"Eвpeи просто требуют, чтобы им разрешили защищать себя"

0

Свидетельские показания д-ра Эдера комиссии Томаса Хейкрафта, расследовавшей погромы в Яффо в мае 1921 года

Из цикла "О чем писала берлинская газета Judische Rundschau 100 лет назад"

 

В отчете британской комиссии Хейкрафта беспорядки в Палестине объясняются волнением, охватившим арабов в связи с претензиями евреев на власть. В качестве иллюстрации в отчете воспроизводится ряд заявлений еврейской прессы, из которых будто бы следует, что сионисты требуют больше того, что прописано в Декларации Бальфура и что соответствует политике Министерства по делам колоний Британии. Комиссии показались особенно убедительными свидетельские показания д-ра Эдера, который является не частным лицом, а официальным представителем сионизма, будучи заместителем председателя Сионистской комиссии. В той части отчета, в которой комиссия критикует заявления д-ра Эдера, непредвзятый читатель наверняка усомнится в полной объективности критики. Приведенные в отчете заявления даже на первый взгляд выглядят неразвернутыми и, следовательно, искаженными. Это предположение подтвердилось, поскольку Сионистский бюллетень опубликовал стенограмму беседы комиссии с д-ром Эдером.

К сожалению, именно такие документы, как отчет Хейкрафта, препятствуют взаимопониманию, поскольку в их свете опасения арабов представляются оправданными. Вот почему Комиссия, которая, возможно, хотела быть объективной, сделала плохую работу. Она не только не способствовала улучшению ситуации, но, возможно, даже ухудшила ее. В бюллетене Сионистской организации говорится: «В антисионистской пропаганде широко использовались некоторые упоминания об отчете комиссии Хейкрафта о беспорядках в Палестине в мае 1921 г., составленном в том числе и на основании свидетельских показаний д-ра Эдера. Изложение его заявления на 57-й странице отчета столь краткое, что должно вызвать недопонимание. Его заявление не может быть оценено по справедливости, если не обратиться к полному тексту. Поэтому мы воспроизводим существенные части расспросов д-ра Эдера, используя стенографический протокол».

В отчете Хейкрафта в уста д-ра Эдера вложили следующие слова:

«В Палестине может быть только один национальный очаг».

На самом деле, выступая перед комиссией, Эдер сказал по этому поводу следующее:

«Декларация Бальфура гарантирует еврейскому народу национальный очаг в Палестине. Интерпретация, которую мы дали, заключается в том, что евреи должны обладать правом свободного приезда в Палестину, чтобы строить там свою собственную цивилизацию и культуру. А когда укоренившиеся на этой земле, исходя из своего жизненного и политического опыта созреют для того, чтобы образовать правительство на парламентской основе, Его Величество позволит им осуществить это. Мы считаем, что Палестина в конечном итоге станет одним из независимых доминионов, населенных арабами и евреями, в котором оба народа будут играть свою роль, с той лишь разницей, что это правительство будет находиться под определенным контролем Лиги Наций».

После краткого обсуждения других вопросов разговор пошел следующим образом.

Г-н Люк:

«Есть определенная сионистская литература, которую читают арабы. Вы дали нам очень разумное определение Декларации Бальфура, но оно отличается от того, которое всегда дают ответственные сионистские газеты».

Д-р Эдер:

«Эта страна должна быть построена евреями и арабами. Евреи прибывают сюда не для того, чтобы господствовать. Я лично считаю, что в более позднем будущем в ближневосточном регионе могут появиться независимые Соединенные Штаты Ближнего Востока, Сирия, Месопотамия, Хиджаз, Палестина, Трансиордания. Палестина была бы преимущественно еврейской».

На более позднем этапе расспросов состоялся следующий разговор.

Председательствующий:

«Национальный очаг предполагает доминирование?»

Д-р Эдер:

«Да».

Председательствующий:

«И когда вы сможете его достигнуть?»

Д-р Эдер:

«Именно сейчас мы этого не можем добиться. Похоже, что мы должны быть основной заинтересованной стороной в этом вопросе».

Элиас Эфенди:

«Вот почему вы считаете арабов в Палестине чужаками, не имеющими права на национальный дом».

Д-р Эдер:

«Я не говорю, что вы чужаки. Ваши гражданские и религиозные права в этой стране должны неукоснительно соблюдаться. Но мы не считаем, что в Палестине есть место для арабского национального очага. Он находится в Сирии, Трансиордании, Месопотамии и Хиджазе».

Элиас Эфенди:

«Очень странно воспринимать человеку, сидящему в своем доме, слова незваного гостя, который говорит хозяину, что для него тут нет места и что он должен освободить помещение».

Д-р Эдер:

«Мы вовсе не имеем в виду, что вам нужно уезжать».

После краткого обмена мнениями по другим вопросам Элиас Эфенди спросил:

«Когда вы ранее сказали, что в Палестине нет места для арабского национального очага, разве вы не имели в виду, что там вообще нет места для арабов?»

Д-р Эдер:

«Нет места одновременно для еврейского и арабского национального очага. Мы просто можем объединить оба народа на одной земле».

Обсуждая отношения между арабами и евреями, д-р Эдер сказал:

«Когда в 1918 г. Сионистская комиссия прибыла в Палестину, д-р А. Вейцман выступил с речью перед известными арабскими персонами и пояснил им, что хочет работать вместе с ними над обустройством Палестины и что в Декларации Бальфура безоговорочно прописаны гражданские и религиозные права арабов. Иную политику евреи не могут себе представить. Евреи, которые так долго подвергались преследованиям в других странах, не могут когда-либо сами стать преследователями. Для британского правительства это совершенно очевидно, да оно никогда и не допустило бы практику гонений. Мы старались внедрять политику совместного мирного сосуществования в повседневность и воспользовались охотной помощью евреев, родившихся в Палестине, для достижения взаимопонимания между нами и арабами. В июне 1919 г. д-р Вейцман посетил в Маане эмира Фейсала, были установлены хорошие взаимоотношения. Мы считаем, что все обещания союзных держав, данные арабам, добросовестно исполнялись. В Месопотамии есть арабский король, в Трансиордании – эмир Абдулла, а Хиджаз – свободная страна, которой правит король Хусейн. Мы требуем, чтобы арабы признали наши притязания в Палестине, поскольку они соответствуют Декларации Бальфура и подкреплены выработанным еще в Сан-Ремо Севрским договором. В Палестине, плотность населения которой на квадратную милю намного меньше по сравнению с Сирией, есть место для значительно большего количества жителей…»

Когда д-ра Эдера спросили, согласен ли он с содержащимся в письме газете Times требованием Жаботинского разрешить владение оружием в Палестине только евреям, он ответил:

«Евреи никогда не совершали нападений ни в этой стране, ни, насколько мне известно, в какой-либо другой стране. Я, конечно, говорю о новейшей истории. Я считаю, что вы должны понимать разницу между оружием, используемым для нападения, и оружием, используемым для защиты».

Г-н Люк:

«Предложение Жаботинского пошло дальше, чем ношение оружия для защиты».

Д-р Эдер:

«Я согласен с его точкой зрения. Стране нужен гарнизон. Мы требуем, чтобы нам разрешили участвовать в обеспечении им страны. От одного до пяти батальонов следует сформировать только из евреев. Мы отправили такое предложение правительству Британии, пояснив, что по сравнению с содержанием солдат британской армии в Палестине такой гарнизон обойдется намного дешевле. Мы считаем своим долгом принять участие в защите страны по нескольким причинам – отчасти из-за положений Мандата, отчасти из-за необходимости обустройства национального очага».

Г-н Стаббс:

«Предлагается ли, что эти силы будут собраны только для службы в Палестине?»

Д-р Эдер:

«Да, за исключением особых ситуаций».

Г-н Люк:

«Как вы думаете, будут ли улучшены отношения между двумя сторонами, если арабы будут исключены из этого процесса?»

Д-р Эдер:

«Да».

Элиас Эфенди:

«Пока что арабов подавляют силой оружия!»

Д-р Эдер:

«1. Арабский феллах не хочет быть солдатом и носить оружие. 2. На практике выяснилось бы, что этот еврейский отряд не нацелен подавлять кого-либо и проявлял бы абсолютную толерантность».

Обсудив расстановку еврейских и арабских сил в административных органах Палестины, д-р Эдер продолжил:

«Лидеры арабского народа в этой стране приучили его не уважать ничего, кроме насилия. Пока на стороне евреев будет только справедливость, но не оружие, то их будут воспринимать подходящими объектами для убийств и грабежей».

Ареф-паша:

«Где была еврейская беспристрастность во время последних событий?»

Д-р Эдер:

«Если бы существовала вооруженная еврейская власть, тогда арабы уважали бы евреев, и это помогло бы улучшить отношения между нами».

Председательствующий:

«Вы же не думаете, что арабы согласятся, что именно таким образом можно что-то улучшить».

Д-р Эдер:

«Нападению подверглись евреи, а не арабы. Евреи просто требуют, чтобы им разрешили защищать себя. Неоспоримый факт, что арабская полиция принимала активное участие в нападениях».

Г-н Люк:

«Не думаете ли вы, что лучший результат может быть достигнут только при организации совместных подразделений?»

Д-р Эдер:

«Такой план был, и его озвучивали. Я его поддерживал. Но план отклонили, и мы остались без ничего. Арабы проявили несговорчивость».

 "Еврейская панорама" \ Judische Rundschau, Берлин

Нелегальный "Тарбут" и легальная "Габима"

Добавить комментарий