Не брат братьям своим

0

Дело Даниэля Освальда Руфайзена

Роман ГЕРШЗОН, Иерусалим

 

В 1962 году в Верховном суде государства Израиль рассматривалось дело 72/62 «Освальд Руфайзен против министра внутренних дел». Это судебное слушание вызвало большой интерес не только в нашей стране, но и за рубежом.

Началось все с того, что в мае 1959 года в страну репатриировался католический монах-кармелит, польский еврей Освальд Руфайзен, после крещения принявший имя Даниэль. Одной из причин репатриации было воссоединение семьи, так как кроме самого Даниэля Освальда из всей семьи Руфайзенов после мировой войны уцелел только его брат Арье (Лео), проживавший в кибуце в центре страны.

Арье успел уехать в подмандатную британскую Палестину незадолго до начала Второй мировой войны. За ним должен был выехать и Освальд, но война разрушила планы братьев. Освальд оказался в Вильнюсском гетто, оттуда вскоре бежал в местечко Мир, сегодня это Гродненская область Республики Беларусь.

В Мире Освальд выдал себя за польского немца и стал работать переводчиком в местной полиции, а затем и в гестапо. В августе 1942 года Руфайзен смог предупредить местных евреев о скорой ликвидации гетто и помог им спастись. Но не все евреи решили уходить из гетто, часть осталась, и один из оставшихся выдал Освальда фашистам. Освальду удалось убежать из заключения, почти год он скрывался в католическом монастыре. Там Руфайзен крестился, потом ушел к партизанам и воевал в белорусском партизанском отряде.

После войны Освальд вернулся в Польшу и вступил в Орден кармелитов, где получил монашеское имя Даниэль. Причиной, по которой брат Даниэль выбрал Орден кармелитов, была та, что значительная часть деятельности Ордена проходила на Святой Земле в городе Хайфа, и монах-кармелит надеялся, что когда-нибудь он сможет репатриироваться на свою историческую родину, где живет его родной брат с семьей.

В мае 1959 года брат Даниэль репатриировался в Израиль. И, являясь этническим евреем, подал просьбу в Министерство внутренних дел о получении израильского гражданства согласно Закону о возвращении. По этому закону в Израиль могут репатриироваться евреи и члены их семей. Однако МВД Израиля отказало монаху-еврею в предоставлении гражданства на том основании, что он уже не еврей, а христианин. Руфайзен оспаривал решение в различных судебных инстанциях, пока через три года его дело не дошло до Верховного суда страны.

В декабре 1962 года в Иерусалиме Верховный Суд государства Израиль начал рассматривать дело 72/62 «Освальд Руфайзен против министра внутренних дел» в составе пяти судей: Зильбер, Ландау, Берензон, Манни и Коэн. Процесс длился два года и вызвал оживленную дискуссию и в суде, и в еврейском мире в целом. Судьи с соотношением голосов 4:1 вынесли постановление, что Даниэль Руфайзен не может признаваться в Израиле евреем.

Следует сказать, что и до настоящего времени в государстве Израиль не существует светского определения того, кого считать евреем. Согласно религиозной галахической традиции евреем считается тот, у кого мать еврейка, или же человек прошел специальные мероприятия перехода в иудаизм, называемые гиюром.

Так что с религиозной точки зрения Даниэль Освальд Руфайзен является евреем. Согласно еврейской религиозной традиции галахе, — еврей-вероотступник все равно остается евреем, только «заблудшим».

— Закон о возвращении по своей сути закон светский, — сказал брат Даниэль Руфайзен в Верховном Суде, – однако почему-то в нём есть отношение к религии. Ведь если Израиль – страна демократическая, со свободой вероисповедания, то почему еврей не может исповедовать любую религию? Более того, если мы подойдём к вопросу с религиозной стороны, в соответствии с иудаизмом, оказывается, что любой еврей – иудей и не может быть никем иным. А если он себе надумал, что он атеист или, скажем, христианин, так это он временно ошибается, даже термин такой есть — «заблуждающийся еврей». То есть, с точки зрения иудаизма нет такого понятия, как выкрест, а с точки зрения светского закона – есть.

Судья Зильберг возражал брату Даниэлю.

— Я полностью осознаю наличие различных мнений по поводу иудаизма, от экстремально ортодоксальных до еретических, — заявил судья Зильберг. — Но для живущих в Израиле людей (за малым исключением) общим является то, что мы не отрезаем себя от нашего исторического прошлого и не отрицаем наследие своих предков.

Судьи Верховного Суда отклонили прошение брата Даниэля. Четверо против одного постановили, что закон имел в виду «объективные критерии». То есть евреем считается тот, кого считает евреем еврейский народ, а в народе выкрестов не считают принадлежащими к еврейской общине. Вспомнили судьи и еврейского философа начала двадцатого века Семена Дубнова, заявившего, что если «кто отрекся от своей нации, то он заслуживает того, чтобы нация от него отреклась».

В Суде вспоминали и голландского философа Баруха Спинозу, одного из главных представителей философии Нового времени. Спиноза не был выкрестом, но он высказывал свои взгляды, не всегда совпадавшие с догматами иудаизма. За что и был отлучен от еврейской общины.

Четверо из пяти судей Верховного Суда в деле 72/62 «Освальд Руфайзен против министра внутренних дел» приняли позицию «объективных критериев», окончательно связав понятие национальности «еврей» и религии «иудей».

Оставшийся в одиночестве судья Хаим Коэн заявил, что еврей – это вопрос самоопределения, и критерий этот субъективный. То есть тот, кто ощущает себя евреем, им и является, независимо от вероисповедания.

— Если я правильно понял своего почтенного друга, судью Зильберга, то он придерживается мнения, что непрерывность истории Израиля от жутких дней прошлого до нашего времени препятствует нам признать когда-либо кого-либо евреем, если он перешёл в католическую церковь, хотя она больше не является нашим заклятым врагом, — заявил на процессе судья Коэн. — С пониманием такого вида исторической непрерывности я согласиться не могу. В сущности исторического прогресса заложено, что время и понятия, образ мысли и культурные ценности меняются и этим постоянным изменениям следуют образ жизни и закон.

Мнение судьи Коэна не нашло поддержки у судей Верховного Суда, да и у еврейского общества в целом.

Вместе с тем, в тексте приговора судьи отмечали:

«Как евреи мы испытываем к истцу Освальду Руфайзену глубокую благодарность. Под именем «отец Даниэль» перед барьером суда стоит некто, кто в мрачнейшие времена Катастрофы еврейства много раз рисковал своей жизнью, отважными акциями спасая наших братьев от нацистских извергов».

После суда брат Даниэль с горечью сказал:

— Когда я прибыл сюда, то, как крещёный еврей, не был признан этническим евреем. У меня не было иного выхода, как обратиться в Верховный суд. Мои аргументы носили как гражданский, так и религиозный характер. Я считал, что по гражданскому праву два понятия, «религия» и «народ» разделены, и что человека, совершившего грех религиозный, нельзя наказывать по гражданскому праву и считать его отпавшим от своего народа. Религиозные аргументы применялись по религиозному праву, так называемой галахе, по которой еврей остаётся евреем, даже если он согрешил. То, что я требовал, было революцией. Но в Высшем суде революций не делают. Но я все же убеждён, что когда-нибудь вопрос решится на путях нормальной эволюции.

После неудачи в суде Даниэль Руфайзен подал в МВД заявление на получение гражданства на общих условиях в качестве не еврея, постоянно проживающего в стране, это так называемая натурализация. После прохождения процесса натурализации в 1963 году брату Даниэлю было предоставлено израильское гражданство.

До своей кончины в июле 1998 года он был монахом монастыря кармелитов в Хайфе и настоятелем общины евреев-христиан при храме Святого Иосифа. Пожилые жители Хайфы до сих пор вспоминают монаха-кармелита, который разъезжал по городу на своем мопеде с развевающейся на ветру сутаной.

Зарабатывал на жизнь брат Даниэль достаточно необычным образом: он стал экскурсоводом и проводил паломнические экскурсии по Святой Земле, возил группы в Египет на гору Синай. Полученные от экскурсий деньги Даниэль вкладывал в строительство общинного центра и дома престарелых в городе Нагария для людей, спасавших евреев в годы Второй мировой войны.

В 1985 году Даниэль Руфайзен встречался в Риме с Папой Иоанном Павлом Вторым, с которым монах-кармелит познакомился еще в послевоенной Польше. Брат Даниэль призвал Папу установить дипломатические отношения с Израилем, что впоследствии и было сделано.

А судебное постановление Верховного суда по делу 72/62 продолжает действовать. В 1970 году израильский парламент Кнесет принял поправку к Закону о возвращении, где говорится, что евреем является тот, кто рожден от матери-еврейки и не перешел в другое вероисповедание. Также евреем считается человек, принявший иудаизм. Согласно поправке к Закону о возвращении 1970 года, нееврейские супруги, дети и внуки евреев получают гражданский статус, они пользуются правами и льготами наряду с новыми репатриантами.

В 1989 году судья Верховного Суда Израиля Аарон Барак не признал принадлежность мессианских евреев к еврейскому народу.

— Если евреи верят в Иисуса особым образом и собираются вместе для его почитания, они для нас, еврейских атеистов, всё равно, что христиане, – заявил судья Барак.

Следует отметить, что согласно религиозной доктрине мессианских евреев, они являются именно иудеями, верующими, что Христос является тем самым Мессией, которого многие столетия ждут евреи.

Незадолго до своей кончины Даниэль Руфайзен в документальном фильме «Брат Даниэль. Последний еврей» заявил:

— Теперь я думаю: они были правы. Сегодня я не собираюсь извиняться. Но я признаю, что это было моей ошибкой. Я не должен был так несвоевременно противопоставлять себя народу Израиля, и не только Израиля. Мы по-прежнему не совсем нормальные люди. Мы все еще в пути. Поэтому я сожалею, что я так поступил…

История батюшки Игнатия и пастушки Маруси

Добавить комментарий