Когда Израиль вскрикнул

0

Убийство Юрия Волкова, совершенное в ответ на безобидное замечание на перекрестке людных улиц Холона, потрясло Израиль. Потрясло именно тем, как спокойно, равнодушно, словно между делом убийца пустил в ход нож и ушел. Впрочем, расследование не закончилось. Не исключено, что речь идет о матером уголовнике, возможно, даже профессиональном киллере, которому было чего опасаться

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Петр ЛЮКИМСОН

 

Думается, большинство читателей уже знакомы с обстоятельствами этой трагедии, поэтому напомним только самые важные.

Сотрудник реанимационного отделения больницы "Ихилов" 52-летний Юрий Волков с женой Леной отправились смотреть предложенную им на съем квартиру. Когда они переходили по пешеходному переходу на зеленый свет, мимо них пронесся на мотоцикле 23-летний Ади Мизрахи и едва не сбил их.

Нарушение правил было столь наглым, что Лена решила запечатлеть мотоциклиста на камеру своего мобильника, чтобы потом, возможно, обратиться в полицию. Помимо прочего, парень на мотоцикле показался ей странным (возможно, он находился под воздействием наркотиков). Заметив, что женщина ведет съемку, мотоциклист подъехал к Волковым и потребовал стереть запись. Потребовал в такой агрессивной форме, что Лена согласилась. Мизрахи протянул руку за мобильником – якобы, чтобы удостовериться, что запись стерта, но тут уже Лена отказалась. Тот стал настаивать, и тогда Юрий подошел к нему вплотную и сказал: "Да все в порядке, проезжай!" И в этот момент Мизрахи нанес ему смертельный удар ножом в сердце. Юрий даже не понял, что произошло. "Что-то мне нехорошо!" — сказал он жене и стал оседать. Все случившееся было заснято камерой машины, остановившейся на перекрестке.

Юрия Волкова доставили в больницу "Вольфсон" в критическом состоянии. Попытки стабилизировать его состояние оказались безуспешными, и вскоре врачи констатировали его смерть.

Вычислить подозреваемого в убийстве, как догадывается читатель, было нетрудно.

Камеры наблюдения зафиксировали номер мотоцикла и украшавшие его яркие наклейки, после чего полиция с помощью камер отследила все его перемещения по Гуш-Дану в течение полутора часов. Беспорядочной ездой убийца надеялся запутать полицию, понимая, что мгновенно будет объявлен в розыск. Он, видимо, не подозревал, что сегодня достаточно ввести в полицейский компьютер фото транспортного средства, и камеры наблюдения будут непрерывно передавать сведения о его месторасположении. Вернувшись домой, Мизрахи с той же целью – спрятать от глаз полиции – завел мотоцикл в квартиру и позвонил приятелям с просьбой забрать его и укрыть в надежном месте.

Уже на предварительном этапе расследования выяснилось, что Ади Мизрахи как раз сейчас судят по обвинению в попытке шантажом и угрозами заставить женщину, у которой он снимал квартиру, переписать недвижимость на его имя. Так как шантаж не удался, наша доблестная прокуратура пошла по своему обычному пути борьбы с преступностью: заключила с обвиняемым сделку, в рамках которой он должен был быть приговорен к условному наказанию.

У полицейских, расследовавших дело об убийстве Юрия Волкова, возникли подозрения в том, что Мизрахи вполне может быть членом ОПГ. В СМИ появились публикации о том, что речь идет об известной яффской банде Абу-Суфьяна, но полиция отказалась подтвердить или опровергнуть эту информацию

Получив ордер на арест подозреваемого, оперативники быстро выяснили, что у него в доме гости (те самые приятели, которых Мизрахи попросил спрятать мотоцикл), и это означало, что при задержании могут возникнуть осложнения. Потому блюстители порядка дождались, пока друзья подозреваемого покинули квартиру, и арестовали их в момент, когда те подошли к своим мотоциклам. Только после этого они поднялись в квартиру предполагаемого убийцы и задержали его и еще одного находившегося там мужчину. Во время ареста подруга подозреваемого натравила на оперативников собаку бойцовской породы. Собаку им пришлось пристрелить, а раненую случайной пулей в ногу беременную женщину арестовать по подозрению в попытке помешать полицейским во время исполнения служебных обязанностей.

Любопытно, что поначалу полиция собиралась инкриминировать Мизрахи… убийство по недомыслию, максимальное наказание за которое составляет 12 лет заключения, и лишь под давлением общественности изменила обвинение на умышленное убийство.

На допросах Ади Мизрахи воспользовался правом на молчание, однако затем признался в том, что нанес Волкову удар ножом, расплакался и заявил, что не хотел никого убивать и просит передать слова извинения и раскаяния семье жертвы. Но позже по совету адвоката он перестал сотрудничать со следствием и наотрез отказался принять участие в следственном эксперименте. Авдокат же поначалу заявляла, что у полиции нет никаких доказательств виновности ее подзащитного, поскольку убийца был в каске и в кадрах камер наблюдения не видно его лица, а его мотоциклом мог воспользоваться кто угодно. Однако после того как были получены записи переговоров Мизрахи с приятелями, которые дали показания не в его пользу, и, разумеется, после его признания в совершении преступления защитница была вынуждена изменить тактику. Сейчас она настаивает на том, что убийство стало следствием спонтанного импульсивного действия в состоянии аффекта, поэтому не может считаться предумышленным. К тому же адвокат обвинила полицию и СМИ в том, что они создали ее клиенту… негативный имидж, — словно у убийцы может быть позитивный имидж!

Все это говорит о том, что судебный процесс по данному делу предстоит непростой, и исход его во многом будет зависеть от позиции, которую займут судьи. Если они решат, что убийство было непредумышленным, и приговорят Мизрахи лишь к 20 или даже менее годам тюрьмы, это станет тяжелым ударом для вдовы и детей Юрия Волкова и вряд ли будет способствовать предупреждению подобных преступлений в будущем.

Дочь Юрия, Дарья, которая находит в эти тяжелые дни силы общаться с прессой от имени семьи, говорит, что не верит ни одному слову убийцы отца. Принесенные Мизрахи извинения, по ее мнению, — такое же лицемерие, как и внезапно появившаяся в зале суда кипа на его голове, и явно произнесены по подсказке адвоката, чтобы произвести впечатление на судей.

Юрия Волкова похоронили на кладбище Холона. Вдова обратилась с просьбой помочь ей собрать деньги на захоронение именно на этом кладбище, поскольку посещать могилу на кладбище "Яркон", где обычно хоронят жителей Холона, она не смогла бы ввиду отсутствия машины. Деньги были собраны, и мэры Бат-Яма и Холона убедили "Хеврат-кадиша" продать Елене участок для погребения с 50-процентной скидкой. В похоронах приняли участие мэр Бат-Яма Цвика Брот и будущий министр внутренней безопасности Итамар Бен-Гвир. Как отмечают присутствовавшие на церемонии, оба политика выступили с теплыми неформальными речами. Итамар Бен-Гвир пообещал после вступления в должность начать бескомпромиссную борьбу с преступностью на националистической и уголовной почве.

* * *

В полиции отмечают, что в последнее время резко увеличилось число инцидентов, связанных с немотивированным насилием на дорогах, и убийство Юрия Волкова — лишь одно его трагическое проявление. Напомним, что начале ноября полиция задержала рецидивиста Арика Гринфельда, который в ответ на замечание о нарушении ПДД ударил мужчину мотоциклетными шлемом по голове, нанеся крайне тяжелую черепно-мозговую травму, в результате чего тот до сих пор находится в реанимации и страдает амнезией. И подобных случаев – многие десятки.

Так, в начале прошлой недели был арестован 20-летний житель Ришон ле-Циона, угрожавший ножом 50-летней женщине. Между ней и молодыми человеком возник спор о том, кто из них нарушил ПДД, в ходе которого подозреваемый выскочил на дорогу, достал нож и попытался ударить женщину через окно ее автомобиля.

В минувший понедельник 20-летнему жителю Бат-Яма были предъявлены обвинения в угрозах, умышленном нападении и незаконном хранении ножа. Это произошло после того, как была распространена запись, сделанная две недели назад на шоссе 431, которая запечатлела, как он прокалывает шины другого автомобиля после ссоры на дороге. Парень размахивал ножом и угрожал водителю, жителю Ришон ле-Циона.

В связи с остротой проблемы насилия на дорогах председатель Верховного суда Эстер Хают призвала выносить как можно более суровые приговоры за подобные преступления. Пока израильские мировые суды в данном вопросе явно либеральничают: анализ приговоров, вынесенных в течение последнего года, показал, что максимальное наказание за нападение в ходе дорожного конфликта с применением холодного оружия составило… 10 месяцев тюрьмы. В других же случаях, также повлекших за собой тяжелые травмы и нанесение материального ущерба, но без применения оружия, виновных приговаривали либо к общественным работам, либо к условному сроку в пару-тройку месяцев.

"Новости недели"

Между друзами и Юрием Волковым

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Добавить комментарий