И поднялась темная вода…

0

…Сцена оживает. Героиня выходит из тюрьмы, где провела 25 лет. Ее встречает муж. Уставший, поникший. С чахлым букетиком. Дома он не изменил ни одной детали: все вещи на своих местах

Инна ШЕЙХАТОВИЧ

Фото Иссайи Файнберга

 

 

"Иди – и там,  на краю отчаяния, ты  обретешь надежду"…

Овидий

 

Это, наверное, самый трудный, самый горький мой спектакль за последнее время. И один из самых обжигающих из всех, что довелось посмотреть на израильских сценах вообще. Театральная медитация, сюита при свете истории, созданная Йехезкелем Лазаровым по им же написанной пьесе, называется «Новости часа» («Коль шаа агула»).

Спектакль представлен  на сцене «Гешера». Это  одновременно и манифестация, и исследование. И  крик-прошение о здравом смысле. И – довольно явный знак отчаяния. Спектакль  остро отозвался где-то внутри, на  самой главной душевной — сердечной волне, встревожил. Мне становится трудно дышать, когда я о нем думаю. А он заставляет думать, так это осуществлено…

…Сцена оживает. Героиня выходит из тюрьмы, где провела 25 лет. Ее встречает муж. Уставший, поникший. С чахлым букетиком. Дома он не изменил ни одной детали: все вещи на своих местах. Все так, как она оставила когда-то. Мы узнаем, что он не навещал ее в тюрьме. И недосказанность, темная тайна интригует,  повисает над залом. А потом  все возвращается к началу.  Он и она познакомились в хорошем морском курортном месте. Ламбада грохотала, море манило. Молодежь развлекалась. Они начали встречаться, просто попадаться друг другу на глаза. Вместе занимались дайвингом. Однажды перед погружением он сделал предложение. Во время погружения  — о, это прекрасно сделано сценически, очень эффектно! – они уже были на романтической волне…

Он (Мики Леон) вполне оптимистичен.  Мужественный, лаконичный, он в ладу с социумом, с работой (то ли ШАБАК,  то ли что-то в этом роде),  не верит в плохое, которое уже стоит призраком на горизонте.  Не задумывается, что впереди катаклизмы и трагедии. И в механизме бытия что-то разлажено, сдвинуто.

Она (в этой роли комическая актриса, звезда телевидения Орна Банай) по характеру, по сути никакая не оптимистка. Самое интересное для нее в жизни, самое главное – новостные программы по радио. И как профессия, и как смысл существования.  Она умеет анализировать, ей не свойственен слепой патриотизм. Такой патриотизм, собственно, обычно следствие или глупости, или  слабой информированности. А Батья (так зовут главную героиню) наделена  депрессивным характером, трезвостью ума и склонностью все  анализировать.

Она говорит мужу, что может наступить время, когда в нашей стране убьют главу правительства, или люди положат ребенка в чемодан и отправят этот чемодан в плавание по реке. И  сделают это за ненужностью ребенка… И тучи будут сгущаться, и жизнь, общество  все более будут терять разум. Муж смеется над ее словами, он уверен, что все будет прекрасно, что гармония близка, люди становятся все лучше, прогресс не остановим — и впереди только хорошее и светлое.  Ведь он единственный из своего полка выжил, чудом, а теперь все будет хорошо. Как же иначе?  Есть еще в их жизни его измена, ее рука, сжимающая пистолет.

Сюжет то буксует, то продвигается  скачком. Идет вспять. Зритель долго не понимает, к чему нам рассказывают эту историю. Точнее, теряется в акцентах и сюжетных ходах. Все перебивается пляской мажорных молодых особей. Или поездками на такси. Сцены из прошлого, мелькание дат на огромном панно, снова намеки — и снова танцы, самозабвенные, будто под наркотическим воздействием.  Личная трагедия, боль нанесенная обманом,  страх, разочарованность,  предчувствия переплетаются – и Батья делает отчаянный и самоубийственный шаг: она похищает из кабинета мужа  секретные материалы – и рассказывает  о каких-то государственных тайнах по радио…

Спектакль завершает символическая сцена: похороны героя, этого солдата-ветерана, ответившего сердцем, жизнью за поступок жены. Одиночество героини, надрывной и бесприютной Батьи, повисает в пространстве сцены, как красный свет светофора над шоссе…

Йехезкель Лазаров проявил гражданское мужество. Бесстрашие. И снова заявил о своем  ярком даровании. «Новости часа» — острый, актуальный документ. И, безусловно, сильное театральное высказывание. Тот самый еж, о необходимости запустить которого под череп человека говорилось в мире искусства всегда.

…Свет мигает, заливает потаенные углы сцены, жизни, сознания – и все же он проигрывает тьме. Искусственный холодный  неон странно дрожит,  что-то напоминает тюремную камеру. Даже в очень динамичных и наполненных ритмичной музыкой сценах. «Композитор света», командир  этого действующего лица в спектакле — Ави Йона Буэно (Бамби) – словно подчеркивает глубинную, очень потаенную мысль. Она неоднозначна, ее кратко не сформулировать. Можно только пытаться: мы живем в неудобной, кощунственно бесчеловечной  реальности. Как лечить ее, нас, всех – неизвестно… Да может уже и поздно…

Алин Лазаров придумала простые и очень точные по интонации, по стилю  костюмы.

Навязчивая музыкальная лейттема припечатывает, раздражает, ей в такт  невольно покачиваешься. Так работает феномен попсы. Так клише вторгаются, зомбируют. Спектакль врезается в память острой иглой. Болезнь равнодушия, приспособленчества, вирус оголтелого, непотребного, я бы даже сказала, шапкозакидательства¸ поверхностные суждения и пустота душ, мнений, тот патриотизм, который на деле мыльный пузырь…

Темы подняты трудные. На что-то режиссер Лазаров намекает, что-то просит  пристальнее рассмотреть.  После спектакля зал непривычно тих. Будто каждый погружен в себя. Овации сдержанные – и в данном случае это хороший показатель. Значит, думают. Работают умы… Для Орны  Банай это первая работа в «Гешере».  Она участвует в происходящем без энтузиазма. Очень монотонно, однообразно.  Невыразительно. Мики Леон умеет провести драматургическую линию естественно, органично. Наташа Манор здесь в маленькой роли – но она очаровательна, лирична, наделена актерским задором, темпераментом, женственной пластичностью,  в каждой сцене решает новые задачи.

Думаю, вы все увидите и оцените, и согласитесь, что ценность этой  работы «Гешера» очевидна. Вы скажете: зачем идти на такой спектакль? Кому надо впадать в депрессию еще и с помощью  театра¸ когда вокруг сейчас столько других поводов…А я отвечу: непременно идти! И обретать надежду, По Овидию. По Лазарову.

Скромное обаяние пандемии

Добавить комментарий