Решили не решать

0

В то самое время, когда БАГАЦ обсуждал, может ли правительство формировать народный избранник, над которым висит тяжкое обвинительное заключение, у здания Верховного суда собрались демонстранты с плакатами: "Решает народ, а не судьи!" и "Не дадим убить демократию!"

Петр ЛЮКИМСОН

 

Иск в БАГАЦ с требованием дать ответ на столь непростой вопрос был подан 67 "интеллектуалами" (так они себя отрекомендовали). Непростой — потому, что в стране нет закона, который давал бы на него ясный и однозначный ответ. Если исходить из принципа "что не запрещено, то разрешено", то у любого народного избранника теоретически есть право формировать правительство. Но такой ответ истцов явно не устраивал, и хотя в иске не было сказано, какого именно слугу народа его авторы имеют в виду, всем все было понятно. За исключением того, имеют ли право судьи, назначенные специальной комиссией, решать вопрос о том, кто из тех, за кого голосовал народ, может формировать правительство, а кто нет.

Председатель Верховного суда Эстер Хают мгновенно поняла, в каком щекотливом положении оказались она и ее коллеги, и для начала затребовала мнение юридического советника правительства Авихая Мандельблита. Но он тоже сразу все понял и вернул мяч на поле Верховного суда в ипостаси БАГАЦа: мол, как тот решит, так все и будет. Неудивительно, что происходившее после этого в зале Верховного суда напоминало итальянскую комедию, в которой все герои пытаются переложить ответственность друг на друга и при этом каждый изображает из себя саму невинность и стремление к справедливости, что, мягко говоря, не совсем соответствует действительности.

Адвокат Дафна Гольц-Лахнер, представляя позицию истцов, заявила, что ее клиенты крайне обеспокоены сложившейся в стране ситуацией, при которой политическая система оказалась в полном тупике и тумане. В такой ситуации, продолжила адвокат, крайне необходима ясность в вопросе о том, может ли политик, над которым висят "самые тяжкие обвинения, какие могут только быть предъявлены общественному деятелю", вести коалиционные переговоры, а затем и возглавить правительство. Она напомнила, что еще никогда в истории Израиля лидеру партии не грозил суд по столь страшным обвинениям. "Говорят, что все решает выбор народа, – завершила свою речь Гольц-Лахнер. – Мои клиенты тоже убеждены, что решать должен народ. Но народ должен также выбирать тех, кто действительно желает ему блага!"

При всей экспрессивности речи Гольц-Лахнер оставила немало вопросов. Во-первых, слова о том, что ни над одним лидером партии не висели обвинения в столь тяжких преступлениях, как те, что инкриминируются Биньямину Нетаниягу, были, мягко говоря, неправдой. Преступления, которые вменялись в свое время лидеру партии "Кадима" Эхуду Ольмерту и лидеру партии "Авода" Биньямину Бен-Элиэзеру, были куда более серьезными. Но правда и то, что, к моменту передачи их дел в суд, оба были уже вне политики.

Но куда смешнее, разумеется, прозвучали слова о том, что "народ должен выбирать тех, кто действительно желает ему блага!", чуть позже усиленные заявлением президента Реувена Ривлина, согласно которому "главным, безусловно, является желание народа, но народ должен желать правильно". Хорошо бы еще знать, кто именно должен решать, какое желание народа является "правильным" и по какому критерию определять, кто из политиков желает народу блага, а кто нет. И из чего был сделан вывод, что Нетаниягу такого блага не желает, – тем более что, судя по результатам выборов, около 50% еврейского населения страны придерживаются другого мнения?..

В сложившейся ситуации судья Эстер Хают задалась вполне резонным вопросом: "А куда, собственно говоря, мы торопимся? Вопрос, поставленный истцами, является пока чисто теоретическим". Эту линию тут же подхватил зам. председателя Верховного суда Ханан Мельцер, задавшийся другим "резонным вопросом": "С какой стати БАГАЦ вообще должен решать теоретические вопросы? Пусть этим занимаются профессора юрфаков…"

Среди прочего суд заслушал позицию юридического советника "Ликуда", адвоката Ави Галеви, который заявил, что речь идет об иске, который однозначно должен быть отклонен, поскольку подобные "теоретические вопросы" преследуют только одну цель: сделать БАГАЦ игроком на политическом поле, что совершено недопустимо. "Впрочем, – добавил Галеви, – весь иск строится на прецедентах по делам Дери и Пинхаси, что также делает его нелегетимным, поскольку принятые по тем делам решения уже нерелевантны".

"А с чего, коллега, вы взяли, что они уже нерелевантны?" – поинтересовалась судья Хают.

"Да с того, что за это время был изменен основной закон "О правительстве"! – ответил адвокат Галеви.

Как и ожидалось, заседание закончилось объявлением, что решение по иску будет принято позже. Большинство экспертов считают, что Эстер Хают тянет время, чтобы понять, обратится ли Биньямин Нетаниягу к спикеру Кнессета Юлию Эдельштейну с просьбой о предоставлении ему юридического иммунитета. И если обратится, проголосует ли Кнессет за иммунитет. И в среду обращение было сделано.

1 января на специальном брифинге глава правительства объявил, что он намерен обратиться к спикеру Кнессета Юлию Эдельштейну с просьбой о предоставлении ему иммунитета от судебного преследования.

Биньямин Нетаниягу подчеркнул, что многие ошибаются думая, будто бы закон об иммунитете позволяет политику избежать суда.

"Иммунитет предоставляет народным избранникам временную защиту. Он действует до окончания работы Кнессета текущего созыва. Если Кнессет закончит работу через три месяца, как это произошло сейчас, то иммунитет заканчивается", — сказал он.

Биньямин Нетаниягу повторил, что он не продвигал и не собирается продвигать в будущем закон, который бы предоставлял ему пожизненный иммунитет, позволяющий избежать суда. Нетаниягу подчеркнул, что он намерен предстать перед судом и ответить на все вопросы, "чтобы народ Израиля узнал правду".

Он также опроверг обвинения в том, что выдвигает свою кандидатуру на пост главы правительства с единственной целью — избежать суда.

"А если бы не было всех этих расследований, я бы не выставлял свою кандидатуру? Это ведь смешно", — сказал он.

Бени Ганц на пресс-конференции, которая началась в комплексе "Кфар-Маккабия" сразу после окончания трансляции выступления Нетаниягу, заявил:

"Нетаниягу не интересует будущее Израиля, он беспокоится только за себя. Сегодня стало понятно, за что мы боремся. Нетаниягу знает, что он виноват. Это тяжелый день для государства Израиль и для меня лично. Я 38 лет воевал за эту страну. Я занялся политикой, чтобы бороться за ее будущее, а сейчас я вижу, что моя страна управляется человеком, который готов бросить нас всех на обочине. Нетаниягу ставит под угрозу главное правило, на котором держится гражданское общество — все граждане равны перед законом".

Лидер партии "Наш дом Израиль" Авигдор Либерман заявил, что его партия будет голосовать против предоставления иммунитета главе правительства Биньямину Нетаниягу:

"Вот и не осталось сомнений: все, что интересует Нетаниягу – это иммунитет. С мыслью об иммунитете он встает утром, с ней он живет, ею он дышит в течение дня, и с ней же ложится спать. Государство Израиль стало заложником частной, персональной проблемы Нетаниягу. Его больше не интересуют левые, правые, светские, религиозные. Его единственная цель – "коалиция иммунитета", такой исход выборов, который сможет решить его личную проблему. НДИ не будет частью "коалиции иммунитета". Все депутаты партии проголосуют против предоставления неприкосновенности Нетаниягу".

Обсуждение просьбы премьер-министра начнется 5 января, когда Юлий Эдельштейн вернется из-за границы. Согласно закону, просьбу Нетаниягу об иммунитете должна рассматривать организационная комиссия Кнессета. Если она утвердит просьбу главы правительства, окончательное решение будет принимать пленарное заседание парламента.


Безусловно, за неделю, прошедшую от одного выпуска нашей газеты до другого, в израильской политике произошло немало и других важных событий. Главным из них стали праймериз в "Ликуде", которые действующий премьер выиграл у Гидеона Саара с разгромным счетом 72:28. Саар еще до окончательного подсчета голосов признал поражение и заявил, что, как и другие депутаты "Ликуда", будет бороться за победу партии и ее законно избранного лидера на выборах. Однако главы "Кахоль-лаван" и НДИ Бени Ганц и Авигдор Либерман поспешили высказать сомнение в том, что праймериз проходили по-настоящему честно и демократично, и выразили сожаление по поводу сделанного ликудниками выбора.

Тем временем сложности появились у левого лагеря: Став Шафир сдержала обещание и вышла из рядов "Демократического лагеря", решив выступить во главе "Зеленой партии". Это означает, что "Демлагерь" может не пройти электоральный барьер.

Сразу две новые партии появились и на правом фланге – "За справедливый суд" во главе с Ларисой Амир и "а-Хазон" ("Видение"), созданное бывшим гендиректором Всемирного конгресса евреев Грузии Ционом Алоном. Обе партии апеллируют к выходцам из бывшего СССР и могут "пощипать" голоса у НДИ, "Ликуда" и, возможно, "Объединения еврейских партий". В последнем, кстати, также разгорается скандал, поскольку лидер "Ихуд а-леуми" Бецалель Смотрич обвиняет главу "Еврейского дома" раввина Рафи Переца и лидера "Оцма иегудит" Итамара Бен-Гвира в том, что они пытаются сформировать предвыборный список келейным, а не демократическим путем. И если этот конфликт завершится расколом, то правый лагерь может потерять даже не десятки, а сотни тысяч голосов.

Ну, а опросы пока показывают все ту же ничью между "Ликудом" и "Кахоль-лаван". И лучше всего в эти дни смотрится великий мультфильм Юрия Норштейна "Ежик в тумане".

"Новости недели"

Битва с Фемидой

Добавить комментарий