Шантаж по-ливански

0

6 июня исполнилось 40 лет с начала Первой ливанской войны, известной и как операция "Мир Галилее". В связи с этим очередной виток напряжённости последних дней в, мягко говоря, и так не простых израильско-ливанских отношениях выглядит символично

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Давид ШАРП

 

Поводом стало прибытие в нашу страну с Дальнего Востока газодобывающей платформы, призванной начать извлечение голубого топлива на находящемся в исключительной экономической зоне Израиля месторождении "Кариш" ("Акула").

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Это событие вызвало в Стране кедров настоящий переполох, и – что особенно важно – поток не особо завуалированных угроз со стороны "Хизбаллы" в адрес Израиля. Но обо всем по порядку.

Между нашей страной и Ливаном имеются разногласия, касающиеся границ исключительных экономических зон.

Согласно международному праву, таковые не могут превышать 200 морских миль (чуть более 370 км) от берега. На этой территории "владелец" обладает особыми правами, в частности, на разведку и добычу полезных ископаемых. Если "напротив" имеется другая страна – в рассматриваемом случае Кипр, то ширина исключительных зон каждого из государств, естественно, меньше, и определяется она в пропорциональном соотношении. Как раз с Кипром все оговорено, а вот с Ливаном дело обстоит иначе. Если в самых общих чертах, то граница территориальных вод (12 морских миль), а затем и граница исключительных зон, которая является продолжением линии, разделяющей территориальные воды, определяется путем проведения условного перпендикуляра к точке на побережье, где заканчивается сухопутная граница между странами.

Однако берег не тетрадь, и здесь нет идеальных прямых линий или окружностей. Вот и получилось, что, в зависимости от того, каков угол наклона и где лежит точка приложения этого условного перпендикуляра, конфигурация границ зон может меняться. В обсуждаемом случае оказалось, что заявленная Израилем линия проходит несколько севернее, а Ливаном — южнее. Так и образовался узкий треугольник площадью 860 квадратных километров, являющийся предметом разногласий. При этом таковые являются далеко не символическими, так как, по оценкам специалистов, на этой территории с большой вероятностью имеется месторождение газа.

Достижение соглашения по разграничению позволило бы обеим странам спокойно вести геологическую разведку на своих участках, а там и начать добычу, если будет что добывать. Переговоры между Израилем и Ливаном при посредничестве США, прерываясь, шли начиная с 2000 года. Несмотря на то, что спорный участок составляет всего 2% от исключительной экономической зоны Израиля и 3% ливанской, особенную актуальность данная тема приобрела после того, как в Восточном Средиземноморье начали массово обнаруживать месторождения газа.

Специалисты по морскому праву, которых мне приходилось слышать и читать, не могли однозначно дать ответ, какая именно часть площадью в 860 кв. км стопроцентно должна принадлежать Израилю. Видимо, потому что в этих нюансах черт ногу сломит, источник в Иерусалиме утверждал, что еще 10 лет назад Израиль проявил готовность пойти на компромисс: поделить акваторию в пропорции 42:58 в пользу Ливана. Однако решающий прогресс на переговорах так и не был достигнут. Когда в последние годы экономическая ситуация в Стране кедров резко ухудшилась, создалось впечатление, что ливанцы заинтересованы в решении проблемы. Тем более что даже "Хизбалла" дала Бейруту "зеленый свет" для интенсификации переговоров. Специальный американский посланник по данному вопросу Амос Гохштейн зачастил в регион, и к октябрю 2020 года казалось, что стороны близки к соглашению. Однако, к огромному удивлению израильтян и посредника, на очередной раунд переговоров ливанская делегация явилась с картой, на которой были очерчены новые претензии Бейрута. На этот раз площадь треугольника, на который претендовали ливанцы, достигла 2300 кв. км. При этом совершенно наглые претензии внезапно начали простираться и на то самое уже разведанное месторождение "Кариш", и на израильский так называемый "Блок-72", где разведка до сих пор не осуществлялась. Кстати, объемы запасов газа на месторождении, согласно оценкам специалистов, примерно в 3-4 раза превышают нынешнее ежегодное потребление в Израиле.

Согласно источникам в Иерусалиме, новые требования Ливана воспринимаются как откровенная наглость и вообще не подлежат обсуждению. Усиливает израильскую позицию и то, что похожее мнение по ситуации вроде имеет и Вашингтон.

Поразительно, что вместо попытки быстро договориться, тем более что Израиль готов на компромиссы, ливанцы прибегают к откровенному шантажу. Создается впечатление, что в Бейруте потеряли чувство реальности. Может, причиной тому не раз выражавшаяся в прошлом еврейским государством готовность идти на все новые и новые уступки в других вопросах? Трудно сказать. Но то, что находящийся в пучине экономического кризиса Ливан, для которого природный газ в исключительной экономической зоне может стать значительным подспорьем, а то и палочкой-выручалочкой, делает пока все, чтобы топливо осталось на морском дне, – очевидный факт.

Скорее всего, выдвинув претензии на "Кариш" и "Блок-72", ливанцы, если сохраняют хоть немного реализма, делают это, чтобы добиться от Израиля уступок по основным требованиям — в том самом треугольнике площадью 860 кв. км. Возможно, ливанские власти считают, что компания-владелец месторождения "Кариш", греческо-британская "Energean" из-за угроз "Хизбаллы" воздержится от начала добычи – до улаживания конфликта, и тем самым правительство Израиля окажется под серьезнейшим прессингом, который может привести к новым уступкам.

Нельзя исключать и того, что в Бейруте решили просто торпедировать переговоры под влиянием тех или иных сил, в частности "Хизбаллы", хотя это было бы несколько странно.

Пока же, в преддверии прибытия газодобывающей платформы на место, ведущие ливанские политики, включая президента Мишеля Ауна, главу переходного правительства Наджиба Микати и генсека "Хизбаллы" Хасана Насраллу, сделали ряд воинственных заявлений насчет возможных действий Израиля в спорной зоне, подразумевая ее расширенный новый вариант, включающий "Кариш". Так, в своей недавней речи, посвященной очередной годовщине вывода израильских войск из Ливана, Насралла заявил, что Стране кедров не стоит бояться и необходимо самой начать бурильные работы на участке, по которому имеются разногласия. В этом контексте важно отметить: вряд ли найдется иностранная компания, которая пойдет на подобное, пока стороны не найдут устраивающее всех решение. Как бы там ни было, только постоянное правительство Ливана, а не нынешнее, будет иметь формальные полномочия, касающиеся демаркации границ исключительной экономической зоны. В свете результатов недавних парламентских выборов, когда оба основных политических лагеря не получили большинства, сроки формирования нового кабинета абсолютно не ясны.

На фоне резкой вербальной эскалации с ливанской стороны Израиль принимает необходимые меры для обеспечения безопасности платформы, расположенной примерно в 90 км западнее Хайфы. Тем более что в распоряжении "Хизбаллы" имеется широкий перечень средств, способных до нее достать, включая противокорабельные ракеты и ударные БПЛА.

С целью повышения эффективности защиты экономическая комиссия Кнессета установила в радиусе 1,5 км от платформы зону, закрытую для судоходства.

"Новости недели"

Российский след ливанской катастрофы

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Добавить комментарий