Что сказала чужая кошка?

0

Почти мистические истории

Владимир ХАНЕЛИС, Бат-Ям

Рисунки Таля Ханелиса

 

ВСТРЕЧА 

По дороге навстречу мне шел безногий человек.

— Кто ты? — спросил я его.

— Я – Кентавр.

— Кентавр, где же твой конь?

— Украли или убежал… Не помню. Не знаю. А ты кто?

— Я – Венера Милосская.

— Венера Милосская, где же твои руки?

— Отбили, потеряла, а может быть, я такой родилась. Не помню. Не знаю.

После этой встречи мы пошли каждый своей дорогой. Кентавр пошел искать мои руки, а я – его коня.

ВЕТЕР ПУСТЫНИ

Горячий ветер пустыни подул мне в лицо. Я закрыл глаза. Нахлынули воспоминания: странствия по пескам, верблюды, караванщики, палатки бедуинов, приключения…

Ветер становился все горячее и горячее. Как бы не поднялась пыльная буря, подумал я, встал с дивана и выключил электронагреватель.

В ЗАЛЕ ОЖИДАНИЯ

Все чего-то ждали. Одни ждали поезд, другие – зарплату, третьи мужа, четвертые – конец света, пятые солнца или дождь… Другие ждали начала спектакля, отпуск, рождение ребенка, поцелуй, смерть…

Интересно и невероятно, как, почему все эти люди оказались в одном зале?

НА КРАЮ 

Я – маленький мальчик. Я сижу на краю и болтаю ножками. Я заглядываю вниз. Мама сердится. Она кричит, что я упаду, что я ударюсь. Я – маленький мальчик. Я сижу на краю земли.

ТРАГЕДИЯ ТРАГИКА

Знаменитый трагик скончался во время исполнения своей знаменитой роли в знаменитой трагедии. Его забили до смерти аплодисментами.

ЧУЖОЙ

Чужой на этой земле. Чужой в этой стране. Чужой в этом городе, на этой улице, в этом доме. Чужой в семье. Сам себе чужой.

В ЧУЖОЙ СТРАНЕ

Как я попал в эту страну, что я там делал, как жил – не ваше дело. Рассказывать не хочется, да и неинтересно.

В чужой стране – все чужое: язык, люди, климат, обычаи, законы… Трудно в чужой стране чужому человеку – он чужой. Живу я там и думаю – угораздило же меня попасть в чужую страну – в свое Прошлое. Прошлое – чужая страна.

В ЧУЖОЙ ШКУРЕ

Мой кот обратился ко мне с просьбой раз в неделю влезать в мою шкуру, то есть становиться человеком. Я разрешил и в свою очередь попросил его, чтобы в этот день я становился котом.

…С тех пор, каждую пятницу, кот становится человеком, а я – котом. На следующий день, в субботу, мы усаживаемся в кресла, болтаем, обмениваемся впечатлениями, выпиваем… Я стараюсь приучить его к виски, а он меня – к валерьяновым каплям.

ЧТО СКАЗАЛА ЧУЖАЯ КОШКА? 

Когда-то я написал ко Всемирному дню кошек большую статью в журнал. Распечатал ее и вышел во двор, чтобы попросить какую-нибудь знакомую кошку прочесть текст. Но знакомых кошек не было. По двору ходила чужая, рыжая особа. Я подошел и вежливо попросил ее прочесть статью, внести свои замечания и поправки. Посмотрев на меня "сверху вниз", кошка медленно, страницу за страницей прочла материал, фыркнула, странно промяукала что-то, и ушла.

С тех пор прошло много дней, всемирных, местных и простых. Я написал много статей. Их прочитало много кошек и людей. Я услышал много разных мнений. Но что же мне сказала та чужая, рыжая кошка?

РЕКИ

Слева от моего дома течет река. Справа от моего дома – другая. Та, что слева, течет по ночам. Другая – днем. Реки не дают мне спать ни днем, ни ночью. Я все время смотрю на них. Иногда мне кажется, что это одна и та же река, но разная – днем и ночью.

НЕВИДИМЫЕ СТРАНИЦЫ

Я написал несколько романов, повестей, рассказов. Но странно, я писал и писал, а страницы оставались чистыми. Написанное куда-то исчезало, пропадало…

Так продолжалось много лет, пока на писательской конференции кто-то не объяснил мне, что я – маленький мальчик, младенец, и пишу материнским молоком. А написанное молоком не видно на листе, пока лист не согреют.

Но кто согреет мои страницы? Придется ждать пока я выросту и начну пользоваться обычными чернилами. Только к тому времени я, наверное, не смогу писать – разучусь или писать мне уже будет не о чем.

СЛЕДОВАТЕЛЬ

Я не хотел браться за это дело. Я не люблю расследовать такие дела. На нашем полицейском жаргоне они называются "висяк". Их почти невозможно раскрыть: убит одинокий человек, ни семьи, ни родственников, ни друзей, ни знакомых… Его не ограбили, не изуродовали. Свидетелей нет, мотивов – никаких. Помучается, помучается над таким делом следователь, поругает его начальство и сдаст он это нераскрытое дело в архив.

Не хотел я браться за это дело, не хотел… Но, с другой стороны, и начальство понять можно. Ну кому же поручить вести дело о моем убийстве, как не мне самому?

КОЛЛЕКЦИОНЕР

Я – коллекционер. Я коллекционирую дожди. Вы и представить себе не можете сколько на свете разных дождей: зимние и летние, осенние и весенние; тяжелые и легкие, веселые и тоскливые, вынимающие душу и радостные, очищающие и грязные; дожди по обычным и праздничным дням; по субботам и воскресеньям; ливни и мелкие, моросящие дожди; дожди северные и южные; западные и восточные; прозрачные и разноцветные; со снегом и с туманом; дожди молодые и старые; мужские и женские, вдовьи, детские…

В подарок от друзей я получаю дожди со всего света. Иногда они шлют их в посылках, письмах, по и-мейлу и телефону… Иногда я покупаю дожди на аукционах или через интернет. Где я храню такую огромную коллекцию? Зарываю дожди в барханы.

Я – коллекционер. Я – бедуин. Я живу в пустыне, в которой никогда не идет дождь.

НАДУВАТЕЛЬ

Всю жизнь я надуваю слова, мысли, образы, идеи, картины, людей, книги… Иногда, надувшись, они взлетают. Иногда, задрав головы, люди смотрят на них.

Но так продолжалось относительно недолго. Я умер. Мне не хватило воздуха. Я не смог надуть сам себя…

БЕЛОЕ ЗЕРКАЛО

В моей комнате четыре зеркала. В одно я смотрю, когда хочу увидеть себя в прошлом. Во второе смотрю каждое утро, после того, как умоюсь и причешусь. В третье – заглядываю в свое будущее. А в четвертое, белое-белое, я не заглядываю никогда. Мне это строго запретили мои пра-пра-правнуки.

ПТИЧИЙ ЯЗЫК

Ребенком я гулял в этом парке, и видел этого старика на этой скамейке. Он сидел задрав голову – смотрел в небо. Иногда смеялся, иногда утирал слезы.

Сейчас я гуляю в парке с внуком. А старик все сидит и смотрит в небо. Иногда смеется, иногда плачет.

— Знаешь, почему старик смотрит в небо? Знаешь, почему он плачет и смеется? – спросил меня внук.

— Нет.

— Птицы, летая, пишут в небе на своем, на птичьем языке. А старик знает этот язык и читает, что они ему пишет, — объяснил мне внук. Сел на скамейку рядом со стариком и задрал голову…

БЕЗ НАЗВАНИЯ

Странное это было место. Горы там были без камней, пустыни – без песка, луга – без травы, реки – без воды, леса – без деревьев… Даже названия у него не было. Почему бы вам не подумать и не придумать название такому месту? Напишите его – вот здесь………….

ПРИКАЗ СВЕРХУ

Когда-то из этого приморского городка люди добирались в Иерушалаим пешком, верхом на лошадях или в повозках. Сегодня они ездят туда на автобусах и машинах. Я не вожу машину и поехал автобусом. Автобусом – так автобусом. Купил билет и поехал. Дело-то срочное и нешуточное.

Приехав, я надел белый плащ, и отправился во дворец. Он ждал меня.

— Михаил Александрович, — вежливо обратился я к нему, — получен приказ сверху разрешить вам присутствовать при допросе обвиняемого. Обычно это не принято. Я возражал. Но приказ есть приказ. Однако прошу вас – опишите все, что вы здесь увидите и услышите точно.

…И он выполнил мою просьбу. Я с удовольствием читал и перечитываю: "В белом плаще с кровавым подбоем…"

НЕНАВИСТНЫЙ БАСКЕТБОЛ

Терпеть не могу баскетбол. Ненавижу его! В баскетбол играли мои дедушка и бабушка, мама и папа, братья, сестры, родные, друзья, знакомые… Один я не играл. Терпеть не могу баскетбол. Ненавижу его!

Но однажды я взял самый большой в мире мяч, соорудил самый высокий в мире баскетбольный щит с самой большой в мире корзиной, и самым красивым броском в истории баскетбола забросил этот мяч в эту корзину. Как же все мне завидовали! Но бросок этот не был засчитан… Как же все смеялись.

ЯБЛОКО ОТ ЯБЛОНИ

 (Подарок)

На день рождения мне подарили щенка говорящей собаки. Подарок – как подарок. Щенок, – как щенок: умный, образованный, начитанный, с хорошим чувством юмора. Это не удивительно. Яблоко от яблони недалеко падает. Его родители, подарившие мне щенка коллеги, – умные, образованные, начитанные, с хорошим чувством юмора говорящие собаки.

МЕЧТЫ

После завтрака он мечтал об обеде, после обеда – об ужине, после ужина – о завтраке… Так в мечтах и прошла жизнь. Он умер от дистрофии.

ГОЛОВА И НЕБО

Почему, отчего, зачем они привязались к моей голове? Всю жизнь я только и слышу: "Эх ты – беспутная голова!", "У тебя пустая голова", "Непутевая ты голова…", "Голова капуста", "Голова – два уха". Но я не обращаю на них внимания. Каждое утро я выхожу во двор и своей беспутной, пустой, непутевой головой поддерживаю это падающее небо.

КОРОТКО ОБ АВТОРЕ

Владимир Ханелис родился в 1946 году в Одессе. Учился в средней школе 118-й и в вечерней школе. Работал на автобазе, в кукольном театре, в вычислительном центре. Окончил Одесский институт народного хозяйства (вечерний ф-т "Финансы и кредит"). Печатался в областных изданиях. В 1969 году переехал в Ригу и с этого времени – профессиональный журналист. Работал литсотрудником в многотиражной газете "Вэфовец". В 1970-1971 служил в Советской армии корреспондентом в газете "Гвардейская слава" (Калининград). Затем работал зав. отделом промышленности в республиканской газете "Советская молодежь" (Рига).

С 1977 года живет в Израиле, в Бат-Яме. Служил в ЦАХАЛе (резервист) водителем патрульного джипа. Работал в службе безопасности Алмазной биржи в Рамат-Гане. В 80-х – начале 90-х – редактор журналов "Алеф", "Круг", "Израиль сегодня", "Сабра". Корреспондент израильской газеты "Вести" в странах СНГ (1999-2002), затем газеты "Известия" (Москва) в Израиле (2002-2006).

Автор трех сборников абсурдистских, мистических и фантастических рассказов: "Космический эксперимент" (1983), "Тот, с кем происходит чудо" (2003), "В нашем странном городе" (2016, а также книг "Родились и учились в Одессе: материалы к энциклопедическому словарю" (1-е изд. – 2010, 2-е – 2013), "Ну, Альцгеймер, погоди: замечания из жизни – смешные истории, байки, шутки" (2019). За две последние книги получил несколько международных наград и премий.

РЕКОМЕНДУЕМ КНИГИ В.ХАНЕЛИСА

"РОДИЛИСЬ И УЧИЛИСЬ В ОДЕССЕ". Материалы к энциклопедическому словарю), 570 стр. большого формата, около 5.000 персоналий. Стоимость книги: в Израиле – 99 шек.; в Европе, США и странах СНГ – $34,99.

 "В НАШЕМ СТРАННОМ ГОРОДЕ". Сборник мистических и фантастических рассказов. Стоимость книги: в Израиле – 55 шек.; в Европе, США и странах СНГ — $19,99.

 "НУ, АЛЬЦГЕЙМЕР, ПОГОДИ!". Замечания из жизни — смешные истории, байки, шутки". Стоимость книги в Израиле 49 шек.; в Европе, США и странах СНГ — $14.99.

 В цены входит пересылка.

 Для заказа обращаться: V. Hanelis, 11 Livorno str., apt. 31, Bat-Yam, Israel-59644, tel.\fax +972-3-551-39-65, e-mail – [email protected]

Гимн слабеющей памяти

Добавить комментарий