Амазонка авангарда

0

Соня Делоне, она же Сарра Ильинична (Эльевна) Штерн

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Бина СМЕХОВА, Алекс РЕЗНИКОВ

Из цикла "Иерусалимские профили"

 

…То была странная свадьба, каких еще не совсем оправившийся от викторианских нравов Лондон, наверное, не знал. В морозный день декабря 1908 года состоялась церемония заключения брака между двумя иностранцами – гражданином Германии, владельцем нескольких художественных галерей Вильгельмом Уде и подданной Российской империи художницей Соней Терк. Как были уверены все присутствующие за свадебным столом, женихом и невестой руководил трезвый расчет. Соня хотела выйти из-под родительской опеки и навсегда остаться в Европе. Вильгельм путем бракосочетания намеревался отвести подозрения в нетрадиционной сексуальной ориентации (хотя за свадебным столом находился его постоянный партнер).

"Неравный брак" продлился полтора года и фактически помог каждому из участников достичь поставленных целей. Соня стала жить в Париже и связала свою судьбу с по-настоящему любимым человеком – художником Робером Делоне, а Вильгельм занял видное положение в высшем обществе и, к слову сказать, в качестве мецената постоянно покупал для своих галерей произведения бывшей жены и ее нового мужа, тем самым способствуя росту их популярности.

Соня Делоне — урожденная Сарра Ильинична Штерн (1883-1979) родилась в городе Градижск Полтавской губернии (по другим данным – в Одессе). Родители девочки умерли, когда ей было пять лет, и ее забрал в свою семью дядя – преуспевающий петербургский адвокат Генрих Терк. Его жена Анна после перенесенной операции не могла иметь детей, так что для нее и мужа Соня стала практически родной дочерью.

Этот переезд стал одним из ключевых событий в ее жизни. Соня получила хорошее образование, много путешествовала, посещала знаменитые музеи. Приемные родители — хотя официально она не была удочерена ими в силу разных обстоятельств, — всячески поощряли ее творческие устремления. Любопытно, что первый набор красок подарил девочке приятельствовавший с дядей художник Макс Либерман.

В 1903 году по совету гимназических учителей, рано распознавших талант Сони, она отправляется профессионально учиться живописи в Государственную Академию художеств Карлсруэ (Германия). Среди ее сокурсников был будущий знаменитый композитор Арнольд Шенберг. Два года спустя Соня обнаруживается в парижской академии Ла Палетт на Монпарнасе, где быстро находит общий язык с другими художницами из России – Марией Васильевой, Любовью Поповой, Надеждой Удальцовой, Александрой Экстер. Политикой она не интересовалась, но изредка общалась с русскими революционерами, находя их "забавными".

…С Робером Делоне, пришедшим "на смену" Вильгельму Уде, у Сони была поистине любовь с первого взгляда. Не случайно она взяла его фамилию. По ее словам, он говорил не словами, а красками. Страсть к живописи была всепоглощающей темой их каждодневного общения. Но более успешной в творчестве и заработках была все же Соня, хотя нигде не подчеркивала этого, отдавая авансцену любимому мужу, а сама оставалась в тени. У пары рос сын Шарль, ставший впоследствии известным историком джаза. Тем не менее фактически вместе Соня и Робер разработали принципы нового живописного метода, названного орфизмом – по имени мифологического певца. Это одна из форм абстракции, в основе которой лежат цветовые контрасты и ритмы, придающие изображению ощущение движения.

Надо сказать, что Соня была поистине разносторонним мастером. Она хотела изменить не только современную живопись, но и окружающую ее жизнь. "Голь на выдумки хитра" — она еще не имела "имени", но создавала уникальные переплеты для книг своего друга поэта Блеза Сандрара, "одновременные платья" для подруг, сочетавшие квадраты и треугольники из тафты, фланели, тюля, муара, шелка, оригинальные предметы мебели и домашней утвари и даже эскизы особого вида уличных фонарей.

Даже портреты у Сони получались скорее декоративными, чем живописными. Один из них – "Финская женщина" (1907-1908), подаренный Музею Израиля коллекционером Артуро Шварцем из Милана. Лицо модели "лепится" разноцветными и разнокалиберными пятнами, создающими иллюзию внутреннего движения, которая усиливается за счет фона – несколько статичного растительного орнамента.

…В 1922 году дом супругов Делоне в Париже по улице Малешерб, 19, посетил Владимир Маяковский, гостивший тогда во французской столице. Сопровождавшая его художница Валентина Ходасевич вспоминала о своеобразном "представлении" бесчисленных раритетов, созданных неуемной фантазией Сони: "Из внутренних помещений выходили две девушки и выносили новые и новые, большие и поменьше прямоугольные белые картонки. Внутри все было упаковано в шуршащую папиросную бумагу, из которой мадам Делоне извлекала неправдоподобно красивые мягкие куски живописи. Это были разные ткани, расшитые то шерстью, то безумно блестящими шелками, иногда смесь гладких стежков перемежалась с шероховатыми поверхностями, то появлялась живопись красками на материалах разных фактур. Все переливалось тончайшими оттенками, переходя иногда в растушевку, напоминавшую растушевку небес на японских гравюрах. Каждый кусок, включая в себя бесчисленные оттенки, имел свой индивидуальный общий цвет и замысел или был основан на дерзких контрастах".

После смерти мужа в 1941 году Соня продолжала популяризовать его творчество, организовала выставки, поощряла искусствоведческие исследования. С утроенной энергией она трудилась над собственными произведениями в самых разных видах и жанрах, стараясь подтвердить оценку, данную ей Робером: "Работы Сони принадлежат будущему, потому что они соответствуют современной живописи, архитектуре, корпусам машин, красивым и оригинальным формам аэропланов, одним словом дыханию нашей активной эпохи, создавшей стиль, связанный с интенсивной, все убыстряющейся жизнью".

В 1963 году Соня дарит родной для нее стране 117 своих и Робера картин. Спустя год в Лувре состоялась пышная презентация этого дара. Соня становится первой художницей, чья прижизненная персональная выставка открылась в знаменитом музее.

Но в биографии этого замечательного мастера есть страница, о которой мало кто знает. В июне 1967 года во время Шестидневной войны в Париже была организована демонстрация солидарности художников с Израилем. Вслед этим появился так называемый Фонд солидарности, усилиями которого были собраны и отправлены в Тель-авивский музей искусства 55 работ современных французских и израильских художников, живших тогда в Париже. По общему мнению, самой выдающейся из них явилось творение Сони Делоне "Цвет ритма" (1965) размером 29х40 сантиметров, выполненное цветным мелом на бумаге. Различные геометрические фигуры (треугольники, прямоугольники, круги и пр.) вступают между собой в цветовые "взаимоотношения", которые неожиданно "рождают" чисто музыкальную тему – тему красоты жизни во всех ее проявлениях.

…В один прекрасный день к Соне пришел брать интервью молодой журналист Жак Дамас. А вместе с интервью "забрал" сердце 78-летней женщины. Она никогда не скрывала своих чувств к мужчине моложе ее на 45 лет. Банального адюльтера между ними не случилось. Соня искала не столько физической близости, сколько простой человеческой нежности. И Жак, несмотря на все свои нетрадиционные связи, сумел стать источником ее вдохновения до самой смерти. Он ею искренне восхищался, писал книги, организовывал выставки и сделал все от себя зависящее, чтобы Соня Делоне вошла в историю мирового искусства не только как выдающаяся художница, но и счастливая женщина!

"Новости недели"

Еврейская муза парижской богемы

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Добавить комментарий