Пули для Че

0

Охоту на знаменитого революционера возглавлял коммунист и двойной агент ЦРУ и кубинских спецслужб

 

Хорхе СТ-ЖЮСТ, Монреаль

Ещё одна очень странная история, связанная с Че Геварой.

Как известно, Че Гевара, великий революционер, знамя, факел, символ, майка и кепка всего прогрессивного человечества, был убит 9 октября 1967 года в Боливии.

И тут невольно возникает вопрос: а кто ж командовал войной против Гевары, против его отрядов (их было несколько, они разделились в тактических целях в ходе войны), вскрывал его связи с левыми партиями внутри страны, громил подпольную сеть, блокировал связи с заграницей, курировал все военные и контрразведывательные операции?

А занималось всем этим министерство внутренних дел Боливии. Во главе с министром внутренних дел. Логично? Логично. Вся полиция, весь "спецназ" (боливийские рейнджеры), который охотился за партизанами, вся контрразведка страны подчинялась ему, министру внутренних дел.

Звали этого человека Антонио Аргедас Мендиета. Он, будучи студентом юридического факультета, принимает вместе с группой в десяток единомышленников решение о создании Коммунистической партии Боливии, которая поддерживает первое в мире пролетарское государство, ставит задачу готовить массы к социалистической революции, воспевает великий Советский Союз.

В отличие от ряда других основателей Компартии Боливии, имя Аргедаса нигде тогда не афишируется. Почему? Потому что партия поручает ему возглавить её подпольное, глубоко законспирированное крыло. С тех пор Антонио всю свою жизнь посвящает борьбе за коммунистические идеалы. Он поступает на работу в полицию и проходит путь от обычного следователя до министра внутренних дел. Во время службы в спецчастях он вербует в коммунистические ячейки ряд офицеров. Одновременно регулярно уведомляет своих товарищей о действиях охранки против коммунистов (у него был доступ к службе связи).

Будучи министром, Аргедас поддерживает тесные связи с ЦРУ, координирует работу американцев с властными структурами Боливии. Аргедас непосредственно руководит разгромом городской сети разведки Гевары и лично допрашивает арестованного резидента Че. Он же уничтожает подпольную сеть Гевары в шахтёрских районах, откуда Гевара надеялся получить приток добровольцев своим отрядам. Он же контролирует боевые операции спецназа. Например, именно он утверждает всех командиров частей и подразделений, включая назначение на пост командира батальона рейнджеров майора Санчеса, его личного друга, а также глубоко законспирированного товарища по партии.

После гибели Гевары Аргедас тайно передаёт в Гавану копию захваченного дневника Гевары в Боливии. Но он не знает, что президентская служба безопасности уже долгие месяцы пытается найти шпиона. Именно эта служба провела классическую операцию по изобличению "крота": Всему руководству Боливии были переданы копии дневника, но в каждой копии не хватало пары страниц. Но страниц разных! Копия, которая очутилась в Гаване, была тем вариантом, который получил Аргедас.

Предупреждённый кем-то о предстоящем аресте (утверждается, что его предупредило ЦРУ, не желая его ареста и возможных показаний на суде), он бежит в Чили, откуда, при помощи Альенде, уезжает в Британию, где пару лет живёт на конспиративной квартире британской разведки. А потом переезжает на Кубу, где живёт несколько лет.

В вынужденной эмиграции Аргедас продолжает революционную деятельность. Например, именно он связал уже президента Сальвадора Альенде с боливийскими подпольщиками, которые, благодаря богатому опыту, вошли в тесный круг Альенде, стали его телохранителями и основателями спецслужб, боровшихся с контрреволюцией (после переворота люди Аргедаса вошли в подпольную вооруженную организацию MIR).

Антонио Аргедас был убит в 2000 году в Ла-Пасе. Официальная версия смерти — у него в руках взорвалась бомба, которую он хотел подложить в правительственное учреждение в ходе попытки начала совершения госпереворота.

Ну, как история? А, да, чуть не забыл. Майор Санчес, командир батальона рейнджеров, того самого батальона, который уничтожил отяд Гевары, был убит в 70-х годах, когда возглавил очередной революционный партизанский отряд и попытался серьезно ударить по боливийскому правительству.

ОТ РЕДАКЦИИ

В Википедии достаточно подробно описана боливийская эпопея и история гибели Че.

В ноябре 1966 года началась его партизанская борьба в Боливии. По приказу Фиделя Кастро боливийскими коммунистами весной 1966 года специально была куплена земля для создания баз, где под руководством Гевары проходили подготовку партизаны. В окружение Че в качестве агента входила Хайд Тамара Бунке Бидер (известная также по прозвищу «Таня»), в прошлом агент Штази, которая, по некоторым сведениям, работала также на КГБ и жила и работала на Кубе с 1961 года.

Военные действия партизанского отряда под его командованием начались 23 марта 1967 года. Президент Боливии Рене Баррьентос, напуганный известиями о партизанах в своей стране, обратился за помощью к ЦРУ. Против Гевары было решено задействовать специально обученные для антипартизанских действий силы ЦРУ. 15 сентября 1967 года правительство Боливии стало разбрасывать над селами провинции Вальегранде листовки о премии за голову Че Гевары в 4200 долларов.

Всё время пребывания в Боливии (11 месяцев) Че практически ежедневно вёл дневник, в котором главным образом уделял внимание недостаткам, ошибкам, просчётам и слабостям партизан. Партизанский отряд Гевары насчитывал около 50 человек (из них 17 кубинцев, 14 из которых погибли в Боливии, боливийцы, перуанцы, чилийцы, аргентинцы) и действовал как Армия национального освобождения Боливии. Он был хорошо оснащён и провёл несколько успешных операций против регулярных войск в сложной гористой местности региона Камири. Однако в августе-сентябре боливийская армия смогла ликвидировать две группы партизан, убив одного из лидеров, «Хоакина».

Несмотря на жестокую природу конфликта, Гевара оказывал медицинскую помощь всем раненым боливийским солдатам, которые попадали в плен к партизанам, а позже освобождал их.

Во время своего последнего боя в Кебрада-дель-Юро Гевара был ранен, в его винтовку попала пуля, которая вывела оружие из строя, и он расстрелял все патроны из пистолета. Когда его, безоружного и раненого, захватили в плен и привели под конвоем к школе, которая служила правительственным войскам в качестве временной тюрьмы для партизан, он увидел там несколько раненых боливийских солдат. Гевара предложил оказать им медицинскую помощь, на что получил отказ от боливийского офицера. Сам Че получил только таблетку аспирина.

Филип Эйджи, агент ЦРУ, бежавший на Кубу, рассказывал:

«Не было человека, которого ЦРУ боялось бы больше, чем Че Гевару, потому что он имел возможности и харизму, необходимые, чтобы направить борьбу против политических репрессий традиционных иерархий во власти в странах Латинской Америки».

В книге Эдуарда Лимонова "Священные монстры" читаем:

«Че Гевару подвела компартия Боливии. Руководство компартии отказалось поддержать партизан. По совету Москвы. Не прибыли обещанные рекруты и от леворадикальных боливийских шахтёров. Их лидер не смог собрать шахтёров, так как дело происходило в карнавал и 2/3 населения шахтёрских поселков лежали пьяными. В этом всепьяном царстве трудно было отыскать своих шахтёров, в перспективе партизан. В довершение всех бед, партизанский авангард, презрев строгий приказ Че, ввязался в стычку с правительственными солдатами, и партизаны обнаружили себя слишком рано. Когда у них не были стянуты воедино силы. Ещё одна случайность: как раз к лету 1967 года состоялся первый выпуск боливийских рейнджеров-воспитанников американских офицеров „зелёных беретов“, прошедших школу контрпартизанских действий во Вьетнаме. Около 800 рейнджеров прибыли в район боливийского местечка Фигуэра, близ которого были обнаружены герильерос».

Основная угроза, исходившая от Че, заключалась в том, что Че Гевара стал «универсальным солдатом» революции: революционер, не связанный догмой, территорией, необходимостью объективных условий революции, классовым подходом и принципами коммунистической революции, — всё это делало безграничными возможности экспорта революций.

Феликс Родригес, кубинский беженец, ставший агентом подразделения по спецоперациям ЦРУ, был советником боливийских войск во время охоты на Че Гевару в Боливии. Кроме того, в документальном фильме 2007 года «Враг моего врага», режиссёром которого был Кевин Макдональд, говорится о том, что нацистский преступник Клаус Барбье, известный как «Лионский мясник», был советником и, возможно, помогал ЦРУ готовить захват Че Гевары.

7 октября 1967 года информатор Сиро Бустос выдал боливийским специальным войскам место расположения партизанского отряда Че Гевары в ущелье Кебрада-дель-Юро (сам он, впрочем, это отрицает).

8 октября 1967 года одна из местных женщин сообщила армии, что слышала голоса на каскадах реки в ущелье Кебрада-дель-Юро, ближе к тому месту, где она сливается с рекой Сан-Антонио. Неизвестно, была ли это та же женщина, которой отряд Че заплатил ранее 50 песо за молчание. Утром несколько групп боливийских рейнджеров разбились вдоль ущелья, в котором женщина слышала отряд Че, и заняли выгодные позиции.

В полдень подразделение капитана (впоследствии генерала) Гари Прадо Сальмона, только что закончившего подготовку под руководством советников из ЦРУ, встретил огнём отряд Че, убив двоих солдат и многих ранив. В 13:30 650 солдат окружили остатки отряда и захватили раненого Че Гевару в момент, когда его пытался унести на себе один из боливийских партизан Симеон Куба Сарабиа «Вилли».

Биограф Че Гевары Джон Ли Андерсон писал о моменте ареста Че со слов боливийского сержанта Бернардино Хуанка: дважды раненый Че, чьё оружие было разбито, якобы крикнул:

«Не стреляйте! Я Че Гевара, и я живой стою дороже, чем мёртвый».

Че Гевара и его люди были связаны и вечером 8 октября отконвоированы в полуразрушенную глинобитную хижину, служившую школой в ближайшей деревне Ла-Игера. Следующие полдня Че отказывался отвечать на вопросы боливийских офицеров и разговаривал лишь с боливийскими солдатами. Один из этих солдат, пилот вертолёта Хайме Нино де Гусман, писал, что Че Гевара выглядел ужасно. Со слов Гусмана, у Че было сквозное ранение в правой голени, его волосы были в грязи, одежда была разорвана, ноги были одеты в грубые кожаные чехлы-носки. Несмотря на свой утомлённый вид, вспоминает Гусман, «Че держал голову высоко, смотрел всем прямо в глаза и просил только курить». Гусман говорит, что арестованный «ему понравился», и он дал ему маленький мешочек с табаком для его трубки.

Позже, тем же вечером 8 октября, несмотря на связанные руки, Че Гевара ударил боливийского офицера Эспиносу об стену после того как тот, войдя в школу, пытался вырвать изо рта у курящего Че трубку как сувенир для себя. В другом случае неповиновения Че Гевара плюнул в лицо боливийскому контр-адмиралу Угартече, пытавшемуся задавать ему вопросы за несколько часов до казни. Ночь с 8 на 9 октября Че Гевара провёл на полу той же самой школы. Рядом с ним лежали тела двух его убитых товарищей.

Утром следующего дня, 9 октября, Че Гевара попросил разрешить ему увидеться со школьной учительницей деревни, 19-летней Хулией Кортес. Кортес позже скажет, что она нашла Че «миловидным мужчиной с мягким ироничным взглядом» и что во время их разговора она поняла, что «не может смотреть ему в глаза», потому что его «пристальный взгляд был невыносимым, пронзительным и таким спокойным». Во время разговора Че Гевара сказал Кортес, что школа в плохом состоянии и антипедагогично обучать бедных школьников в таких условиях, пока государственные чиновники ездят на «мерседесах», и заявил:

«Вот именно поэтому мы воюем против этого».

В тот же день, 9 октября, в 12:30 по радио пришло распоряжение высшего командования из Ла-Паса. В послании говорилось: «Приступить к уничтожению сеньора Гевара». Приказ, подписанный президентом военного правительства Боливии Рене Баррьентесом Ортуньо, был передан в зашифрованном виде агенту ЦРУ Феликсу Родригесу. Тот вошёл в комнату и сказал Че Геваре:

«Команданте, мне жаль».

Приказ о казни был передан, несмотря на желание правительства США переправить Че Гевару в Панаму для дальнейших допросов. Палачом вызвался быть Марио Теран, 26-летний сержант боливийской армии, персонально пожелавший убить Че Гевару в отместку за своих трёх друзей, убитых в более ранних боях с отрядом Че Гевары. Чтобы раны соответствовали истории, которую боливийское правительство планировало представить публике, Феликс Родригес приказал Терану целиться аккуратно: так, чтобы казалось, что Гевара был убит в бою. Гари Прадо, боливийский генерал, командовавший армией, захватившей Че Гевару, сказал, что причиной казни команданте был большой риск его побега из тюрьмы, и что казнь отменяла суд, который бы привлек внимание всего мира к Че Геваре и Кубе. Кроме этого, на суде могли всплыть негативные для боливийской власти моменты сотрудничества президента Боливии с ЦРУ и нацистскими преступниками.

За 30 минут до казни Феликс Родригес пытался узнать у Че, где находятся другие разыскиваемые повстанцы, но тот отказался отвечать. Родригес с помощью других солдат поставил Че на ноги и вывел его из школы для показа солдатам и фотосъёмки с ним. Один из солдат снял Че Гевару в окружении солдат боливийской армии. После этого Родригес завёл Че обратно в школу и сказал ему тихо, что он будет казнён. Че Гевара в ответ спросил Родригеса, кто он — американец мексиканского или пуэрто-риканского происхождения, дав понять тому, что знает, почему тот не говорит на боливийском испанском. Родригес ответил, что он родился на Кубе, но эмигрировал в США и на данный момент является агентом ЦРУ. Че Гевара в ответ лишь усмехнулся и отказался дальше разговаривать с ним.

Немного позже, за несколько минут до казни, один из охранявших Че солдат спросил его, думает ли он о своём бессмертии.

«Нет, — ответил Че, — я думаю о бессмертии революции».

После этого разговора в хижину вошёл сержант Теран и тут же приказал выйти всем другим солдатам. Один на один с Тераном, Че Гевара сказал палачу:

«Я знаю: ты пришёл убить меня. Стреляй. Сделай это. Стреляй в меня, трус! Ты убьёшь только человека!»

Че Теран замешкался, потом начал стрелять из своей полуавтоматической винтовки M1, попав Че в руки и ноги. На несколько секунд Гевара скорчился от боли на земле, прикусив руку, чтобы не закричать. Теран выстрелил ещё несколько раз, смертельно ранив Че в грудь. По словам Родригеса, смерть Че Гевары наступила в 13 часов 10 минут местного времени. Всего Теран выпустил в Че девять пуль: пять в ноги, по одной в правое плечо, руку и грудь, последняя пуля попала в горло.

За месяц до казни Че Гевара написал сам себе эпитафию, в которой были слова:

«Даже если смерть придёт неожиданно, пусть она будет желанной, такой, чтобы наш боевой крик мог достичь умеющее слышать ухо, и другая рука протянулась бы, чтобы взять наше оружие».

Тело застреленного Гевары было привязано к полозьям вертолёта и доставлено в соседний городок Вальегранде, где его выставили напоказ прессе. После того как военный хирург ампутировал и поместил в сосуд с формалином кисти рук Че (с целью подтверждения идентификации отпечатков пальцев убитого), офицеры боливийской армии вывезли тело в неизвестном направлении и отказались сообщить, где оно было захоронено.

15 октября Фидель Кастро сообщил общественности о смерти Гевары. Смерть Гевары была признана тяжёлым ударом для социалистического революционного движения в Латинской Америке и во всём мире. Местные жители начали считать Гевару святым и обращались к нему в молитвах «San Ernesto de La Higuera», прося о милостях.

То, что Антонио Аргедас Мендиета был коммунистом и агентом кубинских спецслужб, заставляет предположить: не только ЦРУ приложило руку к охоте за Че. Более того, нельзя исключать, что именно дорвавшемуся до власти пламенному Фиделю его непокорный соратник был выгоднее мертвым, нежели живым, а посему на самом деле Кастро не особо расстроился из-за того, что Че из активного революционера превратился в мученика и символ. А ликвидировали ли друга Эрнесто по просьбе или приказу главного среди барбудос, так и остается загадкой.

Паспорт для Че

Добавить комментарий