 годах с Англией, имевшей мандат на эту территорию, да и экономические интересы Англии на Ближнем Востоке едва ли придавали желание правительству этой страны содействовать возрождению государства Израиль. Неоднозначной была и позиция Соединенных Штатов — нефть арабских государств для США была фактором не менее значимым, чем будущее мирового еврейства. Пожалуй, наиболее определенную позицию в период создания государства Израиль занял в ту пору Советский Союз. Речь А.А.Громыко на сессии ООН 27 декабря 1947 года (можно ли сомневаться, что текст ее составлялся не в Нью-Йорке, а в Москве, и каждое слово, произнесенное Громыко в тот день, согласовано с вождем) была преисполнена сочувствием к еврейскому народу, выстрадавшему право на свое собственное государство:

«Это решение отвечает законным требованиям еврейской нации, сотни тысяч представителей которой до сих пор не имеют ни земли, ни дома…»

Уместно напомнить, что против создания государства Израиль проголосовали не только арабские страны, но и ряд европейских государств. Известно, что и после принятия резолюции о создании на территории Палестины двух государств — еврейского и арабского — делегации США и Великобритании попытались вернуться к другому, отвергнутому предложению, о создании арабо-еврейского

государства. Только решительное вмешательство руководителя делегации Украины в ООН В.А.Тарасенко, разумеется с одобрения А.А.Громыко, представителя СССР, воспрепятствовало этому. Сталин, истинный политик, просчитал (и, как выяснилось со временем, просчитался), что Израиль не может быть иным государством, как социалистическим, а значит, оплотом СССР на Ближнем Востоке. Ведь среди его отцов-создателей было немало бывших бундовцев, убежденных социалистов и коммунистов, выходцев из царской России. И неудивительно, что советское руководство сделало на них большую ставку. Сегодня трудно себе представить, что на начальной стадии первой арабо-израильской войны советская пресса, а значит и правительство, сочувствовали молодому государству, которое в неравной борьбе с пятью странами — Египтом, Иорданией, Ираком, Сирией, Ливаном — победило.

СССР — ИЗРАИЛЬ: «ОСОБЫЕ» ОТНОШЕНИЯ

Как бы там ни было, но роль СССР в мирном воссоздании государства Израиль и его победе в войне за Независимость была если не решающей, то первостепенной. Во вновь созданное государство началась эмиграция из Чехословакии, Румынии, Болгарии, а чуть позже — из Польши и Венгрии. Разумеется, это возможно было только с молчаливого одобрения СССР — ведь тем самым проводилась «репетиция» будущего советских евреев. В СССР кроме евреев собственных, уцелевших после войны, было немало евреев из стран Восточной Европы, которые не хотели, не могли возвращаться в те места, где были убиты их близкие и родные… Было ясно, что с созданием государства Израиль совсем по-иному возник еврейский вопрос в СССР.

Но «любовь» СССР к молодому государству продлилась недолго. Очень скоро выяснилось, что все «социалистические симптомы» (рабочие партии социалистической направленности, кибуцы, форма собственности на землю) ничего не определяли в симпатии Израиля к советскому строю — сценарий, написанный в Москве, не воплотился на Земле Обетованной. Уже во второй половине 1948 года отношение СССР к Израилю резко изменилось. Убийство Соломона Михоэлса в январе 1948 года было предупреждением, но тогда никто этому не придал высокой политической значимости. А в конце 1948 года начались первые аресты по делу Еврейского антифашистского комитета… Остальное — известно. В феврале 1953 года, в зените «дела врачей», во дворе советского посольства в Тель-Авиве была взорвана бомба, что послужило поводом для разрыва дипломатических отношений между СССР и Израилем. Террористы были найдены, преданы суду и приговорены к длительным срокам тюремного заключения, но отношение СССР к Израилю оставалось неприязненным, хотя дипотношения были восстановлены.

Здесь уместно напомнить, что из пятидесяти лет существования нового Израиля СССР поддерживал с ним дипломатические отношения немногим более половины времени. В 1956 году, после знаменитой «синайской кампании», СССР восстановил с Израилем нормальные дипломатические отношения, но откровенно поддерживал арабские страны, и не только морально, но и материально, в особенности — поставками оружия, и это при том, что Израиль в начале шестидесятых годов поддерживал дипломатические отношения более чем со ста странами мира и пользовался заслуженным уважением и авторитетом. Арабские же страны в главе с президентом Египта, Героем Советского Союза Насером открыто выражали свою ненависть к Израилю. И не только на словах: бесконечные провокации на границах, террористические акты в самом Израиле, создание ООП и безусловная поддержка ее, неминуемо вели к войне, к той самой Шестидневной 1967 года, в которой Израиль одержал триумфальную победу, радикально изменившую всю ситуацию на Ближнем Востоке. Безусловно, что с воссоединением Иерусалима в единый город и провозглашением его столицей Израиля началась новая страница истории еврейского народа. И — очередной разрыв дипломатических отношений между СССР и Израилем, затянувшийся на сей раз почти на четверть века. В следующей войне между Израилем и Египтом (война Судного дня 1973 года) СССР занял не менее откровенную проарабскую позицию, чем в Шестидневной войне. Было похоже, что разговоры о «добровольцах», которые готовы прийти на помощь Египту и Сирии, имели достаточное основание. И хотя воплощение мечты Насера и иже с ним «сбросить Израиль в море» едва ли были выгодны советскому руководству с политической точки зрения — с гибелью Израиля исчез бы фундамент «дружбы» между СССР и арабским миром, только неожиданно резкий перелом в войне Судного дня в пользу Израиля (на юге его войска были близки к Каиру, а на севере — к Дамаску), вынудил советское руководство занять более умеренную позицию: по инициативе США и СССР 22 октября 1973 года Советом Безопасности была принята Резолюция о прекращении огня. После 1973 года и до нашей перестройки отношения между СССР и Израилем складывались весьма витиевато, но до их нормализации было достаточно далеко — позиция Советского Союза по отношению к Израилю оставалась более чем жесткой. И неудивительно, что знаменитые Кемп-Дэвидские соглашения, приведшие к миру между Израилем и Египтом, были достигнуты не только без участия СССР, но скорее вопреки ему. Хотя дальновидность этого соглашения подтверждена временем.

И все же на установление дипломатических отношений с Израилем СССР не шел. Даже огромная алия конца семидесятых—начала восьмидесятых годов шла через третьи страны. После многих «разведок боем» — поездок делегаций журналистов, актеров, спортсменов — наступил черед официальным переговорам. Во второй половине восьмидесятых годов Венгрию и Польшу, страны, которые в то время состояли в едином социалистическом лагере, посетили высокопоставленные израильские дипломатические делегации, что без ведома Москвы было невозможно. Не оставалось сомнений в том, что дипломатические отношения между СССР и Израилем скоро будут восстановлены. Но свершилось это только в начале девяностых годов.

НЕ ПОДВОДЯ ИТОГИ

В разных странах диаспоры во все времена перед Пасхой — светлым праздником избавления евреи желали друг другу: «В будущем году в Иерусалиме». Иерусалим для них оставался символом древней родины, названной римлянами Палестиной.

Небезынтересно вспомнить сегодня слова первого президента Израиля Хаима Вейцмана:

«Если… в Палестине живут полмиллиона евреев, я не страшусь и не жалуюсь, ибо уверен, что они выживут. Именно в них, а не в миллионах евреев диаспоры — истина и надежда».

Слова эти были сказаны в 1933 году, за пятнадцать лет до создания государства Израиль. Сегодня, когда в Израиле проживает треть мирового еврейства, когда достижения этой страны признаны во всем мире, когда абсолютное большинство евреев диаспоры считают Израиль своим идеалом, правота слов X.Вейцмана неоспорима. Пророческими оказались и слова лорда Бенджамина Биконсфильда, одного из создателей Британской империи, многолетнего премьер-министра Великобритании, великого еврея Дизраэли:

«Народ, который с такой настойчивостью справляет праздники сбора винограда, вернет себе все виноградники».

Но за много столетий до Дизраэли изрек пророк Иеремия:

«Кто рассеял Израиль, Тот и соберет его, и будет охранять…»

Дай Бог, чтобы слова эти наполнились смыслом вечности.

Выражаем благодарность дочери Матвея Гейзера Марине за предоставленные нашей редакции архивы известного писателя и журналиста, одного из ведущих специалистов по еврейской истории.

Михаил ЛОБОВИКОВ | Несмотря ни на что!

Добавить комментарий