Спецназ по вопросам разводов

0

Действия, совершенно обыденные и малоинтересные в одном государстве, могут представлять опасность и даже стратегическую угрозу для другого. Этим объясняется революционный закон, который был подготовлен израильским министром по делам религий Давидом Азулаем

Александр РЫБАЛКА

 

Пройдет еще какое-то время, пока закон будет одобрен кабинетом министров, но в принципе уже сейчас можно сказать, что с его введением Израиль распространяет свою юрисдикцию на всех евреев планеты.

Начну издалека.

Безусловно, вряд ли найдется еврей, который не знал бы, что такое еврейская свадьба. Это хупа: балдахин на четырех столбах, раввин читает благословения, жених разбивает стакан и все кричат "Мазаль тов!"… Так вот, все это не обязательно с точки зрения еврейского законодательства. Да, красиво! Да, это наши традиции, но только традиции, ничего более. Если еврей с еврейкой заключили официальный брак где-нибудь в Праге, стали жить вместе и завели детей, то они считаются женатыми. И дети их получат совершенно определенный правовой статус законнорожденных "кошерных" евреев. Но вот если такая пара решит развестись, то одной отметкой в паспорте уже не обойдешься – нужно подписывать полноценный гет, разводное письмо. То есть если брак считается действительным "по факту сожительства", то разводов "по факту" не существует.

Что происходит, если женщина с мужем фактически уже не живет, а разводного письма от него не получила? Она становится "агуной". Дословно это слово переводится как "привязанная" — в смысле, к обстоятельствам, — но в русском языке для такой женщины существует правильный термин "соломенная вдова". Такая женщина не может вновь выйти замуж, а если родит детей, их будут считать "мамзерами" — незаконнорожденными и не позволят сочетаться браком с евреями.

Существует и зеркальная проблема: бывает, что женщина не желает принимать гет от мужа, то есть не соглашается на развод. Однако для мужчины подобная ситуация не так тяжела, поскольку, во-первых, ему могут разрешить жениться еще раз или завести наложницу, а во-вторых, его дети, рожденные другой женщиной, статус "мамзеров" иметь не будут.

Отвлекусь на секунду и расскажу о том, что такое наложница —  "шифха" — в современном религиозном праве.

Представьте себе ситуацию: человек фактически прекратил сожительство с женой, переехал в отдельную квартиру, однако разводное письмо по каким-то причинам еще не оформлено. Процесс этот затягивается на месяцы, и тогда суд может разрешить человеку взять другую жену — в статусе наложницы, пока решается вопрос с первой. А после развода пара сможет пройти обряд венчания. Разумеется, иметь одновременно жену и наложницу ни один раввинатский суд не разрешит, это было бы равносильно двоеженству.

Я сам был свидетелем ситуации, когда один религиозный еврей разъехался с женой и подал документы на развод в раввинатский суд. Дело затянулось (оставались нерешенными какие-то материальные вопросы), а к нему уже приехала невеста из Америки. Что делать? Жить в одной квартире неженатой паре нельзя, а до получения гета оставалось еще месяца три… Короче, раввинатский суд разрешил мужчине сочетаться браком с невестой как с наложницей (при этом подчеркну, что речь идет об ультраортодоксальном суде "Эда харедит" — "Общины богобоязненных"). Церемония выглядела как обычная свадьба, только без хупы и довольно скромная. Свидетели и участники подписали специальную форму ктубы — брачного договора — и сели за стол… А через три месяца счастливый "обладатель наложницы" наконец вручил жене официальный гет и сочетался с избранницей законным браком.

Однако вернемся к проблеме разводов. В Израиле государство довольно жестко следит за тем, чтобы все происходило по правилам. Если муж отказывается дать супруге законный развод, то он даже может угодить в тюрьму. Правда, в последнее время срок пребывания в заключении по этому поводу ограничен десятью годами. Мне довелось лично знать человека, который отсидел в тюрьме десятилетие, но развода жене так и не дал. Что с ним делать сейчас, непонятно. А недавно сроки не ограничивались, и некий йеменский еврей, не желающий давать жене развод, отсидел в тюрьме 32 года. Там же, за решеткой, и умер.

Однако за пределами Израиля эти законы не действуют. А вместе с тем существуют значительные конгломерации евреев, внутри которых необходимо решать вопросы разводов.

Скажем, несколько лет назад в частное детективное агентство за помощью в решении вопросов нескольких "агунот" обратились представители раввинатского суда Вильямсбурга. Агентство оказалось, похоже, не слишком щепетильным в этических вопросах и действовало гангстерскими методами: угрожало мужьям-отказникам, некоторых избили, а одного даже похитили. Американской полиции пришлось вмешаться, частные детективы загремели в тюрьму, туда же отправили даже одного раввина.

Теперь, согласно закону Давида Азулая, такого больше не будет. Любой еврей, даже не являясь гражданином Израиля, теперь вправе обратиться в израильский раввинатский суд по вопросам развода. Если у него возникли проблемы с получением или с вручением разводного письма, суд будет заниматься и этими проблемами. Разумеется, цивилизованным способом. Скажем, в экстренных случаях раввин может вылететь на место, чтобы провести беседу с отказывающимся давать гет мужем. Возможно также давление через какие-то официальные каналы – скажем, дипломатические.

Разумеется, Израиль не может требовать от других стран перекройки законодательства в соответствии с нуждами соплеменников. Скажем, где-нибудь во Франции мужа-еврея, который отказывается дать развод жене, в тюрьму не посадят. Однако по требованию жены наши раввины могут найти уважаемого и авторитетного раввина, который поговорит с мужчиной или уговорит жену принять разводное письмо, если это требуется. В идеале, как мне рассказали, планируется создать что-то вроде раввинского спецназа, который будет вылетать "на место происшествия" и решать все вопросы с агунот — исключительно в рамках законности.

Тут возникает вопрос: а почему, собственно, это важно? Зачем надо тратить бюджетные деньги на людей, которые даже не являются гражданами государства Израиль?

А дело в том, что родившиеся у "соломенных вдов" незаконнорожденные (по Галахе) дети тоже рано или поздно захотят жениться или выйти замуж, в результате чего среди евреев может образоваться целая прослойка "мамзеров". И из одного и без того не очень многочисленного народа возникнут два, которые даже не могут вступать друг с другом в брак.

Опять же, применение "закона Азулая" — дело абсолютно добровольное для евреев, которые не являются гражданами Государства Израиль. Никакого принуждения в этих вопросах быть не может. Просто проживающие в диаспоре евреи должны помнить, что однажды их дети или внуки могут захотеть поселиться в Эрец-Исраэль и начать здесь новую еврейскую жизнь. И хорошо бы, чтобы их семейно-правовой статус был полностью согласован с Галахой.

"Новости недели"

Семейная лодка разбилась о компьютер

Добавить комментарий