Горский стал черногорским

0

Один из самых известных и еще недавно богатых и влиятельных кавказских евреев получил убежище в Черногории

 

Азербайджанский и российский бизнесмен еврейского происхождения, бывший владелец московского Черкизовского рынка Тельман Исмаилов получил политическое убежище в Черногории. Об этом сообщил черногорским СМИ его адвокат.

По словам адвоката Милоша Вуксановича, в связи с предоставлением убежища Исмаилов отпущен из-под стражи, а рассмотрение вопроса о его экстрадиции в Россию прекращено. Основания, по которым Исмаилов получил убежище, неизвестны. Власти Черногории пока не комментировали слова адвоката.

Российский адвокат Исмаилова Марина Русакова также подтвердила агентствам, что Исмаилов получил в Черногории убежище, в связи с чем отпущен из тюрьмы.

Исмаилов был задержан 1 октября в столице Черногории Подгорице по запросу России, где он обвиняется в организации убийства двух и более лиц. Впоследствии сообщалось, что Россия направила официальный запрос об экстрадиции Исмаилова, который был помещён под стражу. Также сообщалось, что он подал прошение о предоставлении политического убежища.

* * *

Тельман Исмаилов родился в 1956 году в Баку десятым из двенадцати детей в горско-еврейской семье Мардана и Пери Исмаиловых. Как сообщает Википедия, отец Тельмана работал в торговле и был крупным бакинским цеховиком, сын с четырнадцати лет ему помогал и вскоре стал директором единственного в Баку коммерческого магазина.

В 2007 году Исмаилов занимал 76 место в списке российских бизнесменов по версии журнала Forbes. Тогда журнал оценил его состояние в 620 миллионов долларов. На пике успеха состояние Исмаилова оценивали примерно в миллиард долларов.

Исмаилова считают приближённым и близким другом бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова.

Известный меценат, он жертвовал солидные суммы на культурные проекты, за что получил награду из рук президента РФ Владимира Путина. Но добрые дела, как известно, не являются индульгенцией, когда приходится расплачиваться за темные делишки или за то, что впал в немилость к власть предержащим.

Серьезные проблемы начались после теракта на Черкизовском рынке, когда недовольные "засильем чурок и узкоглазых" русские националисты устроили там взрыв. В результате 14 торговцев и посетителей погибли, ранен был 61 человек.

В 2009 году рынок был ликвидирован.

В декабре 2015 года Арбитражный суд Московской области признал Тельмана Исмаилова банкротом.

11 ноября 2017 года адвокат Исмаилова Марина Русакова сообщила, что ему предъявлены обвинения в организации убийства двоих человек и незаконном обороте оружия.

Его брат Рафик в феврале 2020 года был осужден на 17 лет за убийство и незаконный оборот оружия.

Читайте в тему:

У еврейского миллиардера "экспроприировали" отель

* * *

В ноябре 2017 г. на Радио Свобода состоялась передача "Кто такой Тельман Исмаилов?", которую вел ныне покойный Владимир Кара-Мурза-старший, а его собеседниками были журналисты Анатолий Баранов и Роман Шлейнов. Предлагаем вашему вниманию фрагменты из этого "интервью на троих".

Владимир Кара-Мурза-старший: Мы все помним знаменитые кадры с открытия отеля Mardan Palace. Не так давно вроде было все в порядке у Тельмана. Анатолий, в какой момент он попал в немилость не только к российским, а уже и к международным правоохранителям?

Анатолий Баранов: Наверное, история с отелем – это середина истории. У истории было начало, и уже близок, видимо, какой-то конец. И это в какой-то степени иллюстрирует историю российского капитализма.

Тельман Исмаилов родился в 1956 году. С 14 лет он своему папе, в честь которого назван отель, помогал по бизнесу, когда еще жил в Баку. На него был записан первый частный магазин. Потом он учился в Москве. Он начал с самых азов кооперативного движения. Это самое начало российского капитализма, когда еще формально капитализма не было, но уже было кооперативное движение. Наверное, отсюда и надо плясать: из ниоткуда вдруг появляются очень богатые, очень влиятельные люди, потом что-то меняется, они становятся уже совсем не богатыми, не очень влиятельными и вообще никем.

Видимо, истоки восхождения Исмаилова – это знакомство с Юрием Лужковым, который в то время был зампредом Мосгорисполкома и отвечал за Мосгорагропром, а заодно и за Комиссию по делам кооперативного движения. Причем мало кто знает, как он ее возглавил. До него ее возглавлял товарищ Панин, который неожиданно оставил эту комиссию, потому что на пятом этаже дома на Тверской, 13, на него напали. Ну, не убили, но сильно побили – до тяжких телесных повреждений. А это было еще при советской власти. Эту комиссию поручили возглавить Лужкову. У него дела пошли. Там он познакомился со своей нынешней супругой. И вот где-то в этот момент среди других близких к нему людей выплыл и Тельман Исмаилов.

Им была создана группа "АСТ", и в этой группе вдруг обнаружилась масса интересных московских объектов, которые были задолго до Исмаилова, такие как ресторан "Прага". Но потом вдруг ресторану "Прага" понадобился эффективный собственник.

Владимир Кара-Мурза-старший: Роман, а на чем возрос капитал Тельмана Исмаилова? Все время звучит волшебное слово "Черкизон".

Роман Шлейнов: Дело в том, что рынки – это очень прибыльный бизнес. Надо понимать, что объемы наличности, которые вращаются сейчас на крупнейших рынках Москвы, – это 1 миллиард долларов в день. И это самые консервативные подсчеты того, сколько наличности проходит через московские, в частности, рынки. Это огромный ресурс, поэтому там не обошлось без силовиков.

Понятно, что с ростом Тельман Исмаилов общался и получал возможность познакомиться с разными людьми. Собственно, он ничем не отличается от обычного, весьма успешного российского предпринимателя, который в силу тех условий, которые у нас существуют, вынужден искать людей, с которыми нужно общаться для того, чтобы в отношении тебя не возбудили уголовное дело и ты раньше времени не сошел с арены этого бизнеса. Господин Исмаилов познакомился с очень влиятельным человеком – Виктором Золотовым, бывшим начальником Службы безопасности президента Российской Федерации Путина, а сейчас руководителем Росгвардии. И с того момента, когда он с ним разругался, разошелся по некоторым причинам, собственно, и началось падение Исмаилова, он перестал быть той величиной, которой он был.

Эксперты говорят, что это типичная история Икара: человек становится близок к власти, взлетает на определенную высоту, думает, что он защищен, но на этой высоте Солнце ему выжигает крылья, – и он стремительно падает вниз. Это типичная история российского крупного бизнесмена.

Владимир Кара-Мурза-старший: А как закончил свои дни "Черкизон"? Там была какая-то скандальная история с взрывами криминального характера.

Анатолий Баранов: Взрывы были не столько криминального, сколько криминально-политического характера. Если мне не изменяет память, там еще отметилась группа националистов БОРН. То есть с бизнесом напрямую это, может быть, и не связано.

Кстати, почему только "Черкизон"? Можно взять и многие другие рынки. Ну, строго говоря, в период своего расцвета это, конечно, клоака. Сравнить можно только с Хитровкой. Но Хитровку товарищ Дзержинский при помощи войсковых соединений ликвидировал достаточно быстро, а тут все оказалось несколько сложнее. Видимо, и задачи были другие: не ликвидировать, а использовать замечательную "неучтенку"… Ведь там, где большое количество наличности, где много "неучтенки", всегда присутствуют не только спецслужбы, но и их вечные антагонисты – организованная преступность. Видимо, это и была задача: перевести "неучтенку" в "учтенку". Ну, если у вас неподконтрольно "гуляет" каждый день миллиард долларов, наверное, это вас должно беспокоить, если вы пытаетесь управлять государством хотя бы на уровне города. В этом логика есть.

И что касается аналогии с Икаром. Я напомню классический миф об Икаре. Его подвело отсутствие чувства меры. "Не надо очень высоко – расплавится воск, перья разлетятся, и ты упадешь". Но Икар не послушался. Вот это и есть тот самый случай – отсутствие чувства меры. Хорошо, ты открыл отель Mardan Palace. Ты большой молодец. При этом Forbes говорит, что у тебя состояние 600 миллионов, журнал "Финанс" в это время предполагает, что в 10 раз меньше. Ты заявляешь, что ты на строительство отеля потратил миллиард. Видимо, речь идет о каких-то еще деньгах, не только твоих. Хотя отель назван именем твоего отца, в день его 100-летия – прекрасный пиар, все хорошо продумано. Но, значит, какие-то еще деньги. Какие?

То ли это деньги группы бизнесменов, связанных с Лужковым. На открытии этого отеля присутствовал Лужков с супругой. Не каждый отель у нас открывает Лужков. То ли это деньги каких-то непонятных теневых структур. И это уже привлекает внимание. А ты еще приглашаешь на это открытие мировых звезд. Видимо, хочешь показать, что ты плотно держишь Бога за бороду. Видимо, в какой-то момент кто-то тебе позавидует обязательно: "Я тоже хочу держать Бога за бороду!" И будут последствия.

Владимир Кара-Мурза-старший: Судя по всему, Тельман был еще и меценатом. Туда приехали Марк Захаров, Александр Ширвиндт. Наверное, он покровительствовал их театрам?

Роман Шлейнов: Я думаю, как и любой предприниматель такого уровня, он в общении был вполне нормальным человеком всегда. Он был интересен, он мог выделять деньги на благотворительность, благо его состояние позволяло это делать. В принципе, с ним общались самые разные люди (да и общаются). В этом ничего странного нет. В конце концов, каждому бизнесмену российскому можно что-нибудь вспомнить: кому-то – Черкизовский рынок, кому-то – то, чем он занимался в 90-е годы. Да и Абрамовичу можно вспомнить, который долгое время находится в топе Forbes. Всем можно припомнить какие-либо жизненные ситуации.

В данном случае – Черкизовский рынок как камень преткновения. Если я не ошибаюсь, даже Путин об этом вспомнил. Как раз перед разгромом состоялось совещание, на котором, по-моему, Путин обратил внимание на то, какие странные вещи происходят, связанные с Черкизовским рынком.

Но ведь этому предшествовала долгая война между нашими силовиками – война между Следственным комитетом при МВД, позапрошлым руководством Государственного таможенного комитета и ФСБ. Это была очень интересная война, которая закончилась отставкой ряда генералов, в таможне многое поменялось – пришли совершенно другие люди.

А что такое Черкизовский рынок? Это не только точка реализации, это конечный пункт огромного потока товаров, который идет из Китайской Народной Республики. И этот поток, который в финале порождал огромную наличность, был интересен всем: таможенникам, спецслужбам, МВД, прокуратуре. Все старались этот поток или контролировать, или от него что-то отщипнуть. Были материалы разных уголовных дел. Последнее громкое уголовное дело было возбуждено после того, как выяснилось, что партия китайских товаров, которая должна была поступить на Черкизовский рынок, прибыла на склад временного хранения ФСБ. Был громкий скандал. Мы в "Новой газете" писали, цитируя документы из материалов уголовного дела, что там происходило. Это был один из этапов борьбы между силовыми группировками.

Исмаилов, я думаю, лавировал очень долгое время, как и любой российский крупный предприниматель, старался выжить в банке с пауками, которые постоянно старались друг у друга что-то отщипнуть, взять под свой контроль потоки, которые контролировали другие. Но он не смог из этой ситуации правильно выйти – и в итоге оказался под уголовным делом. Это очень интересное развитие событий.

Анатолий Баранов: Есть еще один аспект. Строго говоря, Исмаилов, конечно, крупный человек, но вряд ли он был бы интересен, и то, что с ним происходит, вряд ли было бы интересно, если бы это не было некой моделью, которую можно наложить, в общем-то, на весь московский капитализм (по-другому не скажешь).

У господина Исмаилова вращались большие деньги, видимо, не очень учтенные, и это вызывало интерес различных силовых структур. Представим себе: Феликс Дзержинский разгромил Хитровку, чтобы переключить на себя денежные потоки. Смешно! Не бывает. Если бы сейчас в Соединенных Штатах Америки разгромили какой-то подпольный рынок для того, чтобы переключить на себя какие-то денежные потоки, – тоже как-то странно, не принято об этом говорить. У нас же, в общем-то, норма, когда грань между организованной преступностью, легальным и нелегальным бизнесом и системой государственного управления совершенно условна. И настолько условна, что один и тот же человек может выступать и как государственный служащий, и как бизнесмен, и как преступник, мафиози. Вот это потрясающая картинка, которая, наверное, и делает нашу страну в очередной раз в истории уникальной, хотя бы по масштабу. Может быть, в Венгрии что-то похожее, но она хоть маленькая. А у нас гигантское государство, с гигантской экономикой, в которой все так устроено, что бери любого и сажай. И никто не удивится.

Владимир Кара-Мурза-старший: Я так понял, что Тельман Исмаилов расставлял своих людей в структурах московских властей. Его брат был и.о. префекта Северного округа. То есть, он мог продвигать своих людей в городские структуры?

Анатолий Баранов: Отмотаем чуть-чуть назад. Еще мальчишкой он помогал своему папе по бизнесу в Баку. Поступил в соответствующий вуз в Баку, потом перевелся в Плехановский в Москву. Может быть, его почтенный родитель старался, чтобы мальчик не остался за прилавком в Баку, а чтобы получил хорошее образование. И после Плехановского Исмаилов работал в советском министерстве. То есть это традиция, которая имеет чуть-чуть более глубокие корни, чем нам кажется. Она не из 90-х, она из более раннего периода.

Мы сталкиваемся с определенным типом капитализма, который, видимо, уже очень трудно переносить всем окружающим. Тем более трудно тем, кто находится внутри этой системы.

Владимир Кара-Мурза-старший: А почему до сих пор Тельман Исмаилов не попадал в орбиту внимания правоохранителей? Ведь ему инкриминируют убийства, которые произошли всего полтора года назад.

Роман Шлейнов: Почему не попадал? Уже когда он открывал отель в Турции, у него были проблемы здесь. Другое дело, что это были вялотекущие проблемы. На тот период времени никто его в международный розыск не объявлял. На него охотились в России, из-за чего он и уехал, перенес значительную часть своего бизнеса туда.

Почему сейчас возникли эти вопросы. Совершенно точно, что он не ангел, можно много чего ему припомнить, но вопрос в том, почему именно сейчас это начинается. Люди, которые знают ситуацию, напоминают о том, что Исмаилов разошелся с господином Золотовым. Собственно, этот "развод" осуществился еще тогда, когда Золотов был начальником Службы безопасности президента. И случилось это по весьма интересным обстоятельствам.

Было бы интересно уточнить, насколько все это в точности соответствует тому, что говорят, но осведомленные люди говорят о том, что господин Исмаилов предоставлял свой самолет для перелетов Людмилы Путиной в то время, когда она еще была женой российского президента. Как объясняют люди, якобы все это происходило потому, что его попросил об этом господин Золотов, как начальник Службы безопасности президента. Впоследствии так получилось, что он и сам стал летать вместе с Людмилой Путиной. А для российского бизнесмена очень важно быть причастным к первым лицам, показать, что ты знаком с каким-то высокопоставленным чиновником.

Возможно, в его положении это было ошибкой. Потому что стали появляться не только деловые перелеты, а стали появляться совместные фотографии, которые, как рассказывают, Исмаилов ставил на своем столе: Исмаилов с первой леди страны. А почему это делалось? Российский бизнесмен старается повесить вокруг себя как можно больше принадлежностей к власти. Если к нему придут с проверкой правоохранительные органы, к нему возникают какие-то претензии у властных людей, он может в своем кабинете показать, не показывая при этом ни на кого пальцем: "Смотрите, вот кто я такой! Вот у меня портрет с Людмилой Путиной, с другими высокопоставленными чиновниками". И у него таких портретов было достаточно. Даже в материалы обыска в его кабинете некоторые такие фотографии вошли – в перепись, что было изъято.

Так вот, такое приближение к первым лицам не очень понравилось Владимиру Владимировичу. И господин Золотов, как рассказывают, по непонятной причине… Мы не знаем, что между ними произошло, что они не поделили, но господин Золотов доложил президенту, как передают, о том, что такое приближение к семье Владимира Владимировича происходит. А Путин, как известно, не любит таких странных сближений. И не только потому, что он считает, что его семья должна быть ограничена от любых попыток как-то влиять, но и вообще приближение к семье и попытка использовать семью как некий ресурс – это, как говорят, и послужило неким триггером. Вопрос в том, какие были интересы у тех людей, которые докладывали об этом, с кем он чего не поделил.

А партнеры у Исмаилова были тоже очень интересные – Год Нисанов, Зарах Илиев. Они известны не только как самые крупные девелоперы в России, – взять хотя бы знаменитую Киевскую площадь, – но и как партнеры старого друга российского президента, и тоже очень властные люди. И насколько я понимаю, глядя на то, что случилось с империей, которую они вместе создавали (Черкизовский рынок), как перемещались прочие активы, можно сказать, что у них дела идут хорошо. А вот у Исмаилова – не очень.

И тут возникают вопросы. Что это был за "развод"? Почему случилось расхождение во взглядах? Если был какой-то конфликт, что стало его причиной? Я не исключаю, что, может быть, партнеры что-то не поделили, в том числе Исмаилов со своим давним знакомым господином Золотовым, в результате чего и начались большие проблемы. Он потерял защиту от спецслужб, в которых после "дела Черкизовского рынка" поменялось руководство. Собственно, с этого момента и началось падение.

Владимир Кара-Мурза-старший: Что угрожает жизни Исмаилова?

Анатолий Баранов: Я думаю, что человек, у которого больше миллиона долларов, в нашей стране не может спать спокойно. А тут у человека намного больше. И есть очень много желающих, наверное, перекрыть этот источник информации, и даже не столько для зарубежных спецслужб, сколько, может быть, для внутреннего пользования. Конечно, это беспокойное дело – быть богатым человеком, тем более, находящимся в конфликте.

Роман Шлейнов: Для безопасности господину Исмаилову следовало бы рассказать хоть кому-нибудь то, о чем он знает, чтобы не быть единственным хранителем этой информации. Если бы он начал рассказывать это прессе, я думаю, что от него, возможно, отвязались бы гораздо быстрее, чем если он будет хранить молчание. Потому что пока он является носителем важной, закрытой информации, которой могут опасаться здесь влиятельные люди… Не уровня президента. Президенту не страшно ничего. Будем говорить о тех людях, которые возглавляют силовой блок, которые все еще занимают там важные позиции. Эти люди обладают большим ресурсом. И вот если он хочет, чтобы от него, условно говоря, раз и навсегда отвязались, то, возможно, имеет смысл эту информацию передать дальше, чтобы не быть ее единственным носителем.

Анатолий Баранов: Старое правило журналиста-расследователя: когда ты собрал какую-то информацию, что-то подготовил, вываливай все сразу, не вздумай сказать, что у тебя еще что-то в загашнике осталось, и ты потом скажешь. Все! Тут ты покойник. А если ты вывалил все сразу, ты уже никому не интересен.

Владимир Кара-Мурза-старший: А какой урок нам преподносит биография, история взлета и падения Тельмана Исмаилова?

Роман Шлейнов: Его биография не нам преподносит урок, это урок для всех российских предпринимателей, которые ищут собственную безопасность и благополучие в близости к первым лицам и их семьям. Если фамилия предпринимателя не Ротенберг, не Тимченко, не Ковальчук, не нужно искать близости к первым лицам, потому что это работает только против этого предпринимателя. Это единственное "золотое правило", которое подтверждено уже не однажды. Действительно, это картина жизни российского предпринимателя.

Российский бизнесмен, который взлетает высоко и начинает думать, что он связан с первыми людьми, очень часто оказывается в непростой ситуации. Он должен помнить, что если он не из ближайшего круга, если он не был знаком с Путиным с детства, если он не занимался с ним дзюдо, не входил в один дачный кооператив, то не надо пытаться в этот поезд впрыгнуть. Это никому еще толком не удавалось. Ну, за исключением одной фамилии, но не будем сейчас об этом говорить. Это очень рискованное дело. Можно перечислить несколько фамилий тех людей, которые пытались что-то сделать, стать близкими к первым лицам госкомпаний, к семье российского президента, но все они закончили плохо.

Известный подрядчик "Газпрома", который посчитал, что он сблизился с руководством монополии, потому что оказывал разные услуги и всегда старался быть полезным, строил за свои деньги. Выяснилось, что как только для него наступил кризис, все от него отвернулись, а в итоге отобрали компанию, когда он стал жаловаться на то, что ему не дают контрактов. Известный девелопер, который приблизился к супруге Владимира Владимировича Путина, построил для нее Центр развития русского языка и тоже считал, что он близок к семье. Казалось бы, что ему может угрожать. Тоже попал под уголовное дело, и ищет сейчас правды, но не знает, найдет ли. И примеры можно перечислять, а это только то, что сейчас приходит на ум. Таких людей много. И я думаю, что это никого пока не учит. Все считают, что если они схватили Бога за бороду, то они будут его держать прочно. Увы, не всем это удается.

Владимир Кара-Мурза-старший: Может быть, Исмаилов кого-то раздражал своими экстравагантными выходками? По-моему, он разбрасывал 100-долларовые купюры…

Анатолий Баранов: Он не единственный, кто разбрасывал деньги. Конечно, это раздражает. Жириновский тоже разбрасывает. Наверное, раздражает.

Владимир Кара-Мурза-старший: Довольно бесславный закат головокружительной карьеры, которую сегодня описали мои гости. Человек, который начинал еще в 80-е годы, взлетел в 90-е, сейчас вынужден скрываться от международного правосудия.

 Все права защищены (с) РС. Печатается с разрешения Радио Свобода/Радио Свободная Европа, 2101 Коннектикут авеню, Вашингтон 20036, США

Французская потеря "короля Черкизона"

Добавить комментарий