Эмиграция как … баня

0

Русскоязычная община Германии: вчера, сегодня завтра

Евгений КУДРЯЦ

 

Триггером для написания этого материала послужила статья Петра Люкимсона «Русскоязычная община: фантом или реальность?», где автор анализировал ситуацию в Израиле. В этой статье я попытаюсь рассказать, как и чем живёт русскоязычная диаспора Германии.

В отличие от Израиля, русскоязычная община Германии относительно новое понятие, так как основной поток эмиграции из стран бывшего СССР пришёлся на середину 90-х годов прошлого века, так что по сравнению с диаспорой «Земли обетованной» она находится в подростковом возрасте.

Сразу скажу: на сегодняшний день русскоязычная диаспора в ФРГ есть, и никто не сомневается в её существовании. Она, в основном, состоит из евреев и членов их семей, так как причислять к ней этнических немцев, репатриировавшихся на историческую родину, будет не совсем корректно, хотя некоторые из них также говорят по-русски.

К диаспоре можно добавить и тех, кто приехал в Германию по работе, но таких тут не очень много. Что касается возрастных особенностей, то сюда приехали люди разного возраста, хотя, как правило, речь идёт о среднем, предпенсионном и пенсионном возрасте.

По старым правилам приёма, для переезда в ФРГ никто не требовал знания языка, поэтому не все позаботились о том, чтобы выучить хотя бы азы немецкого дома, так что некоторые кроме «Хэнде хох!» и «Гитлер капут!» ничего не знали. Самое смешное, что незнание языка мало кого смущало. Моя знакомая была уверена, если она будет говорить громко и чётко, то её поймут. Как-то я случайно услышал разговор двух наших пожилых дам:

— Ты представляешь, пошла в аптеку, попросила тысячелистник, так меня не поняли!

— А как ты узнала, как он по-немецки называется?

— Так я сама перевела: „Tausendblaetter“.

Конечно, открыть словарь и посмотреть, что по-немецки тысячелистник называется Schafgarbe, ей даже в голову не пришло!

В нашем социальном ведомстве одно время даже висело такое объявление, написанное по-русски (!). Привожу его по памяти:

«Уважаемые дамы и господа! Если вы не владеете немецким языком, то приходите с переводчиком, так как в Германии официальным языком является немецкий!».

Это как нужно было «достать» немцев, чтобы они вывесили такое объявление.

Кстати, по поводу переводчика. Был у нас в своё время такой ушлый старичок, который неплохо владел немецким языком. За свои услуги он брал по 10 дойчмарок с «носа» (сейчас это – примерно 5 евро). Две бабульки решили сэкономить и пришли вместе в одно и то же время, но переводчик взял с каждой по десятке, так что зря они надеялись на скидку. А один раз он должен был позвонить какому-то чиновнику по телефону, но не дозвонился. Так что вы думаете? Он всё равно взял свои «законные» 10 марок, в качестве «компенсации» рассказал анекдот и был таков!

Автор — эмигрант с 24-летним стажем

«СИНДРОМ ХЛЕСТАКОВА»

Я думаю, что с этим «феноменом» сталкивались эмигранты во многих странах мира. Речь идёт о том, что некоторые эмигранты, чтобы как-то вырасти в глазах окружающих, начинают придумывать о себе небылицы. Например, кто-то заявляет, что на родине он был директором завода или главным инженером. Если раньше ещё как-то можно было что-то сочинить, то сейчас, в эпоху интернета, всё проверяется в два «клика», так что можно сколько угодно фантазировать о своём прошлом придуманном величии.

Честно говоря, мне очень жаль таких людей, которые занимаются подобными вещами, пытаясь хоть как-то себя «приподнять» над другими. Возможно, я скажу грубо, но в эмиграции, как и в бане, все равны, поэтому, по большому счёту, никого не интересует, кем ты был в «прошлой жизни».

РАБОТА

Русскоязычных эмигрантов часто упрекают в том, что они не хотят работать и «сидят на социале». Как в любом обобщении, тут – только часть правды.

Я уже писал, что, в основном, в Германию приехали люди, мягко говоря, не совсем молодые. После посещения полугодовых курсов немецкого языка они, естественно, не могли найти работу, потому что работодатели заинтересованы в молодых и перспективных кадрах. Кроме того, в начале 90-х не так просто было подтвердить диплом и продолжить работу по своему профилю, поэтому некоторые переучивались, получая новую специальность.

Особенно трудно пришлось тем, у кого была творческая профессия. Я по образованию – хормейстер и был неприятно удивлён, когда чиновница из центра занятости мне цинично заявила, что в Германии музыкант – это хобби, а не профессия, поэтому им нужны рабочие профессии. В тот момент я хотел порвать её на части, но позже убедился, что эта тётенька с гнилыми зубами, по сути, была права, тем более что в ФРГ приехало большое количество музыкантов из стран бывшего Советского Союза, так что даже в нашей среде была высокая конкуренция.

Мне очень повезло, что после окончания курсов и трёхмесячных обязательных работ в доме престарелых, где я стелил кровати и раздавал еду, я нашёл работу по специальности и на протяжении десяти лет работал с немецкими хорами. Если вы думаете, что центр занятости меня периодически не дёргал, то вы глубоко заблуждаетесь. Дело в том, что за руководство хоров я получал весьма скромные суммы, поэтому разницу мне доплачивал центр занятости. Кстати, это – очень точное определение профиля его работы, потому что главная задача этого ведомства – не поиск работы для своих подопечных, а желание их чем-то занять, например, какими-то дурацкими курсами.

Однако я что-то слегка отклонился от основной темы. Естественно, есть и очень удачные примеры, когда наши соотечественники открывали русские магазины, издавали СМИ на русском языке, работали врачами, адвокатами и т.д., так что говорить о том, что все, как Емеля, сидят на печи и лишь жуют калачи, по крайней мере, в корне не верно.

ИНТЕГРАЦИЯ

Иностранцев, живущих в Германии, очень часто упрекают в нежелании интегрироваться в немецкую жизнь, в стремлении общаться только со «своими» и жить в некоем «гетто». Насколько эти упрёки релевантны по отношению к нам – русскоязычным жителям ФРГ?

Начнём с того, что интеграция – это «улица с двусторонним движением». Иными словами, одного нашего желания мало, и со стороны немцев должен быть какой-то интерес к нам, чего, как вы понимаете, почти нет. В любой стране есть т.н. «аборигены» и «понаехавшие». Первые, естественно, не жалуют вторых, а вторые платят им той же монетой.

Как понимают интеграцию некоторые немцы? Ты приехал в Германию, значит, обязан выучить немецкий язык, должен уважать законы принявшей тебя страны и отмечать немецкие праздники. Но при этом почему-то речь идёт о том, чтобы всё это нужно делать за счёт родного языка, а не в придачу к нему. Честно говоря, такой подход мне абсолютно не понятен: почему я должен «жертвовать» своим родным языком и культурой?

Самое интересное, что когда речь идёт об интернациональной кухне, то тут никаких вопросов не возникает. Судя по турецкой диаспоре, которая живёт в Германии более шестидесяти лет, мы ещё не скоро интегрируемся в немецкое общество.

Читайте в тему:

Кому в ФРГ есть хорошо?

РЕЛИГИЯ

Мы родились и выросли в СССР, где религия считалась «опиумом для народа». В силу объективных причин, многие из нас не знали еврейских обычаев, не отмечали еврейские праздники и не посещали синагогу. В этом нет нашей вины, поэтому требовать от нас чуть ли не в приказном порядке еженедельно ходить на молитвы, по крайне мере, странно. Я не верю бывшим коммунистам, которые сегодня «переобулись» и стали верующими, но это — моё особое мнение.

Многие из нас воспринимают еврейскую общину как клуб по интересам. В Аугсбурге, где я живу, к сожалению, почти за 30 лет так и не появилось ни одного клуба для взрослых носителей языка Пушкина и Чехова, поэтому еврейская община, по сути, и стала таким русскоязычным клубом, где есть русская библиотека, клуб для пожилых, шахматная секция и т.д. Возможно, что это – неправильно, но, с другой стороны, «свято место пусто не бывает», поэтому наша еврейская община заняла эту «нишу».

ПОЛИТИКА

Наши люди всегда интересовались политикой, так уж исторически сложилось. Приехав в Германию, они продолжили это занятие, но, как вы понимаете, речь идёт не о немецкой политике, а о нашей.

Возможно, это покажется парадоксальным, но местная политика русскоговорящих эмигрантов ФРГ интересует меньше всего, им гораздо интересней то, что происходит на постсоветском пространстве. До событий на первом Майдане в 2004 году, в принципе, никаких особых и разногласий среди русскоязычной диаспоры не было, но после этого она, по сути, раскололась на два враждующих лагеря.

Первый лагерь можно назвать «путинистами», которые поддерживают президента России. Самое интересное, что среди них есть и бывшие или нынешние граждане Украины. Второй лагерь можно назвать «антипутинистами», но среди них есть и россияне.

Примирить их нельзя, что, впрочем, никто и не собирается делать.

Большинство русскоязычных эмигрантов Германии смотрит российское телевидение и находится под его влиянием, поэтому неудивительно, что многие на выборах голосуют за Путина и «Единую Россию». Впрочем, речь идёт о пожилых, потому что молодые не смотрят русское ТВ.

ЯЗЫК

Естественно, речь идёт о сохранении русского языка. Тут – не всё просто и однозначно. Некоторые считают, что детям и внукам русский язык не нужен, поэтому часть из них практически не говорит по-русски, а об умении читать и писать на «великом и могучем» и речи нет. Другая часть, наоборот, выступает за то, чтобы в семьях сохранялся родной язык.

Двадцать лет назад мне казалось, что русский язык к середине 2000-х годов в Германии практически исчезнет, но я ошибался. Тут по-прежнему выходят СМИ на русском языке, но читают их, как правило, люди среднего и пожилого возраста. Я снова рискну сделать прогноз, что через 20 лет русский язык в ФРГ практически исчезнет.

Я считаю, что в сохранении родного языка на чужбине нет ничего плохого, но тут нет каких-то общих рецептов, поэтому каждый вправе решать, как ему поступать с русским языком – сохранять, либо забывать.

Русскоязычная община: фантом или реальность?

Добавить комментарий