Расстреляны за то, что укрывали еврейку

0

При виде колонны живых мертвецов бабы взвыли, дети испуганно прижались к взрослым

Д-р Арон ШНЕЕР, Иерусалим

 

К сожалению, во время работы над книгой «Плен» у меня не было этих фотографий о лагере военнопленных в Хороле (город в Полтавской области Украины) и воспоминаний врача Л.Орловского, которые опубликовал «Огонек» 20 ноября 1943 г.

Однако Дулаг №160 в Хороле упомянут мной в книге пять раз. Фрагменты из моей книги, готовящейся к изданию, дополняют материалы "Огонька". Публикую и фрагменты Акта ЧГК.

М. Хасенов вспоминает, как колонна пленных, в которой он находился, проходила через село Глубокая Долина недалеко от Хорола:

"… Из хат выскочили ребятишки, появились женщины, в основном пожилые. При виде колонны живых мертвецов бабы взвыли, дети испуганно прижались к взрослым. Потом, как по команде, все кинулись по избам, и через мгновение в колонну полетели откуда хлеб, откуда сало, вареная картошка, даже кульки с махоркой. Одна из женщин хотела сама передать что-то одному из пленных, но охранник выстрелил в воздух, и толпа отхлынула. Пленные старались поймать хоть что-то из того, что им бросали. То, что не смог поймать идущий впереди, подхватывал идущий сзади, а поднять упавшее зачастую у измученных людей не было сил. Поэтому ребятишки подбирали, догоняли колонну и вновь забрасывали что-нибудь пленным".

"Во время следования пленных к местам назначения ослабевших пристреливают на месте. При переброске советских военнопленных из Хорола в с. Семеновка на Украине красноармейцев заставляли все время бежать. Падавших от усталости и истощения немедленно расстреливали".

В ноябре 1941 г. колонну советских военнопленных численностью около 1500 человек вели из г. Лубны в г. Хорол Полтавской области. Вот что пишет автор воспоминаний:

"Впереди колонны гнали 6 евреев, в одних нательных рубашках, босых. В это время уже были большие морозы. У одного еврея в руках была палка, на которой была приколочена фанерка с надписью: “Жиды”. Этих евреев заставляли бежать со скоростью обыкновенного нормального шага, движущейся колонны пленных. Если евреи забегали впереди идущих конвоиров, за это их немцы били по лицу.

По прибытии в лагерь военнопленных в Хороле, этих евреев и всех похожих на евреев вымазали краской, нарисовали им звезду на спине, вымазали лица суриком, а головы дегтем, и истязали до тех пор, пока они не умирали".

"В Дулаге № 160 г. Хорол в карьере на территории кирпичного завода содержалось около 60 тыс. пленных. Там же была и группа девушек-военнопленных. Из них в живых к весне 1942 г. осталось семь-восемь. Летом 1942 г. все они были расстреляны за то, что укрывали еврейку".

* * *

Автор очерка, опубликованного в том выпуске "Огонька", врач Л.Орловский, особое внимание уделяет евреям, попавшим в импровизированный "лазарет" в лагере для военнопленных, размещенный в клубе. Познакомимся с этими фрагментами.

"С самого начала я ввёл в "лазарете" терапевтическое отделение. Вернее, лечил терапевтических больных, сконцентрированных в полутемном углу фойе.

Как-то прибыла очередная группа больных и раненых. Среди них — один невероятно худой с маленьким морщинистыми обросший лицом, жаловался на язвы на голенях.

— Я месяц не снимал сапог, — слабо оправдывался больной.

Сапоги нам всё-таки удалось снять с него, распоров их по швам. Ноги больного были сплошь покрыты гноящимися язвами. В условиях нашего лазарета мы лишены были возможности мыть больных. Но нам удалось раздобыть для больного таз с водой и обмыть его.

Я попытался узнать, откуда он, кто он такой (никаких записей больных или умерших в "лазарете" не велось).

— Откуда вы? — спрашиваю.

— Из Киева, — ответил вяло больной.

— А где работали?

— В академии наук.

— Кем?

— Старшим научным сотрудником.

И тут мы узнали, что перед нами кандидат биологических наук старший научный сотрудник Всеукраинской академии наук товарищ Капельгородский, который 5 лет был в научной экспедиции в Средней Азии, где проделав большую работу, внес немалый вклад в советскую биологическую науку. В 1941 году защитил диссертацию на степень кандидата наук был приглашен на работу в академию наук.

Этот прекрасный человек стал одной из жертв "ямы".

Мы раздобыли ему другое бельё, брюки, перевязали его раны, сделали некоторые инъекции, покормили чем могли. Но с горечью осознавали, что он пришёл к нам поздно.

Действительно к утру он потерял сознание и умер. Его поглотила одна из братских могил — больших ям, вырытых на территории небольшого дворика клуба…"

"Был у нас в лазарете солидный врач-терапевт Векслер. Его несколько раз таскали в гестапо, где жестоко избивали. Один раз его 10 суток держали в лагерном карцере. Никакая инквизиция в мире не могла бы придумать такого карцера: подземелье ниже человеческого роста шириной не больше полуметра и длиной в 0.75-1 м. Это была могила, где нельзя было ни стоять, ни сидеть, ни лежать. Удирая из Хорола, немцы уничтожили эти карцеры, изобличавшие их гнусные издевательства над нами".

Доктор Векслер был доставлен обратно в наш лазарет полуживой, и оправившись несколько, бежал, чем спас свою жизнь. Семь месяцев он скрывался от немцев в много потерпевшем и много пережившем Хороле до прихода нашей доблестной Красной армии".

"Доктора Щедринского немцы расстреляли. Вместе с ним были зверски убиты все евреи, находившиеся в лагере".

Автор — израильский историк и писатель, на протяжении четверти века — сотрудник института Яд ва-Шем

Спи, дитя, усни…

Добавить комментарий