Дядюшка Сэм на персидском базаре

0

Иран получил практически все, чего хотел. И получит еще больше

Александр МАЙСТРОВОЙ

 

3 марта 2015 года, выступая в конгрессе, бывший глава правительства Биньямин Нетаниягу посоветовал Западу не принимать чересчур серьезно угрозы аятолл.

"Если Иран пригрозит выйти из переговоров, помните, что это блеф: так часто ведут себя на персидском базаре. Иран обязательно вернется, потому что нуждается в соглашении куда больше вас, — объяснял Нетаниягу. — И если вы продолжите давить на Иран и на тех, кто ведет с ним дела, они станут еще сговорчивее".

Ровно месяц спустя в швейцарской Лозанне был подписан так называемый Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), вошедший в историю как "ядерная сделка": в ее рамках Иран получил практически все, чего хотел. А хотел он одного — режима экономического благоприятствования и возможности продолжать, пусть скрытно и более медленно, ядерную программу. Сохраняя при этом полную свободу действий в регионе.

Бывший израильский лидер хорошо понимает ментальность Востока: чересчур демонстративная готовность достичь любой ценой соглашения воспринимается не как гибкость, а как слабость и неуверенность в себе. Продолжительный, на грани конфликта, диалог с неизбежными эмоциональными переливами — от лести и славословия до выражения обиды, гнева и возмущения — часть восточной игры, способ набить цену себе и своему товару. Продавец и покупатель могут торговаться часами, и со стороны кажется, что они вот-вот вцепятся друг другу в горло, столь накалена атмосфера. Но когда все заканчивается, каждый считает себя победителем, уходит с гордо поднятой головой и рассказывает всем, как хитро переиграл соперника.

Это процесс намного более сложный и многогранный, нежели европейская дипломатия прошлых веков. Сюда вовлекаются все оттенки человеческих отношений: желание возвысится над соперником, публично посрамить его, выставить перед миром в качестве легковерного бестолкового увальня, утвердить собственное превосходство, изобретательность, силу и стойкость. Иными словами, "Восток — дело тонкое, Петруха".

Если на базаре продавец потребует за свой товар десять шекелей, и покупатель выложит их без возражений, да еще по доброте душевной будет готов приплатить, на него посмотрят как на полного идиота и вдобавок подложат гнилой продукт. Поэтому у голландца или шведа нет шансов переиграть араба или перса на восточном базаре, это не его стихия. Запад не в состоянии одержать победу над Ираном там, где тот обладает уникальным многовековым опытом, интуицией и виртуозным даром, — в торге. Но, располагая колоссальным экономическим, политическим и военным превосходством, Запад может загнать персов в угол и заставить их пойти навстречу.

Это хорошо понимал Дональд Трамп — человек, обладавший не столько глубоким стратегическим видением, сколько здоровыми первичными инстинктами. Не будучи знатоком истории и культурных особенностей, он понимал, или даже скорее чувствовал на уровне солнечного сплетения, что Иран пойдет на уступки, только когда уже не сможет вывернуться из американских клещей.

Нынешнее руководство Белого дома, как в свое время, администрация Барака Обамы, лишено сего базисного понимания. В лучшем случае, там полагают, что с иранцами можно вести дела точно так же, как с Канадой или Францией. В худшем, как это было с Обамой, — верят, что поскольку Иран страдал от угнетения со стороны Запада, надо продемонстрировать ему свое искреннее дружелюбие и поддержку. И тогда муллы сами распахнут объятия Америке. Поэтому Обама и нынешние правители Белого дома не поддерживали массовые протесты в самом Иране, как это было во время "Зеленой революции" в 2009 году и совсем недавно, летом этого года. Поэтому закрывали глаза за зверства режима, вопреки собственной риторике о правах человека. Поэтому заявляли о готовности к уступкам еще до начала переговоров.

В апреле сего года глава пресс-службы госдепартамента Нед Прайс сказал, что США готовы смягчить санкции против Ирана. Вероятно, госдеп рассчитывал получить в ответ симметричные уступки. Ответом иранцев стало избрание на пост президента "палача" Ибрагима Раиси и публичное поношение Америки.

При Обаме и после победы демократов Иран третирует США как вассальную сатрапию. В январе 2016 года мир стал свидетелем шокирующего унижения Америки: задержав два военных катера, иранцы отобрали у морпехов оружие и поставили их на колени. США проглотили пилюлю, и впечатление, что она им даже понравилась.

В июле 2021-го Раиси заявил, что ни при каких условиях не станет встречаться с Байденом. Ответом из Вашингтона был призыв… "вернуться за стол переговоров, чтобы попытаться завершить нашу работу".

Иран требует полной отмены всех санкций — еще до начала сколько-нибудь серьезных переговоров. Накануне начавшегося на этой неделе раунда глава иранского Агентства по атомной энергии Мохаммад Эслами заявил, что предметом обсуждений станет не ядерная программа, а отмена санкций. Министр иностранных дел Ирана Саид Хатибзаде заявил, что его страна вообще не заинтересована в двустороннем диалоге с США по ядерной тематике. В Тегеране говорят на языке ультиматумов. В США отвечают сбивчивой риторикой о важности мира и стабильности в регионе. Им плюют в глаза, а они говорят, что это — роса.

Глава иранской делегации Али Багери Кани еще до прибытия в Вену заявил, что США должны принять реальность и снять санкции. Его требование было услышано: американская делегация, состоящая из профессиональных дипломатов, уже на второй день переговоров согласилась начать переговоры с вопроса об отмене санкций. В Иране объявили это стратегическим успехом, и в известном смысле они правы. США похожи на покупателя, предлагающего персидскому торгашу еще до начала торга сумму, превышающую запрашиваемую тем цену.

Эти переговоры в их нынешнем виде обречены. Нельзя прийти на базар, демонстрируя желание выложить сколь угодно за вожделенный товар. Цена окажется неподъемной, а товар — бракованным. Именно это сказал нынешний глава правительства Израиля Нафтали Беннет: "Цель Ирана — добиться снятия санкций, почти ничего не отдавая взамен. Иран не только сохранит свою ядерную программу, но и получит за это вознаграждение".

Почти наверняка результатом нового соглашения станет усилившийся Иран, который совсем недавно балансировал на грани экономического коллапса, — и очередное американское фиаско, еще больше после афганского провала подрывающее доверие к США.

Что касается Израиля, то нам предстоит привыкать к новой реальности: дядюшка Сэм, наш патрон и покровитель, не только уходит из региона, но и фактически развязывает руки тегеранским палачам. И не стоит тешить себя иллюзиями о "дружбе и стратегическом сотрудничестве". Отныне, еще более чем прежде, мы можем полагаться только на самих себя.

"Новости недели"

Пред аятоллами всегда Израиль виноват…

Добавить комментарий