А судей – кто?!

0

Пройдет не так много времени – и комиссия по выбору судей назовет имена новых членов Верховного суда, от которых во многом будут зависеть и человеческие судьбы, и судьба страны

Петр ЛЮКИМСОН

 

Пока же члены комиссии встречаются с кандидатами в члены Верховного суда, чтобы убедиться не столько в их юридической компетенции (все кандидаты – юристы экстра-класса), сколько поближе познакомиться с их личными взглядами и предпочтениями и понять, за кого стоит голосовать. Хотя при всем богатстве выбора особой альтернативы у них нет.

Как известно, комиссия судей состоит из 9 человек – трех судей Верховного суда, двух представителей Коллегии адвокатов – Яакова Шарбита и Нати Симхони, министра юстиции Гидеона Саара, главы МВД Айелет Шакед и депутатов Симхи Ротмана ("Ционут а-датит") и Эфрат Рейтан ("Авода"). Так как депутат Рейтан известна своими крайне левыми взглядами, да и адвокаты Шарбит и Симхони до сих пор не были замечены в особых симпатиях к представителям национального лагеря, то леволиберальное крыло комиссии явно перевешивает правое.

Если учесть, что по закону, проведенному все тем же Гидеоном Сааром в 2008 году, кандидатура нового члена Верховного суда утверждается лишь в случае, если за него проголосуют не менее 7 членов комиссии, то становится понятно, что у судей Верховного суда есть возможность заблокировать любого неугодного им кандидата. Но одновременно такая возможность есть и у Ротмана, Саара и Шакед – если, конечно, те будут действовать единым фронтом. А это значит, что воленс-ноленс, но левому крылу придется договариваться с правым.

В ближайшие дни комиссии предстоит выбрать четырех новых судей – вместо ушедшего в отставку зам. председателя Верховного суда Ханана Мельцера, подавшего досрочное прошение об отставке Мени Мазуза и уходящих по выслуге лет Джорджа Кары и Нила Генделя. Последний, кстати, до своего избрания на этот пост считался представителем консервативного течения в юриспруденции, но, оказавшись в судейском кресле, стал большим разочарованием для израильских правых. И, прежде всего, для Айелет Шакед, которая, будучи министром юстиции, приложила немало усилий для его избрания.

С одним из четырех свободных мест в Верховном суде все изначально ясно – его должен занять представитель арабского сектора. Разумеется, закона, обязывающего, чтобы хотя бы один из восседающих на юридическом олимпе судей был по национальности арабом, нет. Но вот традиция или, если угодно, неписаная норма есть. И она, само собой, будет соблюдена. Таким образом, основная борьба в комиссии развернется за три кресла.

Верховный суд уже назвал своего кандидата – это отставной судья, а затем глава Управления судов Израиля Игаль Марзель. Известие об этом повергло израильских правых в весьма мрачное состояние духа: Марзель — один из любимых учеников экс-председателя Верховного суда Аарона Барака и страстный сторонник судебного активизма. Его решения в ту пору, когда он был судьей Иерусалимского окружного суда, не раз вызывали возмущение у ультраортодоксов и еврейских поселенцев и – одновременно — ликование у жителей ПА или Восточного Иерусалима.

На посту главы Управления судов Израиля Игаль Марзель прославился тем, что ратовал за блокирование в социальных сетях любой критики в адрес судей и даже за преследование авторов таких постов.

Но главную проблему Марзеля сторонники правого лагеря видят в том, что он относительно молод и просидит в судейском кресле двадцать один год, а под конец еще и станет председателем Верховного суда. И разгул судебного активизма при Марзеле гарантирован.

Пусть не нейтрализовать, но хотя бы смикшировать явное большинство представителей леволиберальных взглядов в Верховном суде правые могут только одним путем – провести на два оставшихся места судей-консерваторов. Таких кандидатов всего четверо, и понятно, что именно двух из них и попытается "протолкнуть" тройка Шакед-Саар-Ротман.

Первый из них – профессор Давид Хан, бывший генеральный апотропус (опекун) страны, глава Службы судебных исполнителей и преподаватель в ряде израильских и зарубежных университетов. В прошлом профессор Хан не раз раздражал академическую и юридическую элиту страны высказываниями о том, что с точки зрения международного права Израиль никак нельзя считать оккупантом, а заодно и резкой критикой судебного активизма. В 2017 году Айелет Шакед уже пробовала ввести профессора Хана в состав Верховного суда, но потерпела неудачу.

Второй кандидат правого крыла комиссии – судья Тамар Базак-Раппопорт, дочь отставного судьи Яакова Базака и сестра двух известных среди сторонников религиозного сионизма раввинов. Тамар Базак-Раппорот – плоть от плоти своей семьи, и, думается, с ее взглядами все понятно.

Далее следует судья Рам Виноград, чье имя действует на израильских левых, как красная тряпка на быка.

Выпускник ешивы Хар-Цион, именно он на процессе против организации ЛАХАВА издал судебное постановление о том, что борьба с ассимиляцией не является формой расизма.

Это он отверг иск правозащитников, требовавших сноса поселения Рош-Цурим, и объявил его законным.

Это судья Рам Виноград отменил постановление мирового суда, запретившего Иегуде Эциону приближаться к Храмовой горе.

И таких "скандальных" решений за Виноградом числится немало. Думается, Шакед и Саар намерены использовать его как разменную монету на переговорах с судьями Верховного суда: дескать, не проголосуете за Хана и Базак-Раппорот, мы упремся и будем настаивать на кандидатуре Винограда.

Наконец, замыкает этот квартет отставной судья военного суда, один из составителей первоначального ("радикального") варианта Закона о национальном характере государства и автор книги "Земельное право в Иудее и Самарии" доктор Хагай Винницкий.

Он не считается фаворитом в борьбе за пост верховного судьи, но кто знает – может быть, именно поэтому именно он его и получит…

"Новости недели"

Икона в "синагоге" БАГАЦа

Добавить комментарий