Реванш. Четверть века спустя

1

Взятие 8 ноября силами азербайджанской армии города Шуши в Нагорном Карабахе стало своего рода точкой или даже восклицательным знаком в начатой 27 сентября Баку военной операции

Давид ШАРП

 

9 ноября президенты Армении, Азербайджана и России подписали соглашение, оставившее немало вопросов, но, по крайней мере, на данный момент подведшее черту под нынешней войной. Армения потерпела тяжелое поражение, и если бы премьер-министр Никол Пашинян решился продолжать военные действия, таковое, вероятно, превратилось бы в полное.

В предыдущей статье я отмечал, что боевые действия выявили потрясающую неготовность армянской армии, но при этом выразил сомнения в способности азербайджанских ВС нанести противнику решающее поражение, наступая через горы в сердце Карабаха. Должен признать, что я ошибался. На момент подписания договора о прекращении огня (о нем речь пойдет ниже) основная часть территории НКР и так называемого "пояса безопасности" (семь собственно азербайджанских районов вне НКР, занятых в ходе предыдущей войны) все еще находилась под контролем армян. История не знает сослагательного наклонения, но с большой долей вероятности можно утверждать: в случае продолжения боевых действий Азербайджан мог бы достичь полного успеха. Однако — и это очень важный урок войны — боевые действия неотделимы от политических интересов как самих участников, так и иных игроков.

Согласно договору от 9 ноября, с полуночи 10-го стороны прекращают огонь и остаются на занятых позициях. Далее до 15.11, 20.11 и 01.12 соответственно армянские силы покидают территорию Кельбаджарского, Агдамского и Лачинского районов Азербайджана, входившую в упомянутый "пояс безопасности". Параллельно с отводом армян вдоль линии соприкосновения войск размещаются российские военные — 15-я отдельная мотострелковая бригада, дислоцирующаяся в Самарской области и имеющая, согласно российским данным, "миротворческую направленность". Всего в регион самолетами Ил-76 перебрасываются 1960 солдат и офицеров, 90 бронетранспортеров и 380 единиц различной техники. Под контролем россиян остается и так называемый "лачинский коридор" шириной 5 км — дорога, соединяющая Армению с остающейся под ее контролем территорией Нагорного Карабаха. Это будет единственный участок "пояса безопасности", который не перейдет под контроль Азербайджана. Баку же оставляет за собой все районы Нагорного Карабаха, занятые в ходе войны. Если не считать "пояса безопасности", то большая часть НКР по-прежнему останется под контролем армян.

Интереснейший пункт договора: миротворческий контингент РФ выполняет разделительную роль в течение пяти лет. По истечении этого срока договор либо продлевается еще на пять лет, либо миротворцы выводятся, если за полгода до окончания пятилетки одна из сторон заявит о прекращении действия соглашения.

Основная часть НК, оставшаяся де-факто у армян под защитой миротворцев, будет небольшим островком внутри Азербайджана, который связывает с Арменией лишь одна дорога. Успешно его оборонять у армянской армии в ее нынешнем состоянии нет никаких шансов. Статус этой территории не определен, но формально подразумевается, что в соответствии с международным правом она является частью Азербайджана.

В обмен на "лачинский коридор" Азербайджан получит возможность транспортного сообщения с Нахичеванью через Армению. До сих пор сухопутная связь с этим эксклавом могла осуществляться только через Иран или кружным путем через Турцию и Грузию. Фактически связь с Нахичеванью через Армению будут означать резкое сокращение пути из Азербайджана в Турцию, и это имеет для обеих союзных стран огромное значение.

Наконец, заслуживает внимания пункт о том, что беженцы и перемещенные лица возвращаются на территорию Нагорного Карабаха под контролем Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев. Крайне сложно представить, что армяне массово вернутся на занятые Азербайджаном территории, равно как и то, что азербайджанцы, покинувшие свои дома в НК в прошлую войну, вернутся на часть, оставшуюся у армян.

Если на первом этапе операции ВС Азербайджана успешно наступали на южном и юго-восточном направлениях – в не особенно горной местности, то на втором азербайджанские военные развили успех. В этой их способности многие, включая автора этих строк, сомневались. Наступление проводилось в сложнейшей гористо-лесистой местности силами пехоты при весьма ограниченном использовании техники. Надо отдать должное оперативному планированию азербайджанского командования, полностью переигравшего противника, оставшегося фактически без резервов и потерявшего способность контратаковать крупными силами.

Шуша – город, имеющий огромное символическое значение для Азербайджана. Среди прочего, и потому, что к началу карабахской войны там полностью преобладало азербайджанское население, затем вынужденное его покинуть. Именно Шуша мог позволить Ильхаму Алиеву говорить о безоговорочной победе, даже не занимая всю территорию Карабаха. Так и произошло.

Успеха на полях сражений не было бы без технического и технологического превосходства азербайджанцев над оснащенными  советским и российским оружием армянами. Разведывательные БПЛА (как правило, израильского производства) и другие средства обеспечили азербайджанцам прекрасную ситуационную осведомленность и целеуказание. А уж наблюдая, где и кого, ударные БПЛА (турецкие), барражирующие боеприпасы, высокоточные ракеты (и те и другие — в основном, израильского производства), а также артиллерия и минометы позволили осуществлять эффективное поражение сил противника. ПВО армян была подавлена, несмотря на то, что наряду с не самыми новыми советскими образцами там имелись и современные российские ЗРК, а также средства РЭБ. В условиях скверно подготовленной обороны, отсутствия "плана Б", когда основная часть техники и логистические цепочки выбивались, как в тире, и даже велась охота за мелкими группами солдат, армянская армия в ряде секторов в значительной степени утратила боеспособность и оказалась деморализована. Это и стало фоном для успешного наступления азербайджанцев по, казалось бы, сложнейшей и очень подходящей для обороны местности.

Провал армянских военных и политического руководства должен послужить уроком для других стран. Ведь даже без войны и ужасных потерь Ереван почти наверняка мог бы добиться большего на переговорах. Однако, переоценивая свои возможности, он оказался неспособен на уступки, кажущиеся теперь не такими уж тяжелыми. Чувство собственного превосходства ослепляет, и это очень опасный недруг. Впечатляющая победа в прошлой войне ослепляла армян и более четверти века спустя. Несмотря на нехватку средств и относительную отсталость в техническом оснащении, они отнюдь не были обречены. Предприми они хотя бы часть необходимых мер, и Азербайджан либо не решился бы на столь крупномасштабную операцию, либо столкнулся с очень серьезными трудностями.

Сегодня многие армяне, объясняя поражение, оправдывают его тем, что они, мол, воевали не только с Азербайджаном, но и с Турцией и сирийскими наемниками. Да, Турция оказывала полтическую поддержку, и поставляла оружие, включая упомянутые ударные БПЛА Bayraktar TB2, которые сыграли в боях заметную роль. Вероятно, ими даже управляли турецкие операторы. Но это отнюдь не полноценное масштабное вмешательство турецких ВС. Что касается сирийских наемников, то их просто смешно рассматривать в качестве серьезного фактора. Несмотря на информацию из ряда источников, стопроцентных доказательств участия боевиков в войне пока не представлено. Но предположим, что полторы-две тысячи сирийских боевиков — а именно такими цифрами оперируют – были действительно завезены в зону военных действий. Имея возможность все последние годы внимательно наблюдать за протурецкими силами в Сирии, могу с полной ответственностью утверждать, что речь идет о крайне мало боеспособном "пушечном мясе", немотивированном и необученном — из таких вояк даже нормального батальона не сформируешь. Более того, наемники, не владея местным языком, не пройдя тест на слаженность с союзниками, не будучи знакомыми ни с противником, ни с территорией, на чужой кровопролитной войне не представляют собой почти никакой ценности (как говорил один из героев романа Стивенсона "Черная стрела", такие могут пригодиться, разве что, для отвлечения вражеских стрелков). Не говоря уже о том, что привлечение самых низкопробных наемников к войне за освобождение родных земель — а именно таковой она позиционируется азербайджанцами, — на мой взгляд, просто позорно. Собственно, при отсутствии стопроцентных улик мне трудно до конца поверить в привлечение Баку пресловутых сирийцев. Кстати, и на террористов подобные боевики особо не тянут: среди турецких марионеток в Сирии находятся, как правило, те, кого не отнесешь к настоящим исламистам. В основном, это недисциплинированный сброд без всякой идеологии.

В эти дни многие задаются вопросом о том, почему, имея возможность одержать полную победу, Ильхам Алиев остановился и пошел на соглашение с Москвой? Да, Баку десятилетиями декларирует целью полное освобождение Нагорного Карабаха. Однако так ли оно нужно Алиеву в текущих обстоятельствах? По результатам военных действий и подписанному соглашению Баку возвращает львиную долю территорий. Вне азербайджанского контроля остается очень слабый с военной точки зрения островок, практически полностью окруженный и населенный армянами. Большой практической (не путать с символической) ценности этот клочок земли не имеет, зато его занятие привело бы к исходу всего армянского населения. Ни у кого не должно быть сомнений: в состоянии нынешней вражды армяне под азербайджанцами жить не могут, равно как и наоборот. В этих условиях исход армян был бы обоснованно воспринят в мире как этническая чистка — со всеми вытекающими последствиями для режима Алиева, который и без того не воспринимается на Западе эталоном демократии.

Но дело не только в этом. Для России, декларирующей себя союзницей Армении, полное ее поражение с фактическим изгнанием населения Карабаха тоже неприемлемо. Допущение подобного сценария при наличии реальных рычагов давления на Азербайджан стало бы тяжелейшим ударом по имиджу Москвы как весомого регионального игрока и здорово настроило бы армян против России. Не стоит заблуждаться: выступивший в качестве миротворца Кремль — сторона проигравшая, хоть и относительно минимизировавшая ущерб. Хотя для НК Россия стала спасителем, очень многие в Армении крайне негативно оценивают ее роль. Москва, как считают в Ереване, могла бы помочь гораздо больше и раньше. Да, в Кремле, мягко говоря, не симпатизируют Николу Пашиняну, свергнувшему глубоко коррумпированную и тесно связанную с Москвой прошлую власть. Однако, заняв премьерское кресло, и понимая свою зависимость от России, он следовал в русле ее вешней политики. По всей видимости, то, что он поднялся на политический олимп в результате революции, Кремль с его аллергией на подобные события простить не мог.

Да, Россия не рассорилась с таким важным партнером, как Азербайджан, но даже взвалив на себя миротворческие функции, она однозначно проиграла это раунд такому серьезному сопернику и одновременно партнеру по региону, как Турция. Одним из важнейших итогов этой войны стало то, что Анкара, вернее, ее непредсказуемый президент Эрдоган и стал по-настоящему полноценным военным и политическим игроком теперь и на постсоветском пространстве, а акции Турции как региональной державы, несомненно, поднялись. И это не останется незамеченным ни в Закавказье, ни вне его границ.

"Новости недели"

С заметным преимуществом

1 КОММЕНТАРИЙ

Добавить комментарий