Кто моргнет первым?

0

Вопрос о том, где следует поставить запятую во фразе "Уйти нельзя остаться", становится сейчас для действующего премьера и членов его фракции основным

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Петр ЛЮКИМСОН

 

Помните, была у нас в детстве такая игра — "гляделки": двое пристально смотрели в глаза друг другу, и тот, кто моргнул первым или отвел взгляд, проиграл? Нечто похожее происходит сегодня в правительстве и коалиции: всячески демонстрируя желание сохранить обе эти субстанции, два наших премьер-министра – сменный и альтернативный – пытаются вытолкнуть друг друга или кого-то из оппонентов за их пределы.

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Объясняется это довольно просто: коалиционные соглашения построены так, что если правительство покидает партия "Ямина" или кто-то из ее ближайших союзников, то премьером переходного правительства становится Яир Лапид. А вот если такой демарш будет предпринят партиями РААМ, "Авода" или МЕРЕЦ, то Нафтали Беннет остается на своем посту вплоть до формирования новой коалиции. Таким образом, вопрос о том, где следует поставить запятую во фразе "Уйти нельзя остаться", становится сейчас для действующего премьера и членов его фракции основным.

На данном этапе Нафтали Беннет, похоже, убежден в том, что уходить по собственной инициативе ему ни в коем случае нельзя, хотя его отношения с Яиром Лапидом и левым крылом коалиции становятся день ото дня все более напряженными.

Первый ход по выталкиванию "Ямины" из коалиции Яир Лапид сделал еще на прошлой неделе, когда заявил, что не видит ничего страшного в том, что коалиция продолжит свое существование при поддержке "Объединенного арабского списка" (ОАС). Несомненно, лидер "Еш атид" и министр иностранных дел сказал чистую правду, которую прекрасно понимают и в "Ямина": без ОАС коалиция сегодня будет проигрывать одно парламентское сражение за другим. Но одно дело — опираться на арабские партии, и совсем другое – говорить об этом вслух, отпугивая от "Ямина" тех избирателей, которые у нее еще остались. И глава МВД Айелет Шакед поспешила заявить, что подобные мысли Лапида для нее совершенно неприемлемы, и было бы лучше, если бы он этого не говорил. К ее мнению присоединились еще два члена фракции "Ямина" — Матан Кахана и Нир Орбах, к ним подтянулся Йоаз Гендель из "Тиква хадаша", который считается одним из самых верных рыцарей коалиции, и это уж совсем плохой знак.

Масла в огонь подлил Авигдор Либерман, который после разрешения на публикацию имени героически погибшего в Газе командира спецназа Махмуда Хир ад-Дина заявил, что пришло время изменить Закон о национальном характере государства, поскольку он задевает чувства представителей нацменьшинств, включая и друзов, верой и правдой служащих Израилю. "Есть явное противоречие между этим законом и почестями, которые мы воздаем Махмуду Хир ад-Дину", — добавил Либерман.

Когда журналисты напомнили лидеру НДИ о том, что он лично и депутаты от его партии голосовали за этот закон, тот ответил: мол, он с самого начала понимал его проблематичность, но подчинился коалиционной дисциплине, поскольку таковы правила игры. Сейчас коалиция изменилась, большинство ее представителей явно разделяют его мнение о проблематичности упомянутого закона, а значит, можно и нужно его скорректировать.

Как выяснилось, аналогичной позиции придерживаются в партиях "Кахоль-лаван" и МЕРЕЦ, причем последняя настаивает на том, что Закон о национальном характере государства является излишним и дискриминационным и должен быть отменен. ОАС заявил, что целиком и полностью поддерживает данную инициативу и поможет продвинуть ее при голосовании в Кнессете.

В ответ в игру снова вступила Айелет Шакед, заявившая, что никакие изменения и, тем более, отмена данного закона для нее неприемлемы. Согласно коалиционным соглашениям, напомнила министр внутренних дел, любые изменения в основные законы государства могут быть внесены только в случае согласия всех без исключения членов коалиции, а этого явно не наблюдается. Даже если этот вопрос будет вынесен на голосование, добавила она, "Ямина" воспользуется правом вето. Словом, лучше бы коалиции сосредоточиться сейчас исключительно на социальных и экономических законопроектах.

Сходную позицию занял и лидер "Тиква а-хадаша" министр юстиции Гидеон Саар. По его мнению, Закон о национальном государстве крайне важен, но в дополнение к нему он предлагает принять закон о гражданском (именно гражданском, а не о национальном!) равноправии.

Страсти продолжают бушевать, к ним добавилось обсуждение в комиссии по иностранным делам и безопасности закона о призыве харедим в армию и другие законодательные инициативы. К примеру, глава экономической комиссии Михаэль Битон ("Кахоль-лаван") заявил, что если до 23 мая не будет отменена реформа в сфере общественного транспорта, он перестанет голосовать на стороне коалиции. Битон возражает против отмены скидок для жителей периферии и повышения стоимости проезда для жителей ультраортодоксальных районов.

Тем не менее, как видим, Нафтали Беннет и его соратники моргать пока не спешат. Вместо этого они решили сосредоточиться на внутрипартийной чистке, которая помогла бы сохранить соотношение сил между оппозицией и коалицией. Первой жертвой такой чистки стал вошедший в Кнессет благодаря "норвежскому закону" депутат Йомтов Хай Кальфон, заподозренный Беннетом в намерении перебежать в оппозицию. Подозрения, надо сказать, отнюдь не безосновательные: в День Независимости Кальфон, вопреки указаниям премьера и лидера своей фракции и на фоне напряженности в сфере безопасности, поднялся на Храмовую гору. После чего он не принял участие в ряде парламентских голосований и не отвечал на звонки лидеров коалиции. Нафтали Беннет придумал вполне легитимный и довольно элегантный ход вывода Кальфона из числа депутатов: министр по делам религии Матан Кахана подал в отставку с этого поста и, таким образом, вернулся в Кнессет, и Кальфон из него автоматически выбыл.

Очень скоро выяснилось, что премьер сам себя перемудрил, еще более расшатав свою позицию в правительстве. Кахану следовало срочно возвращать на пост министра по делам религии, для этого надо было обеспечить большинство в 61 голос, вот только покинувшая месяц назад пост председателя коалиции Идит Сильман на заседании фракции "Ямина" наотрез отказалась отвечать на вопрос, будет ли она голосовать "за". Не дождавшись ясного ответа, Нафтали Беннет попросту выдворил бунтарку с заседания.

Сейчас в "Ямина" вплотную занимаются Сильман, собираясь вслед за Амихаем Шикли отчислить ее из фракции и, таким образом, лишить права баллотироваться на следующих выборах от любой из действующих в Кнессете партий. Пока Идит выведена из организационной комиссии, где ее место заняла другой депутат от "Ямина" — Ширли Пинто. Пинто также назначена в комиссию по здравоохранению, и это явный сигнал Сильман, что она может потерять место председателя данной комиссии. Впрочем, проблемы возвращения Каханы на пост министра это не решило, и от безвыходности Нафтали Беннет решил назначить его замминистра с полномочиями министра, а в правительство в качестве главы министерства по делам поселенческого движения ввести Нира Орбаха.

Словом, вибрации внутри коалиции усиливаются, и она может разлететься в любой момент, причем, самым неожиданным образом. Это стало еще более ясно, когда фракция МЕРЕЦ заявила, что ее не устраивает заседать в правительстве, которое одобряет строительство поселений. И когда созванное по требованию оппозиции специальное заседание Кнессета завершилось голосованием в пользу правительства с пограничным счетом 60:59, и то только потому, что та же Идит Сильман решила не голосовать. Однако Нафтали Беннет, уверявший на том заседании, что и в экономике, и в области безопасности, и на международной арене у нас все так замечательно, как никогда прежде, решил держаться до конца. Во всяком случае, он намерен в июне провести проект бюджета на 2023 год и еще целый ряд законопроектов – в том числе, и при поддержке членов оппозиции. Для того чтобы задобрить последних, правительство одобрило к подаче в Кнессет сразу шесть выдвинутых оппозицией законопроектов, тем самым обеспечив им свою поддержку.

В ответ в коалиции надеются, что оппозиционеры поддержат законопроект Бени Ганца, согласно которому государство полностью возьмет на себя расходы на образование молодежи, отслужившей в боевых частях. Речь идет, безусловно, о куда более достойном законопроекте, чем проведенный Ганцем Закон о повышении армейских пенсий. Но понятно, что ни РААМ, ни ОАС за него голосовать не собираются, а правому крылу оппозиции совсем не хочется продлевать жизнь нынешнего правительства, да еще и повышать его пошатнувшуюся популярность. Но сам законопроект, как и перепалка Ганца с Беннетом по поводу того, что премьер публично не отмечает его заслуги, ясно свидетельствуют: члены коалиции прекрасно понимают, к чему идет дело.

Вот только кто моргнет первым?..

"Новости недели"

ОТ РЕДАКЦИИ

Эта статья была написана до того, как депутат от МЕРЕЦа Джида Ринауи-Зуаби, явно обиженная на отказ назначить ее послом в Китае, под предлогом "угнетения арабского народа" покинула коалицию. Уговоры вернуться не подействовали. Но после встречи с лидером РААМ Мансуром Аббасом депутат сказала приближенным, что не станет голосовать за роспуск Кнессета, так как не хочет содействовать возвращению Нетаниягу.

Тем не менее, Яир Лапид нынче нервничает: у него появился шанс так и не занять премьерское кресло.

Игорь ЛИТВАК | Лапидарно и со вкусом

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Добавить комментарий