Людмирская дева

0

Эта иерусалимская праведница в ямперке стала прототипом главной героини пьесы "Дибук"

Бина СМЕХОВА, Алекс РЕЗНИКОВ

 

В XIX веке многие евреи, жившие в городе Людмире (в еврейских источниках его называют также Подмер или Ладмир, ныне Владимир-Волынский – районный центр в Волынской области, Украина) примкнули к хасидскому движению.

Одной из самых колоритных фигур среди них была цадекет, то есть женщина-праведница Ханна-Рахель Вербермахер (1805-1892), известная в народе как Людмирская дева.

Ханна-Рахель была единственной дочерью Монеша Вербермахера, человека зажиточного и знающего толк в святых книгах. С раннего возраста девочка отличалась редкостной красотой и столь же редкой образованностью.

Она почти не расставалась с Торой, молилась наравне со взрослыми три раза в день, свободно разговаривала и писала на иврите. Уже тогда окружающие прочили ей славу цадекет — праведницы.

Когда Ханна-Рахель стала девушкой на выданье, сваты не давали ей проходу. Однако из сонма богатых и знатных юношей, которых ей предлагали в мужья, она никого не выбрала, предпочтя сверстника-соседа, которого знала с детства.

Поскольку свидания жениха и невесты до официального заключения брака в синагоге были запрещены, Ханна-Рахель очень тосковала по своему суженому.

У Большой синагоги в Людмире. 1917 г. Фото: Wikipedia

К тому времени мать девушки умерла, и та часто ходила на ее могилу. Как-то она задержалась на кладбище дольше обычного и неожиданно впала в забытье. А, очнувшись уже в ночной темноте, закричала от ужаса. Кладбищенский сторож отвел Ханну-Рахель домой, и в течение нескольких недель она не вставала с постели. Потом позвала отца и сказала, что, побывав на небе, получила новую душу.

После окончательного выздоровления Ханна-Рахель стал вести себя, как верующий мужчина: облекалась в таллит и тфилин и дни напролет проводила в молитве. Тогда же она приняла решение отказаться от замужества, поскольку это было несовместимо с новым образом жизни.

Между тем отец умер и оставил ей значительное состояние. На эти деньги Ханна-Рахель построила новый бейт-мидраш (дом учения), где находилась безвыходно. Постепенно о ней распространилась молва как о Людмирской деве, которая умеет толковать сны, исцелять больных, примирять врагов и даже заговаривать финансовые неурядицы. Не только простой народ, но также ученые мужи и раввины ходили к ней на поклон, как к святой. Правда, к себе она и близко никого не допускала. Сидела в особой комнате при открытых дверях, и люди в бейт-мидраше, затаив дыхание, выслушивали ее речи.

За несколько лет вокруг Людмирской девы образовалась группа преданных ей хасидов. Они постоянно молились в бейт-мидраше, а по субботам внимали ее проповедям, которые доносились все из той же особой комнаты при открытых дверях.

Любопытно, что каждого посетителя, как правило, ей незнакомого, она называла по его настоящему имени. Нашлись и такие, кто утверждал, что в Ханну-Рахель вселилась нечистая сила. Дабы привести душу молодой женщины в прежнее состояние, знаменитый цадик Мотл Чернобыльский убедил-таки ее выйти замуж. Ханна-Рахель нехотя дала согласие на фиктивный брак, но муж даже дыхнуть боялся на святую праведницу и быстро сбежал от нее. Точно так же произошло и со вторым мужем: дело закончилось разводом.

После всего этого Ханна-Рахель стала утрачивать божественный ореол в глазах окружающих. От нее больше не ждали чудес, хотя и признавали, как и раньше, праведницей. Удрученная происходящим, она решила больше не испытывать судьбу и в 1859 году отправилась в Святую землю, где, как надеялась, ее положение изменится к лучшему. Приближенным она сказала, что утратила свою власть над людьми и теперь будет путешествовать как простая еврейка. Перед самым отъездом Ханна-Рахель передала свой бейт-мидраш общине на том условии, что его будут и впредь использовать по назначению.

В Иерусалиме Ханна-Рахель поселилась в мусульманском квартале Старого города, на улице Хеврон. Взаимоотношения евреев и арабов в те времена были довольно терпимыми, поскольку они вместе боролись против турецкого владычества в Земле обетованной и противостояли ассимиляторским попыткам христиан. Жила Ханна-Рахель на подворье Нисана Бака, сына Исраэля Бака, который после переезда в Иерусалим возглавил волынскую хасидскую общину численностью тысяча человек.

Некий хасид по имени Йоси Акиба, человек весьма преклонного возраста, в 1925 году рассказывал интересующимся личностью Людмирской девы, что та была небольшого росточка и очень красивая. На голове носила ямперке – традиционный иерусалимский капот. Ходила всегда в белом, подобно другим старицам Иерусалима.

В то время местные евреи судачили, что под улицей Хеврон якобы есть секретный туннель, ведущий к пещере Махпела. Ханна-Рахель пожелала отыскать вход в этот туннель, чтобы в пещере помолиться за благополучие евреев. Удалось ли ей это? История умалчивает.

Известно, что Ханна-Рахель никогда не брала деньги у своей общины, стараясь обходиться теми средствами, что оставались у нее после смерти отца. Евреи из Людмира и окрестных сел присылали ей скромные пожертвования, дабы она имела возможность помолиться за них у Стены плача и в других святых местах Иерусалима.

Хотя люди и говорили, что в Эрец-Исраэль Ханна-Рахель вышла замуж, однако супруга ее никто не видел и даже имени не знал. На самом деле жила она в полном одиночестве и общалась лишь с новообретенными последователями. И если в первое десятилетие своего пребывания в Иарусалиме цадекет обитала в Старом городе, то потом, возможно, переселилась за его стены – в район Меа Шеарим, также густо населенный хасидами. Не исключено, что здесь у нее был собственный двор (то есть своеобразное общежитие приверженцев), не уступавший по численности дворам некоторых хасидских цадиков-мужчин.

Чаще всего Ханна-Рахель и ее приверженцы молились в синагоге Хурва (в 1948 году она была разрушена Арабским легионом). Там же она раздавала амулеты, талисманы и снадобья от разных болезней. По субботам и праздникам собирала вокруг себя женщин и вместе с ними читала Агаду. Ханну-Рахель можно было постоянно видеть и у Стены плача, где она проводила долгие часы в окружении жен хасидов. Также неоднократно она бывала у гробницы Рахели, где, как свидетельствует очевидцы, "покрывала поцелуями стены". А в дни празднования Симхат-Тора сотни паломниц из Хеврона, Твери и Цфата специально приезжали в Иерусалим, чтобы получить ее благословение.

Мужчины и женщины молятся у Стены Плача, середина XIX века

Когда Ханна-Рахель умерла, ее похоронили на Масличной горе. К скромной могиле многие годы не иссякал людской поток, пока во время Войны за Независимость вандалы не сравняли старинное кладбище с землей и места многих захоронений оказались потерянными для потомков.

…Летом 1915 года еврейский писатель и фольклорист С.Ан-ский в ходе этнографической экспедиции по еврейским местечкам Подолии и Волыни посетил Людмир. Там он узнал историю Людмирской девы и под ее впечатлением написал пьесу "Дибук" (в иудаизме злой дух умершего, обычно плохого человека). Эта пьеса получила огромную популярность в постановке театра "Габима" (режиссер Евгений Вахтангов) сначала в России, а потом и в Эрец-Исраэль, куда театр переехал в 1927 году, главную роль в спектакле играла выдающаяся трагическая актриса Хана Ровина. Часто бывая в Иерусалиме, она и не подозревала, что ступает по тем же древним камням, по которым здесь много лет назад ходил прототип главной героини – единственная известная в еврейской истории цадекет. Людмирская дева…

"Силуэт" (приложение к израильской газете "Новости недели")

Еврейская княгиня Ольга

Еврейская Золушка

Добавить комментарий