И расскажи сыну своему…

0

«Ради этого вывел Господь меня из Египта» («Исход», 13:8)

Марина МАГРИЛОВА

 

Я выросла в типичной советской ассимилированной семье. Но маца на Песах в нашем доме иногда все же появлялась. Говорят, последнее, что утрачивается, — это национальная кухня. Для меня именно маца стала символом отличия нашего дома, что и привело меня в дальнейшем и в синагогу, и в Израиль.

Увы, поколение наших родителей ничего не могло рассказать об Исходе нам, своим детям, да и поколение родителей наших родителей тоже во многом растеряло еврейскую традицию в войнах и революциях лютого ХХ века: кто-то сознательно отказался от «бабушкиных сказок» и «религиозных предрассудков», а кто-то и рад был бы рассказать, но совершенно оправданно боялся — и молчал, ничего не рассказывал сыновьям своим ради их же блага… Конечно, были удивительные люди и удивительные семьи, пронесшие свое еврейство через все годы советской власти, но я говорю о большинстве.

А что же мы? Почти потерянное для еврейского народа поколение, лишь чудом возвращенное к нему в последний момент — еще чуть-чуть, и было бы поздно; почти ничего не знавшее о еврейской религии и традиции, выросшее пионерами и комсомольцами в советской школе — что мы можем рассказать об Исходе? И кто мы такие, чтобы рассказывать о нем нашим детям и внукам, выросшим свободными людьми в еврейской стране?

Или наоборот, может быть, именно мы — те самые люди, кто лучше других может рассказать о нем, потому что мы сами — поколение Исхода, поколение возвращения, поколение, совершившее алию, сделавшее главный выбор, причем не только за себя, но и за родителей, и за детей, и за внуков? Говорят, и из Египта Бог вывел евреев гораздо раньше «запланированных» четырехсот лет, иначе еще чуть-чуть, и некого было бы выводить из-за угрозы истребления, а главное — из-за угрозы растворения, окончательного врастания евреев в Египет; и не случайно, наверно, гематрия, то есть числовое значение, аббревиатуры «СССР» равно числовому значению слова — «Мицраим», Египет на иврите.

А еще вот почему. Каждый год мы читаем в Пасхальной Агаде:

«Ведь сказано: "дабы помнил ты день Исхода твоего из земли египетской во все дни жизни твоей"…».

Мудрецы толкуют так: «Дни жизни твоей» — в этом мире, «все дни жизни твоей» — в дни прихода Машиаха. Но откуда вообще сомнение в том, что в дни Машиаха люди будут помнить Исход из Египта? Пророк Йермиягу говорит (16:15):

«Придет время, — это Господа слово, — когда не станут более говорить: "Воистину жив Господь, Который вывел потомков Израиля из Египта", — но скажут: "Воистину жив Господь, Который вывел потомков Израиля из земли северной и из всех тех земель, в которые Он их изгнал". Ибо Я верну их в ту землю, которую даровал их отцам».

— Нет, — говорят еврейские мудрецы, — и в дни Машиаха и Исхода из «земли северной» по-прежнему необходимо вспоминать Исход из Египта.

А что, разве уже пришли дни Машиаха? Религиозные сионисты убеждены, что мы сами, сегодняшний Израиль, и есть Машиах! Мы живем в нем, занятые повседневными делами, и иногда забываем, что живем внутри чуда, а к тем, кто напоминает нам об этом, иногда относимся с иронией. Но во всем мире люди смотрят на Израиль в ожидании чуда и «ловят» признаки «конца света». Появляются сенсационные новости: живые рыбы в Мертвом море! Из Стены Плача выползла змея и пыталась схватить голубя! А мокрое пятно, не высыхавшее на Стене несколько месяцев! А выпавший из Стены двухтысячелетний камень! И еще, благодаря стараниям Института Храма, появился на земле Израиля «правильный» теленок — будущая «Красная корова», без которой невозможно строительство Храма. В общем, давайте считать, что дни Машиаха наступают, и давайте рассказывать об Исходе. «И кто больше расскажет, тому хвала!»

Так уж сложилось, что в моей личной истории Песах — это праздник выхода на свободу.

* * *

И вот — на Седер в 1987 году в Москве мы шли с только что полученной открыткой из МВД. Все отказники знали, что это значит: если приглашают, то отпускают! Отказы на выезд присылали по почте, а приглашали в ОВИР только счастливчиков, получивших разрешение. Железный занавес начал падать — это был хороший знак для всех присутствующих на Седере. В забитой до отказа московской квартире были и такие, которых СССР не выпускал десятилетиями. А самым младшим ребенком на Седере был мой сын, именно он тогда задавал вопросы: «Чем отличается эта ночь от других ночей?»

Прошло 30 лет… Я рассказываю своим подрастающим внукам о том, как их восьмилетний папа на нашем последнем Седере в Москве задавал вопросы, и спрашиваю:

— О чем мы читаем в Агаде?

— О выходе из Египта — дружно отвечают старшие внуки.

— Не только, — говорю я им, — это и рассказ об выходе из «страны северной», о котором знали и говорили и пророки, и еврейские мудрецы, собравшиеся на Седер почти две тысячи лет назад.

А что мы знаем об этих мудрецах, имена которых мы «зачитываем» каждый год на Седере?

«Вот что случилось с рабби Элиэзером и рабби Йеошуа и рабби Эльазаром бен Азария, и рабби Акивой и рабби Тарфоном, что возлежали (на седере) в Бней-Браке и рассказывали об Исходе из Египта всю ту ночь, пока не пришли их ученики и не сказали им: учителя наши, настало время утреннего чтения Шма»…

Говорят, что раббаним не просто справляли Песах. Они всю ночь говорили о свободе, готовили восстание против римлян. Поэтому и сидели они отдельно от учеников, в комнате с запертыми ставнями. И было это во времена императора Адриана, но большинство участников этого седера помнили еще Храм и великое восстание, со времен которого прошло уже шестьдесят лет…

Семидесятый год первого века нашей эры. Из осажденного римлянами обреченного Иерусалима выносят гроб с живым рабби Иохананом бен Заккаем. Несут гроб его ближайшие ученики, рабби Иеошуа бен Хананья и рабби Элиэзер Гурканус — те самые, из Агады! В городских воротах еврейская стража проверяет всех выходящих, побег к врагам — это предательство, выход разрешен только мертвым. Гроб прокалывают мечом, чтобы убедиться, что в нем нет живых. Бог помог, городские ворота и еврейская стража преодолены, впереди римский пост. Именно их, римлян, должен убедить рабби Иоханан, что из города надо выпустить мудрецов Торы и сохранить жизнь потомку великого Гилеля, рабану Гамлиэлю, также упомянутому в Пасхальной Агаде. Рабби Иоханан обещает вести тихую жизнь в маленьком городе Явне.

Но эта жизнь была тихой только внешне. Здесь рабби Иоханан и его ученики построили основы современного иудаизма, сохранившие еврейский народ. Период после Иудейской войны и разрушения Храма — это очень сложное время в длинной еврейской истории. Как жить без Храма? Как выполнять заповеди? Сколько раз в день надо молиться? Как и куда нести десятину, первый приплод скота, первинки урожая? На все эти и многие другие вопросы должны были срочно ответить мудрецы. А обстановка вокруг совсем не способствовала талмудическим спорам — все десятилетия между Иудейской войной и восстанием Бар-Кохбы были наполнены погромами, гонениями на евреев и еврейскими восстаниями в разных провинциях империи.

Восстания евреев в Киренаике (Ливия), на Кипре и в Египте в последние годы императора Траяна ещё не были полностью подавлены, когда Адриан взял на себя бразды правления в 118 году. Тяжесть войны была перенесена в Иудею, куда бежали еврейские руководители восстания. Бедствия стали настолько велики, что рабан Гамлиэль II, упомянутый в Агаде, постился даже в Хануку. Вскоре после этого Лод пал и множество евреев было казнено, а «убиенные из Лода» часто упоминаются в Талмуде.

Правление императора Адриана напоминало эпоху правления греческого царя Антиоха Эпифана: все усилия Рима были направлены на превращение Иерусалима в центр язычества и на то, чтобы заставить евреев отказаться от Торы. Именно в это время происходят события Агады.

За пасхальным столом в Бней-Браке возлежали ученики Иоханана рабби Иеошуа и рабби Элиэзер. Рабби Акива и рабби Тарфон принадлежали к тому же, заставшему Храм, поколению — рабби Тарфон был коэном, священником в Храме. Но рабби Эльазар бен Азария был гораздо моложе. Почему же и он был в числе посвященных, и почему не было с ними главы Синедриона, рабана Гамлиэля? В тексте он упомянут, он тоже празднует Песах, но отдельно, не вместе с остальными мудрецами.

Можно предположить, что действие происходит во время правления Эльазара бен Азарии, временно сменившего на посту главы Санхедрина рабана Гамлиэля.

Рабан Гамлиэль — безусловный авторитет, властный, богатый, буквально издевался над скромным рабби Иеошуа, заставляя его подолгу стоять во время обсуждений, извиняться за свои «неправильные решения», отличные от мнения Гамлиэля. Но раби Иеошуа понимал, что в критический период еврейской истории, после разрушения Храма, самое главное — это единство народа и, как следствие, исполнение решений Синедриона. Решения рабана Гамлиэля были для него законом даже тогда, когда он не был согласен по сути вопроса.

В итоге рабан Гамлиэль был смещен со своего поста другими членами Синедриона (именно они праздновали Седер в Бней-Браке у рабби Акивы) за плохое отношение к раби Иехошуа. Кого же назначить главой Синедриона вместо него? Выбор пал на Рабби Эльазара бен Азария.

Рабби Эльазар бен Азария, самый молодой из всех, присутствующих на Седере, принадлежал к очень уважаемому роду — он был потомком в десятом поколении самого Эзры, под предводительством которого евреи вышли из Вавилона за 700 лет до событий Агады. Показательно, что юный Эльазар бен Азария советуется с женой про предложенный ему пост главы Cинедриона, получает правильный совет и принимает предложение мудрецов. Предание гласит, что заняв высокий пост, рабби Эльазар чудесным образом изменился внешне и стал выглядеть, как старый мудрец, чтобы соответствовать этому посту. Поэтому он и говорит:

«Хоть и выгляжу я семидесятилетним, все же не сподобился объяснить смысл того, что об Исходе из Египта рассказывают по ночам, пока Бен-Зома не растолковал этого».

Шимон Бен-Зома был видным толкователем учения. Он не получил «смиху», то есть не был «возведен» в сан раввина, поэтому он и упоминается без титула «рабби». Он остался на положении «ученика», но был настоящим авторитетом. В его время говорили:

«Кто увидит во сне Бен-Зому, тот может надеяться получить репутацию ученого».

А про окончание размолвки мудрецов с рабаном Гамлиэлем рассказано так: рабби Акива закрылся в бейт мидраше с своими учениками, не желая впустить рабана Гамлиэля, и только рабби Иеошуа, простивший Гамлиэля, смог уговорить рабби Акиву открыть дверь. После этого была установлена «ротация»: каждый месяц три недели главой Синедриона был рабан Гамлиэль и одну — рабби Эльазар бен Азария.

Единства еврейского народа хочет от нас Всевышний, как во времена Агады, так и в наше время. А символом связи этих времен может служить удивительное дерево, выросшее на могиле рабби Тарфона: от могучего ствола, возвышающегося над могилой, отходит ветвь, стелющаяся по земле, длинная, как две тысячи лет изгнания. А на ее конце выросло деревце — маленькое, но свежее и живое, как современное государство Израиль, возродившееся из небытия.

Первая публикация: club.berkovich-zametki.com

Марина Магрилова (более известная в репатриантских массах под фамилией Воробьева — глава компании Guide21, известный гид, автор многих статей о Израиле и соавтор двух путеводителей, руководитель программы «Израиль: еврейский взгляд»

Первородное преступление и наказание

Добавить комментарий