Почтовый ящик 1142

0

Шокирующая история еврейских охранников концлагеря для нацистов в США и антиизраильский посыл создателей фильма об этом

 

Фильмы о Холокосте слишком обширны по своему охвату, чтобы их можно было включить в военную драму, представляют собой целый жанр, собирающий потенциально бесконечное количество трагедий, больших и малых, пишет в «The Guardian» Чарльз Бромеско. На русском языке эту историю пересказывает "Лехаим".

История самого массового злодеяния ХХ века сопровождается тысячами ссылок, изображающими невоспетую храбрость и невыразимое зло, которые теперь постепенно расширяются средствами массовой информации. Израильские режиссеры-документалисты Даниэль Сиван и Мор Луши выделили одну такую необычную историю для своего последнего совместного проекта — снятого для «Netflix» короткометражного фильма «Конфиденциальный лагерь», обратив внимание на очень секретную военную операцию, данные о которой были рассекречены лишь недавно.

«Во-первых, когда продюсеры Бенджи и Джоно Бергманн подошли к нам с этим и рассказали историю, мы не поверили этому, — заявил Сиван «Guardian». — Это было так необычно».

История спрятанного в округе Фэрфакс на севере Вирджинии спецобъекта звучит как сюжет книги в мягкой обложке: солдаты-евреи, многие из которых были беженцами из Европы, присматривали за пленными нацистами в сюрреалистической домашней обстановке. На объекте, известном как «Почтовый ящик 1142», находились такие известные личности, как шпион Рейнхард Гелен и ученый-ракетчик Вернер фон Браун, которые подвергались допросам, с целью помочь союзникам одержать победу в «холодной войне». Но перед теми, кто отвечал за базу, также была поставлена задача поддерживать качество жизни заключенных, что приводило к странным сценам, таким как прогулка в универмаге с бывшими чинами Третьего рейха, чтобы купить нижнее белье для их жен.

Читайте в тему:

Обманутый Цицерон

Снесенный бульдозером и похороненный в секрете до тех пор, пока Служба национальных парков не обнаружила руины в начале 2000-х, лагерь теперь служит предостережением для современных евреев и памятником тем, кто был до них.

«У нас были часы записей этих интервью, и я очень хорошо помню, что мы были шокированы, — говорит Луши. — У меня был озноб. Там складывались невероятные отношения между еврейскими беженцами и нацистами. Об этом никто не знал, и люди, проводившие интервью, никогда никому об этом не рассказывали. Они даже не сказали своим женам или детям — они унесли этот секрет в могилу».

Сиван и Луши смогли пообщаться с Арно Майером и Питером Вессом, двумя ветеранами этой странной операции, которые, как считалось, были последними выжившими, способными внести ясность в ситуацию. С откровенностью и некоторой опаской двое мужчин вспоминают поразительный ежедневный контраст, о сплетении ежедневных противоречий между удовлетворением от животного страха своих пленных гостей и унизительным удовлетворением их потребностей.

В одном из многих флешбэков, созданных как анимация, чтобы передать сказочное качество памяти, мы видим, как солдаты-евреи используют бесчеловечность нацистов против них, заполняя фургон пылью из пылесоса и позволяя садистам думать, что их отравили газом, как поступили бы они, если бы позиции были поменяны местами.

Бывшие военнослужащие утверждают, что проявляли гуманизм и избежали явных пыток, вместо этого завоевав доверие заключенных, играя роль хозяев в их новой стране — Америке.

«Вы можете слышать, как они спрашивают интервьюеров:«Это безопасно? Мы можем поговорить? Это не запретит цензура?» – говорит Сиван. – Всем потребовалось много времени, чтобы понять, что да, это безопасно обсуждать. Когда вы слушаете аудиозаписи, как только они заговорили, вы видите сочетание гордости и стыда одновременно. С одной стороны, они чувствуют, что собрали важную информацию и выполнили свою миссию. Но с другой стороны, они действительно принимали участие в обелении бывших нацистских ученых, чтобы они стали идеальными американскими героями».

Как объясняется в фильме, есть горькая ирония в судьбе Вернера фон Брауна, которого поносили во время войны вплоть до тех пор, пока правительство США не решило, что его научная проницательность может быть использована с пользой. В рамках операции «Скрепка» сотни нацистских ученых были доставлены в Штаты и задействованы до того, как их схватили соперники по космической гонке из Советского Союза. Этот отвратительный гамбит окупился, когда Нил Армстронг и Базз Олдрин ступили на Луну. Но реабилитация фон Брауна как главного архитектора ракетных путешествий — награды, фотосессии рядом с президентом Кеннеди — оставила неприятный привкус во рту у тех, кто вспоминал о его отвратительных деяниях.

«Все мы знаем, что фон Браун знал об Аушвице и что он был частью нацистского режимеа, — говорит Луши. — США, предоставив ему гражданство вместе со всеми другими учеными, показали, что для них важно».

«Они разные, Арно и Питер, — добавляет Сиван. — То, что Питер действительно хотел донести, так это вопрос о том, могут ли дурные средства быть оправданы благим делом. Он верил, что цель была праведной, но средства ее достижения были настолько испорчены, что оно того не стоило. Однако Арно хотел поговорить о «холодной войне».

Во время Второй мировой войны, когда боевые действия еще продолжались, его миссия заключалась в том, чтобы начать борьбу с русскими. Дело в том, что США уже нацелились на нового заклятого врага, и шокирует то, насколько подвижна эта смена врагов. Кто когда-то был вашим другом и союзником, теперь источник всего зла. И эти нацисты, которые были пиком зла, внезапно стали нашими лучшими друзьями.

Создатели фильма рассматривают эту главу прошлого как моральный и этический мысленный эксперимент с большим резонансом в настоящем, взвешивая прагматизм в национальных интересах против греха обеления. Превосходит ли создание эффективной коалиции мандат на привлечение фашистов к ответственности за свои действия?

Ни Сиван, ни Луши пока не могут ответить.

«Я лично считаю, что зло есть зло, и не думаю, что несколько лет могут это изменить, — говорит он. — Люди, принимавшие участие в массовых убийствах, даже если они физически не участвовали в них, они поддерживали их».

«Вы видите этих еврейских беженцев, которые бежали из Европы несколько лет назад, все их семьи были убиты во время Холокоста, и теперь им приходится налаживать отношения с нацистами? – добавляет Луши. — Это абсолютно безумие. В конце концов, есть «красная линия». Нацисты совершили преступления против человечности».

Вывод из этого жестокого урока социальных исследований очевиден: отвратительная тенденция игнорировать проступки ради политической выгоды никуда не делась. Мы по-прежнему повторяем ошибки предыдущих поколений, ставя то, что целесообразно, вместо того, что правильно, оставляя души мирных жителей, попавших под перекрестный огонь, чтобы их забыли, бросили или проигнорировали. Майер и Весс делятся своими воспоминаниями в надежде, что мы сможем разорвать этот круг и удержать наших лидеров на более высоком уровне гуманности.

«Это не история прошлого, — говорит Сиван. — США сегодня сотрудничают с кучей мрачных режимов, в том числе с Израилем. Если вы посмотрите в любую точку мира, в Европу или Азию, все работают с тиранами и другими людьми, у которых руки в крови. Это тоже всегда в «национальных интересах». Это не история об ужасных вещах, которые произошли в далеких 1940-х годах. Мы не усвоили урок».

Вы обратили внимание на упоминание Израиля в числе "мрачных режимов"? Теперь становится понятно, что израильские режиссеры-документалисты Даниэль Сиван и Мор Луши, рассказывая историю, как евреи стали охранниками убийц их соплеменников, одним из важных посылов фильма выбрали не только этичность сотрудничества с нацистами, но и контакты с Израилем. Мы видим в этой ремарке постсионизм и еврейскую самоненависть во всем их гнусном великолепии. Израильские "деятели культуры" вновь показывают себя во всей красе.

Чарльз Бромеско в этой публикации наезжает на Дональда Трампа, при котором "возросла активность нацистов внутри страны и паранойя в отношении России". Понятно, что ему близок и наезд на Израиль, который давно стал костью в горле у "прогрессивного человечества". И как бы израильские миролюбцы ни пытались показать, какие мы уступчивые и всепрощающие, стараниями израильских же культуртрегеров в глазах прогрессистов еврейское государство сохраняет титул "репрессивного сионистского режима".

Дальше вместе с авторами фильма Бромеско переходит к навязшей в зубах теме климатического апокалипсиса, в котором, конечно же, виноваты те самые люди, предшественники которых вознесли Вернера фон Брауна сотоварищи. Левая адженда просматривается невооруженным глазом.

Честно говоря, при таком отклике пропадает желание смотреть эту короткометражку. Но тема интересна, а потому фильм «Конфиденциальный лагерь» стоит посмотреть – в том числе для того, чтобы узнать, опустились ли и в нем авторы до очернения Израиля.

Американский салют фюреру

Добавить комментарий