Куда исчезли неразумные хазары?

0

Широкому кругу читателей хазары, процветавшие с VII по XI век, могут показаться бесконечно далеки. Однако они и поныне оказывают неожиданное и непосредственное влияние на нас с вами…

 

Михаил КИЗИЛОВ, Лехаим

В VII–X веках государство кочевых тюрков‑хазар занимало обширные территории современных постсоветских республик от Средней Азии и Северного Кавказа на востоке до современных Украины и Крыма на юго‑западе. Хазарский каганат, как и большинство других империй, напоминал собой колосса на глиняных ногах. На его территории проживал пестрый конгломерат различных народов: савиры, булгары, гунны, тюркюты, угры, хазары, славяне, арабы, евреи и другие народы, говорившие на разных языках и исповедовавшие разные религии. На определенной стадии развития государственности (мы не можем уверенно сказать, когда именно: возможно, в 740 году, а возможно, позже, в конце VIII — начале IX века или, по другим предположениям, около 860 года) правящая верхушка Хазарии объявляет иудаизм государственной религией. Тем не менее на территории каганата исповедовались и другие конфессии: ислам, христианство и шаманизм.

В 965–968 годах сильнейший удар по Хазарии наносит русский князь Святослав. После этого государство хазар, они сами и даже их имя практически полностью исчезают с политической карты средневековой Европы. Поиски потомков хазар остаются безуспешными в основном из‑за того, что остатки этого народа, уцелевшие после разгрома каганата в Х веке, были полностью ассимилированы половцами — следующей волной кочевников, покоривших себе земли Южной Руси и Северного Причерноморья . Тем не менее захватывающий сюжет об исчезновении огромной могущественной империи, разрушении ее городов и поселений и почти полном растворении хазар среди народов соседних государств стал предметом горячих споров и дискуссий, начиная, вероятно, с «еврейско‑хазарской переписки» Х века и заканчивая востоковедами, богословами, историками, националистами и идеологическими лидерами Нового и Новейшего времени.

Парадоксально, но чисто научная проблема, связанная с историей средневекового Хазарского государства, стала серьезной темой для политических игр европейских националистов XVIII–XXI веков. Одни из них пытались (и пытаются) использовать историю хазар для легитимизации своих политических требований, другие объявляют себя «единственными» и «реальными» потомками хазар, третьи стремятся переписать средневековую историю русского, украинского, еврейского и других народов, используя «хазарский миф».

В Средние века и раннее Новое время: хазары, евреи и казаки

Пожалуй, самым ранним использованием хазарской темы в политических целях является т.н. «хазарская переписка» (подробно об этом см. Компиляция или оригинальный источник?). На наш взгляд, все три документа этого корпуса источников о хазарах были написаны в Испании в Х веке с целью указать сефардским евреям на существование где‑то в Европе мощного иудейского царства, которое может поддержать их в трудную минуту и куда, в случае гонений, могут уехать местные евреи . Еще более идеологизировано было использование хазарского вопроса в знаменитой «Китаб аль‑Хазари» («Сефер а‑кузари») еврейского писателя и поэта XII века Йеуды Галеви, написанной на иудео‑арабском языке. Комментируя сюжет об обращении кочевников‑хазар в еврейскую веру, поэт хотел лишний раз продемонстрировать силу иудаизма: по его словам, это настолько удивительная, привлекательная и правильная вера, что даже дикие кочевники‑хазары не устояли перед ее «обаянием». Причем сделали они это сознательно, понимая, что по своему статусу прозелитов никогда не сравнятся с «натуральными» евреями . Таким образом, сообщение об обращении хазар было использовано Галеви как доказательство истинности и непреложности еврейской веры.

Около 1577 года история обращения хазар в иудаизм вновь стала объектом политических притязаний: в этом году в Стамбуле в сочинении «Коль мевасер» («Глас возвещающий») путешественник Исаак Акриш впервые опубликовал полный текст «еврейско‑хазарской переписки», снабдив его пространным предисловием. Он детально рассказал о поисках потомков десяти колен Израиля. Несмотря на то что Акриш так и не смог их найти, он обнаружил сведения о хазарах, явившиеся для него доказательством того, что где‑то на Востоке могут проживать иудеи, правители сильного государства . Сама эта идея должна была «подкрепить сердца сокрушенных» (Исх., 57:15) евреев, прозябавших в европейском галуте.

Первые дошедшие до нас свидетельства об использовании истории хазар в политических целях у нееврейских народов датируются XVIII веком и содержатся в некоторых документах, написанных идеологами украинских казаков. Чтобы оправдать свои сепаратистские антироссийские тенденции, казацкая старшина пыталась доказать, что движение казачества началось еще в «хазарскую эпоху». Так, в 1710 году казацкий атаман Иосиф Кириленко написал в письме гетману о том, что московские цари никогда не являлись природными правителями казацкого народа начиная с времен правления «казацких каганов». Еще более яркий пример политического использования хазарской истории находится в т. н. «Конституции», написанной около 1709–1711 года Пилипом (Филиппом) Орликом. Чтобы доказать легитимность национально‑освободительного движения украинских казаков, автор, на основании фонетического сходства между словами «казак/козак», «хазар/хозар» и воинственного полуоседлого образа жизни хазар и казаков, утверждал, что в давние времена казаки назывались хазарами.

Помимо идеологических манифестов, мотив хазарского происхождения казачества присутствует также в исторических работах малороссийских авторов того времени. Особо примечательны исторические хроники Самуила Величко, Григория Грабянки и «История русов» архиепископа Георгия Кониского. Григорий Грабянка (1710) выводил предков малороссийких казаков от неких «Аляно‑Козар» (т. е. алано‑хазар), являвшихся потомками Гóмера, первого сына библейского Яфета. В данной библейской генеалогии также содержится недвусмысленный намек на то, что московиты, дети шестого сына Яфета, Мосоха (Мешеха), являются народом более низкого рода, чем казаки‑хазары — дети первого сына.

Необходимо отметить, что все вышеупомянутые работы игнорируют тему обращения хазар в иудаизм — явно невыгодную, учитывая традиционную ненависть казаков к евреям. Более того, Орлик пытался даже приписать заслугу крещения Руси не св. Владимиру, а… анонимному хазарскому кагану.

Хазары и российские историки

Однако подлинный интерес к хазарской теме появился только в XIX веке, когда, параллельно с началом развития отечественной историографии, русские исследователи обратили взоры на ранний этап истории Руси и ее борьбу со степняками — иудейскими хазарами.

Примером растущего интереса к хазарской теме в России в начале XIX века является известное стихотворение А. С. Пушкина, в котором «вещий Олег» собирается «отмстить неразумным хозарам». Помимо «Песни о вещем Олеге» поэт обращался к хазарской теме также в поэме «Руслан и Людмила», одним из героев которой стал соперник витязя Руслана — «полный страстной думы, младой хазарский хан Ратмир».

Среди российских историков в то время существовали две основные тенденции трактовки истории хазар. Консервативные историки (Татищев, Карамзин, Нечволодов) рассматривали освобождение от уплаты дани хазарам и успешный поход князя Святослава как решающие события в процессе становления Древнерусского государства и русского народа. Эти исследователи говорили о «хазарском иге», о «противоборстве леса и степи», выставляя хазар опасными врагами Киевской Руси. Либеральные историки, наоборот, писали о позитивной стороне отношений Хазарии с Русью, об их симбиозе. Тем не менее на том этапе российские исследователи в основном не преувеличивали роль Хазарского государства и не придавали дополнительного политического значения хазарским событиям в ранней истории Русского государства.

Во второй половине XIX — начале XX века историей хазар начали заниматься в основном востоковеды еврейского (А. Гаркави, Ю. Бруцкус, Д. Хвольсон), русского (В. Григорьев, В. Смирнов) и караимского происхождения (А. Фиркович, С. Шапшал) .

Хазары и караимы

Караимы — представители неталмудического направления в иудаизме, проживающие на территории Восточной Европы (Крым, Волынь, Галиция и Литва) с XIII–XV веков. Именно на волне растущего интереса российских исследователей к хазарам известный караимский коллекционер Авраам Фиркович (1787–1874) решает включить главу о хазаро‑караимских отношениях в свою без преувеличения революционную концепцию истории восточноевропейских караимов. До А. Фирковича исследователи считали, что караимы мигрировали в Восточную Европу в конце XIV — начале XV века, не высказывая предположений о точном времени и характере переселения караимов в Крым, Польшу и Литву. По «романтической» теории Фирковича, караимы переселились в Крым уже в VI веке до н. э., получив полуостров от персидского царя Камбиза в качестве подарка.

Караимский лидер руководствовался идеей доказать российским властям и всей Европе, что караимская неталмудическая версия иудаизма была более «истинной» и «правильной», нежели иудаизм, исповедовавшийся их «заблудшими» и «испорченными Талмудом» собратьями‑раввинистами. Хазары «помогли» Фирковичу в осуществлении этой непростой задачи: по его утверждению, хазары были обращены не в раввинистическую, а в караимскую версию иудаизма. Тот факт, что могущественная Хазарская империя приняла именно это вероисповедание в качестве государственной религии, должен был показать величие караимской веры.

Современные исследователи неопровержимо установили, что для доказательства своих теорий Фиркович фальсифицировал даты и эпитафии на надгробиях, приписки‑колофоны в рукописях, каковые должны были «свидетельствовать» об обращении хазар в караимскую веру .

Несмотря на несостоятельность псевдонаучной теории А. Фирковича, многие европейские исследователи, в особенности востоковеды‑тюркологи, поверили, а некоторые верят и до сих пор в достоверность его открытий. Более того, многие из них пошли дальше самого «первооткрывателя» хазаро‑караимских связей. Вскоре после фирковических открытий несколько исследователей некараимского происхождения (В. В. Григорьев, К. Нойманн, В. Д. Смирнов, К. Иков) предположили, что караимы — вовсе не евреи (или евреи лишь отчасти), а тюркские хазары‑прозелиты, обратившиеся в караимскую веру на Крымском полуострове в VIII веке в результате деятельности нескольких «истинных» караимских миссионеров, прибывших из Палестины.

Реакция караимских кругов на выводы исследователей некараимского происхождения об их тюрко‑хазарском происхождении была неоднозначной. Традиционалистически настроенные круги продолжали настаивать на своем еврейском происхождении и, похоже, были раздосадованы предположениями востоковедов об их тюркском происхождении. Например, Илья Казас, известный караимский ученый и педагог, считал хазарскую гипотезу «очень смелой» и писал о том, что несомненное семитское происхождение караимов подтверждается наличием среди них людей с фамилиями Леви и Коген — потомков левитов и священников‑коэнов. Более того, он писал, что в караимской традиции полностью отсутствуют упоминания о хазарах, что, по его мнению, также неопровержимо указывает на несостоятельность хазарской теории.

Однако молодое поколение караимов, получивших в большинстве своем секулярное российское образование, хотело избавиться от ненужного для них еврейства предков — слишком опасного в общей погромно‑антисемитской атмосфере России конца XIX — начала XX века, предпочитая идентифицировать себя скорее с загадочными кочевниками‑хазарами, нежели с «невыгодными» библейскими евреями.

В это время громко зазвучал голос молодого караимского востоковеда Серая Шапшала. В 1896 году он опубликовал революционную брошюру по караимской истории, утверждающую, что крымские караимы являются продуктом ассимиляции караимов‑семитов с тюрками‑хазарами. До Шапшала ни один из караимских деятелей и историков не отваживался выдвинуть столь дерзновенное предположение: впервые караимским автором был опубликован тезис о том, что караимы вообще с большим трудом могут считаться народом семитского происхождения .

Начиная с 20‑х годов XX века многие караимы с готовностью приняли хазарскую теорию происхождения своих предков и были готовы повторять и развивать идеи Серая Шапшала. В 1930‑х годах ситуация еще более изменилась. В Европе усилились антисемитские настроения — и по этой причине караимы стали стремиться еще более обособиться от евреев‑раббанитов. Вскоре Шапшал делает очередной решительный поворот в своей хазарской теории и включает в список караимских предков не только хазар, но и входивших в состав Хазарского каганата чувашей.

После Второй мировой войны одним из главных поборников теории хазарского происхождения восточноевропейских караимов становится польский востоковед Ананьяш Зайончковский. Хорошо известны также публикации на эту тему караимского историка‑любителя Симона (Семена, Шимона) Шишмана.

Однако окончательное «закрепление» за караимами хазарской доктрины Шапшала произошло в послевоенном Советском Союзе, когда литовские, галицко‑волынские и крымские караимы впервые за длительное время оказались гражданами одной страны. Несмотря на то что ни нацистский террор, ни польский антисемитизм более не угрожали караимам, они, по‑видимому, к тому времени почти полностью утратили свою иудео‑караимскую идентичность и культуру и начали считать себя потомками тюрков‑хазар, не имеющих никакого отношения к евреям и еврейской цивилизации. Лишь единицы из них не разделяли этой точки зрения.

Хазары и еврейские ученые

Оставив в стороне развитие академического хазароведения, хотелось бы кратко проанализировать несколько примеров не вполне адекватного использования хазарской истории еврейскими исследователями. В 1920–1930‑х годах польско‑еврейские историки начинают изучать историю хазар и историю основания еврейских поселений на территории Польши. Некоторые из них (прежде всего М. Гумплович и И. Шиппер) делают вывод о том, что хазары сыграли важную роль в формировании ашкеназского еврейства и, более того, хазарские прозелиты‑иудеи могли составлять значительную долю средневекового еврейства Польши и Восточной Европы.

Следует задуматься о причинах, заставивших еврейских исследователей прийти к такому выводу. Двигало ли ими, как караимами, желание доказать польскому антисемитски настроенному правительству нееврейское происхождение евреев? Вряд ли. Для этих исследователей хазары были скорее объектом научных дискуссий, нежели идеологических баталий.

После практически полного уничтожения восточноевропейского еврейства во время Холокоста хазарская тема получила развитие в образованном в 1948 году Государстве Израиль. Одной из нашумевших израильских публикаций по истории хазар стала работа Авраама Поляка. В книге «Хазария — история еврейского государства в Европе» Поляк , приводя довольно путаные и неубедительные аргументы, пытается доказать, что все европейское еврейство, включая караимов, имеет несемитское хазарское происхождение. Работа Поляка продолжает быть популярной, несмотря на более чем слабую аргументацию.

Под идейным влиянием работы Поляка вышла книга «Тринадцатое колено» известного писателя Артура Кестлера. Не являясь историком, Кестлер попытался доказать, что термин «антисемитизм» по отношению к евреям абсурден по той причине, что европейские евреи в большинстве своем состоят из потомков… разумеется, иудаизированных тюрков‑хазар.

В 1993 году израильский лингвист Пол Векслер выдвинул не менее радикальную теорию, что еврейского народа фактически не существует, так как европейские евреи представляют собой результат смешения тюрко‑хазарского и славянского населения .

Уже в наши дни громкую — и совершенно ненаучную теорию — выдвинул профессор истории Тель‑Авивского университета Шломо Занд, опубликовавший книгу под названием «Кто и как изобрел еврейский народ». Занд утверждает, что само понятие «еврейский народ» не имеет права на существование, так как этого семитского народа нет и не было: в частности, евреи‑ашкеназы, опять же, являются потомками хазар. На основе этого вывода ученый делает антисионистское политическое заявление о том, что Израиль как государство, основанное преимущественно ашкеназами (читай: тюркскими хазарами, перешедшими в иудаизм), не имеет права на существование как национальное государство евреев .

Несмотря на то что споры о масштабе иудаизации Хазарского государства и хазар продолжаются по сей день, лишь немногие источники могут быть интерпретированы в пользу гипотезы об этническом влиянии хазар на восточноевропейских евреев. Евреи‑ашкеназы переселились в Германию и Восточную Европу не ранее Х–XI веков с территории Франции и Северной Италии и не имели отношения к хазарам. По этой причине объективному исследователю хазарской проблемы следует воспринимать большинство вышеизложенных гипотез как отражение субъективных взглядов их авторов, а не как исторические исследования.

Хазары в СССР

В пореволюционной России хазарская тема была не особо популярна и потому, вероятно, оказалась не искажена коммунистической идеологией. Однако после Второй мировой войны ситуация изменилась. Вслед за депортацией крымских татар и других этнических меньшинств с их обжитых мест в Сибирь, Среднюю Азию и на Урал изучение тюркских народностей и их языков становится идеологически подозрительным. Изучение же хазар, учитывая их обращение в еврейскую религию, было еще более нежелательно на фоне «дела врачей» и борьбы с «безродным космополитизмом». В этот период Хазарский каганат начинает представляться как «паразитическое» феодальное государство, захватившее автохтонные славянские земли и эксплуатировавшее славянских земледельцев. В конце 1940‑х — начале 1950‑х годов началась идеологическая кампания против М. И. Артамонова, известного ученого и археолога, хазароведа, обвиненного в том, что он не показывает в своих работах истинный хищнический характер Хазарского каганата. Идеологически выдержанным становится образ «паразитического Хазарского каганата», впервые представленный в работах академика Б. Рыбакова.

Только в период хрущевской «оттепели» классический труд Артамонова «История хазар» был допущен в печать. Но даже эта работа, являющаяся важнейшим исследованием по истории хазар, была написана с использованием традиционных советских клише: любое историческое событие следовало рассматривать сквозь призму восстаний эксплуатируемых масс и классовой борьбы угнетенных земледельцев и ремесленников с эксплуататорами‑феодалами. Подобную классовую терминологию была вынуждена использовать в своих работах и С. Плетнева, другой выдающийся хазаровед и археолог. Объясняя разницу между упоминающимися в некоторых средневековых источниках «белыми» и «черными» хазарами, Плетнева писала о том, что это деление отражало не этнические различия в племенном составе каганата, а классовые : то есть «белые» хазары должны были представлять правящую аристократическую верхушку, а «черные» — эксплуатируемую чернь .

Несмотря на тот факт, что в советские времена было опубликовано значительное количество важных научных трудов по истории хазар, объективная оценка хазарского вопроса стала возможна только после 1991 года. Однако распад Советского Союза в то же время стал началом возрождения национализма в постсоветских независимых странах. А этот процесс принес новую волну искажения хазарской истории, давшую рост ненаучным, националистским и даже антисемитским публикациям в странах бывшего СССР.

*  *  *

История средневековых кочевников‑хазар, несмотря на академический характер данной проблемы, как мы показали, нередко использовалась с прагматическими политическими и идеологическими целями.

Кто‑то может сказать, что нет ничего особенного в использовании истории хазар в националистических целях и, в некотором отношении, будет прав. Идеологическая трактовка хазарской темы является лишь одним из примеров искажения средневековой истории. Однако уникальным является исключительное многообразие способов, каковыми была использована хазарская тематика. Так, романтический караимский националист Авраам Фиркович создал караимскую версию обращения хазар в иудаизм, стремясь показать превосходство евреев‑караимов над евреями‑раббанитами; нацисты объясняли все «беды» истории России зловредным хазаро‑иудейским влиянием; а еврейские исследователи М. Балабан, И. Шиппер и Ф. Фридман засвидетельствовали нацистам, что караимы являются потомками хазар, тем самым спасая последних от истребления в Холокосте.

Артур Кестлер руководствовался идеей показать бессмысленность фашистской антисемитской идеологии путем доказательства тюрко‑хазарского происхождения ашкеназского еврейства. Советские исследователи, под давлением коммунистической идеологии, были вынуждены демонстрировать «паразитический характер» Хазарского каганата, в то время как современные караимские лидеры с помощью мифологемы о своем хазарском происхождении пытаются достичь автохтонного статуса для своей общины в Крыму. Именно это беспримерное разнообразие своекорыстного использования хазарской истории, проводившееся в разное время представителями различных политических течений и этнических групп, помноженное на запутанный клубок тюрко‑еврейских историко‑религиозных мотивов, делает хазарскую тему уникальным образцом идеологического искажения средневековой истории.

Переставший быть евреем

Добавить комментарий